Просмотры595Комментарии0

Десантник № 2

Имя командующего Воздушно-десантными войсками, генерала армии Василия Маргелова на слуху у многих, даже тех, кто никак не связан с ВДВ. А вот десантника номер два Ивана Лисова некоторые даже и не знают, хотя это была легендарная личность.

«Лисов — это мой главный подарок судьбы».

Василий Маргелов.

Василий Филиппович Маргелов, дядя Вася, как его называют десантники, является персонифицированным символом ВДВ. Был командующим этих войск с 1954 по 1959 и с 1961 по 1979 годы. Но сегодня мало кто знает, что Маргелов, проводя коренные реформы в воздушно-десантных войсках, опирался на поддержку своих единомышленников. Среди них — генерал-лейтенант Иван Иванович Лисов, заместитель командующего ВДВ по воздушно-десантной подготовке, один из основоположников парашютного спорта в СССР, военный писатель, учёный-историк, автор многих идей, реализованных в ходе реформирования ВДВ.

Судьба свела

Родился Иван Лисов 13 мая (по новому стилю 25 мая) 1912 года в Витебске в семье рабочего обувной фабрики. Юношей пошёл учиться в фабрично-заводское училище «Швейник». Но в 1929 году вспыхнул военный конфликт на Китайско-Восточной железной дороге между СССР и Китаем. Тогда многие советские мужчины стали записываться добровольцами, чтобы сбить спесь с агрессора на Дальнем Востоке. Иван Лисов прибыл в военкомат, однако крепкого юношу отправили в Минск, где действовала Белорусская военная школа. Там он проучился с октября 1929-го по март 1932 года. И именно там судьба впервые свела его с Василием Маргеловым, который учился курсом старше. Они стали дружить. После окончания военной школы в качестве молодого офицера Лисов служил командиром пулемётного взвода, а через два года перешёл в тогда ещё новый род войск Красной армии. В начале 30-х годов только начали появляться первые авиадесантные подразделения при стрелковых частях и соединениях.

Первый прыжок

В Белоруссии подготовка первых советских десантников проходила при аэродроме города Бобруйска. Летом 1934 года лейтенант Иван Лисов совершил свой первый прыжок с парашютом вместо заболевшего десантника. После краткого инструктажа парень вместе с другими забрался в фанерную люльку, прикреплённую к брюху бомбардировщика ТБ-1, потом отделился с закрытыми глазами от самолёта на парашюте. Первый прыжок произошёл, по словам самого Лисова, в «полубессознательном состоянии». А после было ещё несколько сотен прыжков — одни источники говорят о более 500, другие называют менее скромные числа. Последний прыжок Иван Лисов совершил в 62 года.

Чуть не разбился

Забегая вперёд, отметим, что Лисов прожил долгую жизнь, но в 30-е годы при совершении прыжков с ручным пулемётом из тяжёлого бомбардировщика ТБ-3 он чуть не погиб. При десантировании бойцам было необходимо выйти из самолёта на правое крыло, держась за наружные поручни, а затем, проходя вдоль фюзеляжа (корпуса) к моторам, держась за верёвку, взобраться на верхнюю часть фюзеляжа, перебраться на левое крыло и лечь, заняв своё место. «Неслыханно!» — воскликнут многие сейчас, но десантники выполняли такие «трюки» постоянно.

Опасный прыжок с самолёта Иван Иванович описал в книге «Крылатая пехота», выпущенной в 1958 году. «Ещё на предпрыжковой подготовке наш инструктор Волков порекомендовал мне «пробежаться» по крылу до его конца, то есть до консоли, а там прыгнуть, как с вышки в воду. Это лихо, красиво и на глазах у подчинённых! И вот, как только я заметил сигнал «Пошёл», быстро подтянулся и, подскочив, как пружина, побежал по крылу. И почти в одном шаге от консоли крыла поскользнулся, упал, на какой-то миг зацепился стволом пулемёта за край крыла, меня ударило, перевернуло, и я почувствовал, что падаю. Шелестел шёлк  –  меня всего спеленала «мануфактура». Левая рука оказалась закрученной куполом и вывернутой за спину. В первые секунды положение показалось безнадёжным. Ничего не вижу, но чувствую большую скорость падения. <…> Вся свободная часть парашюта, видимо, составила сплошной шлейф, и по свисту в ушах и шелесту шёлка можно было определить, что падение идёт со скоростью 30-40 метров в секунду. <…> Правая рука и запасной парашют свободны, не затянуты снаружи полотном. Удалось нащупать привязанный стропой к «запаснику» кривой садовый нож, зубами открыл его и полоснул по туго натянутому полотну прямо перед собой. В образовавшуюся щель ворвался воздух. Ветром начало расправляться над головой полотнище купола. С трудом вырвал из плена левую руку. Обеими руками ещё больше расширил отверстие, просунул в него голову, увидел свет и стремительно несущуюся на меня землю. Прижав головой край разорванного полотнища, рванул кольцо и с силой выбросил в образовавшуюся дырку купол запасного парашюта. И почти сразу же я получил сильный удар по голове. Сознание постепенно возвращалось. Я сидел на лугу, завёрнутый, как мумия, в погребальное полотно, весь потный. Вначале мне было непонятно, почему я нахожусь в таком положении, откуда взялись люди, ведь я, кажется, только что завтракал. Но медленно всё начало становиться на свое место, и я вспомнил детали «лихого» прыжка».

