Просмотры6971Комментарии2

Не долетели 20 км до аэропорта Ленинакана

20 октября ровно 30 лет назад самолёт Ил-76 ульяновского Центра гражданской авиации Совета Экономической Взаимопомощи (ГА СЭВ) разбился при заходе на посадку у армянского города Ленинакан (ныне Гюмри).

 

Бедствие

7 декабря 1988 года в советской Армении произошло страшное по своей разрушительной силе и количеству жертв землетрясение. Сила толчка была 10 баллов по шкале Рихтера. Это крупнейшее в истории Кавказа землетрясение. Мощные подземные толчки за полминуты разрушили почти всю северную часть республики, охватив примерно треть территории с населением около миллиона человек. В руинах оказались города Спитак, Ленинакан, Кировакан, Степанаван, а также множество сёл и посёлков. В первые сутки число жертв достигало около 25 тысяч, более ста тысяч жителей впоследствии стали инвалидами, полмиллиона граждан Армении остались без крова. Были прерваны железнодорожное и автомобильное сообщение, телефонная связь, энергообеспечение страны.

Известно, что подземные толчки ощущались также в Ереване и Тбилиси. Сейсмическая волна обошла Землю и была зарегистрирована научными лабораториями в Европе, Азии, Америке и Австралии.

Помощь

В первые же часы с момента катастрофы все министерства и ведомства СССР бросили силы на ликвидацию последствий стихии.

Генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев, находившийся в тот момент в США, прервал свой визит, отправившись в разрушенные районы Армении. Кроме того, он просил гуманитарную помощь у мирового сообщества. В восстановительных работах приняли участие все республики СССР. Многие зарубежные страны откликнулись на призыв и оказали помощь, предоставив спасательное оборудование, специалистов, продукты и медикаменты.

Отклик Ульяновска

Ульяновский областной комитет КПСС направил в Армению телеграмму: «В эти тяжёлые для всех нас дни мы заявляем о своей солидарности с вами и готовности оказать помощь в ликвидации последствий стихийного бедствия».

И уже 9 декабря в ульяновский аэропорт потянулись автомобили с посылками продукции местных предприятий.

Все строительные и промышленные организации, учреждения здравоохранения отправляли обувь, продукты питания, медикаменты. Через два дня после катастрофы был организован первый рейс ТУ-154, на котором доставили рабочих, грузы и технику, — вспоминает председатель совета ветеранов УВАУ ГА Владимир Дельдюжов, работавший в то время заместителем начальника Центра ГА СЭВ.

Беда

11 декабря 1988 года пришла страшная весть — при заходе на посадку под Ленинаканом потерпел катастрофу военный Ил-76, погибли 77 человек. Самолёт доставлял из Баку в Ленинакан военнослужащих, призванных из запаса для участия в ликвидации последствий спитакского землетрясения. Экипаж был из девяти человек, всего на борту находились 69 пассажиров. На посадку в высокогорный аэропорт Ленинакана самолёт заходил ночью в сложных метеоусловиях. В итоге он врезался в гору и разрушился. В катастрофе выжил только один пассажир, который спал в кабине перевозимого автомобиля «КамАЗ». Официально причиной катастрофы стала неправильная установка высотомеров экипажем. Хотя диспетчер передал экипажу давление аэродрома — 634 мм рт. ст. — и второй пилот его записал, однако позже на высотомерах было выставлено значение «734 мм рт. ст.», то есть на 100 мм выше, что привело к завышению показаний на 1100 метров. Непосредственно при столкновении с горой высотомер показывал значение 1425 метров.

На следующий день югославский Ан-12, перевозивший груз медикаментов для пострадавших от землетрясения, разбился при заходе на посадку в районе аэропорта Звартноц под Ереваном. Установлено, что экипаж воздушного судна отклонился от схемы захода; командир корабля ошибочно определил высоту полёта и скорость, приняв за взлётно-посадочную полосу автомобильную дорогу, и врезался в автодорожный мост. Все семь членов экипажа погибли.

Основной причиной таких нарушений могла стать усталость экипажей, которые не успели как следует отдохнуть из-за частых рейсов.

На заходе на посадку

Время шло, понемногу Армения приходила в себя от потрясших её несчастий. Гуманитарную помощь продолжали доставлять — страна строилась, восставая из руин.

К 20 октября 1989 года самолёты из Ульяновска совершили 11 рейсов. И тогда в Ленинакан снарядили очередной, 12-й по счёту, гуманитарный авиарейс.

— Транспортный самолёт Центра ГА СЭВ Ил-76 вылетел в ночь на 20 октября. На борту были 20 тонн оконного стекла и 8 тонн шифера, трактор Т-4, электрооборудование и арматура для водопроводных сетей. В баках — 60 тонн топлива с учётом обратного пути. Также на борту находились восемь членов экипажа, двое слушателей, которые были направлены в Ульяновск из Ташкента на переучивание, и пятеро ульяновских строителей, — рассказывает Владимир Павлович. — Они прошли Самару, Саратов, Волгоград, Минеральные Воды, пересекли Кавказский хребет. Слева остался Тбилиси. До пункта назначения не хватило совсем чуть-чуть, но, не долетев 20 км до аэропорта Ленинакана, при заходе на посадку воздушное судно потерпело катастрофу.