В годы войны

В сентябре 1941 года Лисова назначили на должность помощника начальника разведотдела ВДВ и отправили в Куйбышев, где открылось первое воздушно-десантное училище. На протяжении почти трёх лет Иван Иванович служил начальником учебного отдела училища. За этот труд 19 июля 1943 года указом Президиума Верховного совета СССР майор Лисов был награждён орденом Красной Звезды (стал кавалером девяти орденов). Он участвовал в боевых действиях на Карельском фронте с июня по август 1944 года в качестве начальника штаба 300-го гвардейского стрелкового полка. Был одним из инициаторов операции при переправе через реку Свирь, тем самым сохранив жизни тысячам наших бойцов. Принимал участие в боевых действиях в Венгрии, Чехословакии, Австрии.

Тандем реформаторов

После войны Лисов продолжал служить в ВДВ. В 1948 году судьба снова свела его с Василием Маргеловым, тогда уже генералом, Героем Советского Союза, которого назначили командиром 76-й гвардейской Черниговской Краснознаменной воздушно-десантной дивизии, а 1954 году он стал командующим ВДВ. Позже Лисов уже в генеральском звании был назначен его заместителем. С этого времени начались реформы в ВДВ. Однако, будучи бесконечно преданным своему делу, Иван Иванович Лисов поднял воздушно-десантную подготовку на новый уровень.

Кстати, осенью 1968 года гвардейцы-десантники впервые надели новую форму –  голубой берет (до этого был малиновый) и голубую тельняшку. Одним из инициатором этого был генерал-лейтенант Лисов.

Кроме того, он был автором многочисленных книг и статей, сценариев фильмов о «крылатой пехоте» — всё это хорошо сказывалось на положительном имидже ВДВ и создавало ореол героизма. В те времена многие парни старались попасть именно в воздушно-десантные войска.

В заслугу Лисову ставят создание Центрального спортивного парашютного клуба ВДВ, Федерации парашютного спорта СССР, Федерации спортивного ориентирования СССР. А в 70-е годы прошлого века большой вклад он сделал в развитие детского туризма и ориентирования.

Последний труд

В декабре 1974 года Иван Иванович оставил пост начальника воздушно-десантной службы и через год возглавил военную кафедру Высшей комсомольской школы (ВКШ) при ЦК ВЛКСМ в Москве. На склоне лет Иван Иванович работал над мемуарами «Секунды, равные жизни», которые вышли в свет в 1997 году. 17 октября того же года его земной путь завершился. Он пережил своего командира Маргелова на семь лет.

«Это честь для меня»

Ещё при жизни Лисова, 25 мая 1997 года, в Ульяновске 104-й гвардейской воздушно-десантной дивизии (ныне — 31-я гвардейская отдельная воздушно-десантная бригада) торжественно передали его книги.

Дружба с Лисовым для меня была большой честью. Я познакомился с Иваном Ивановичем в ВКШ, когда был там слушателем, — рассказал «Молодёжке» его друг Александр Коваленко. — Он был дружелюбным, терпеливым. Никогда не слышал от него грубых слов (не знаю, каким он был в армии, но с нами был приветливым). Лисов мало рассказывал о своём участии в Великой Отечественной, всё — об истории и службе в ВДВ.

Так, Лисов своим слушателям поведал, почему поменяли малиновый берет на голубой.

Он объяснял это просто, мол, мы прыгаем с голубого неба, поэтому была необходимость поменять цвет. Вообще Лисов был фанатиком своего дела. А когда его друзья уходили в вечность, для него это было трагедией, — прокомментировал Александр Коваленко.

Александр Коваленко (в гражданском)

И так сложилось, что последние годы его жизни он помогал Лисовым Ивану Ивановичу и его супруге — Ольге Евстафьевне.

Каждую неделю ездил к ним. Их сын погиб в 90-е годы, дочь с внуком живут в Белоруссии. Он до конца был уверен в своих силах, писал ещё. Помню, пришёл к нему однажды, увидел рукопись «Секунды, равные жизни». Я обзвонил всех старых знакомых, открыли счёт и в итоге издали книгу небольшим тиражом. А показали мы ему первые книги с тиража 9 мая 1997 года, Иван Иванович тогда в госпитале лежал. Лисов уговорил всех выпить по 50 грамм «фронтовых». Кстати, в этом году надеемся выпустить второй тираж, немного исправленный, — поделился наш собеседник.

Александр Коваленко провожал десантника № 2 в последний путь. Он похоронен с почестями на Востряковском кладбище Москвы.

Напоследок Александр Коваленко отметил, что о Лисове сейчас говорят крайне мало, даже в Музее истории Воздушно-десантных войск, открытом в Рязани в 1972 году, нет особой информации о нём, хотя бытует мнение, что инициатором его создания был именно Иван Лисов.

Фото взяты с сайта desantura.ru.

Вера МЕРКУЛОВА.

Источник: Источник
00
Справедливый телефон
Захочет ли губернатор Морозов запачкаться Единой Россией? «Справедливый телефон» №297 от 14.01.2021
Все выпуски Справедливого телефона

Популярное