Крен в 20 градусов

Как только о трагедии стало известно, была создана правительственная комиссия по расследованию. В неё вошёл и Владимир Дельдюжов.

— Уже первые минуты пребывания там повергли в ужас. Дорогу еле расчистили. Они ударились правой плоскостью, самолёт креном на 20 градусов шёл. Один двигатель был оторван, левая плоскость отлетела в овраг метров на триста. Вокруг были стойкий запах горелого керосина, осколки стекла, куски шифера… Я знал всех лётчиков… Командир корабля имел большой налёт, готовил лётный состав. Эта боль не отпускает до сих пор, мурашки по спине бегут, — с грустью говорит наш собеседник.

Комиссия расследовала авиакатастрофу 14 дней, жили там же.

После расшифровки «чёрных ящиков» выяснилось, что, как и в предыдущих авиакатастрофах, неточные показания приборов стали причиной трагедии. Толком не отдохнув после предыдущих полётов, в новый рейс ушли: Николай Матейко, Александр Шотин, Анатолий Корнеенков, Александр Лапочкин, Иван Макаров, Валерий Лопастейский, Виктор Лигновский, Валерий Моткин.

Память жива

В том же 1989 году Совет министров Армянской ССР принял решение о строительстве мемориального памятника на месте катастрофы самолёта Ил-76 возле города Маралик на средства местного народа. Торжественное открытие памятника состоялось в апреле 1990-го.

На месте захоронения членов экипажа на Северном (Ишеевском) кладбище был сооружён мемориальный комплекс, увенчанный армянским каменным крестом-хачкаром.

Ульяновская делегация была на открытии памятника в Армении, а также посещает место трагедии каждые пять лет. К сожалению, в этом году не удалось.

Но мы каждый год ездим на Ишеевское кладбище, собираемся с родственниками, местной армянской диаспорой. Связь не теряем все эти годы, — рассказывает Владимир Дельдюжов.

21 октября на кладбище вновь соберутся родные погибших лётчиков, представители армянской диаспоры и все те, кто скорбит об ульяновцах, достойно и мужественно исполнявших свой гражданский и профессиональный долг.

Вера МЕРКУЛОВА.

10

Комментарии: 2

  1. Аватар

    Evgeniya

    Перезвоните мне на мой номер.Спасибо.
    89151283026

  2. Аватар

    Валерий Шапран

    Командира Ил-76. Валерия Лопастейского, я знал много лет. Наши летные дороги удивительно пересекались с завидным постоянством, после освоения Ил-76. В Красноярском авиапредприятии мы оба занимали должность командира эскадрильи Ил-76. Он — чуть позже меня. Мы оба, в роли командиров, оказывали помощь народу Афганистана в 1989 году, после вывода наших войск из этой страны. Сахар и рис — многие сотни тонн для голодающей страны. И мы оба оказывали помощь многострадальной Армении. Я — чуть раньше. В конце декабря 1988 года. Мы (экипаж) привезли в Спитак строительные материалы и несколько тонн тушенки. На всю оставшуюся жизнь запомнились руины бывшего города — с высоты полета. А на аэродроме, в холодных не обогреваемых палатках, военнослужащие. Спасатели. Голодные и изможденные. Они отработали свой срок, им пришла замена. Но привезшие замену самолеты ушли за срочными грузами в другие города страны, а их оставили ждать «у моря погоды». Их сняли с довольствия — армия. все по плану! и места в палатках передали вновь прибывшим спасателям. Их командир, молодой капитан, попросил меня вывезти его команду до ближайшего города. Я говорю — «попросил»! Это была не просьба, а мольба и крик души. Его задача была — уговорить меня и спасти вверенных ему людей. А законы гражданской авиации запрещают перевозить пассажиров на грузовых самолетах под страхом увольнения и судебного преследования. Я принял решение. Не знаю точно, сколько человек вошло в салон Ил-76. Не считал. Было очень тесно, но им тепло. Я высадил их в Адлере.
    После этого 138 полетов в Кабул. Не редко, под обстрелом на земле и в воздухе.
    И здесь последняя короткая встреча с Лопастейским. Пошутили, посмеялись, пожелали друг другу удачи. А потом наступило 20 октября 1989 года.
    Прошло 30 лет. В памяти осталась его живая, добродушная улыбка. Словно и не было этих событий 30-летней давности.
    Хорошо, что кто-то еще тоже помнит об этом и пишет. Спасибо.
    В.Г.
    8-902-920-92-70

Комментирование завершено.

Справедливый телефон
Коммунисты Ульяновской области отменяют День Великой Октябрьской социалистической революции 7 ноября. «Справедливый телефон» №269 от 05.11.2019
Все выпуски Справедливого телефона

Популярное