Просмотры86Комментарии0

Не стало Гринберга. Последнее интервью

Сегодня ночью скончался известный и заслуженный ульяновский предприниматель Исаак Гринберг. Об этом сообщил в твиттере начальник управления по развитию предпринимательства, инвестициям и потребительского рынка администрации Ульяновска Павел Антонов.
Редакция «Молодежной газеты» и портала «Мисанец.ру» приносит свои соболезнования родным и близким.
Прощание пройдет в понедельник в Доме офицеров с 12 до 14.

Гринбергу было 80 лет. К своему юбилею он охотно дал интервью «Молодежной газете».

— Исаак Павлович, и как отпраздновали?
— Сорок лет? (смеется) Сотовый и домашний телефоны не умолкали. Морозов прислал телеграмму и позвонил. Поздравили все домашние. У меня ведь пять детей. Двое родились в Ульяновске. Дочке 21. Когда она родилась, мне было под 60. Сыну 23; он учится в Питере, выбрал магистратуру, изучает издательское дело и редактирование. Хотя я не одобряю это деление на магистров и бакалавров, но хочу дать ему полное высшее образование.

— Я где-то прочитал, что, на самом деле, ваш день рождения приходится на другой месяц.
— Вообще-то, я родился 9 июня. А во время войны, когда мы были в Средней Азии, одна молодая сотрудница при заполнении справки неправильно написала римскими цифрами мой месяц рождения: не там поставила черточку. Получился четвертый, а не шестой. Ну а потом по этой справке я получил свидетельство о рождении, паспорт. Так и осталось 9 апреля.

— Я знаю, что вашего отца во время войны репрессировали. А после вы его видели?
— Видел в 1957 году. Мне тогда было 20 лет. 13 июня 1941 года из Кишинева, где мы тогда жили, за несколько дней до войны вышел товарный состав. В одном вагоне ехали репрессированные, в другом — их члены семьи. Среди них были моя 34-летняя мать и трое ее детей. Мой старший брат, ему было 10 лет, младшая сестра, 3,5 месяцев, и я. Ехали только ночью, чтобы люди не видели. В ночь на 22 июня недалеко от границы Российской Федерации состав разбомбили, но ни отец, ни мы не погибли. Вот такая история.

— Вернемся в советское время. Правда, что вы знакомы с Юлией Тимошенко?
— Я в Ульяновске с января 1988 года, а до этого 30 лет жил в Житомире на Украине, часто бывал в Киеве. Был знаком с ее отцом и с ней. Мы разговаривали не раз, были достаточно в добрых отношениях. Она тогда уже была очень активна. Сегодня судить о ней сложно. Мне казалось, что она очень порядочная.

— Вот не могу понять, а почему вы не уехали в Израиль и остались в Ульяновске?
— У каждого свои взгляды: кто выбрал Израиль, кто — Францию. Меня не тянуло никуда. Ульяновск понравился: красивая Волга. Когда детей много, надо было кормить семью. А я был доктором наук, мне предлагали работу в политехническом институте. Но это было время, когда на зарплату доктора наук нельзя было прожить — и я пошел в бизнес, хотя приехал в Ульяновск, чтобы работать и подымать Центр микроэлектроники. Тогда со всей страны собирали нужных специалистов. Меня прислали на должность замгендиректора по научной работе. Но началась перестройка — и всё рухнуло. Так я и остался в Ульяновске.

— Вы, наверное, единственный ульяновец, кто получил Госпремию СССР. На что потратили деньги?
— А я ее получил на Украине, когда работал на электроизмерительном заводе в Житомире. Уникальный случай. Я, работая на заводе, и кандидатскую, и докторскую защитил. Там же получил Госпремию за изобретение средств измерения, стал заслуженным изобретателем. Пахал с утра допоздна, но премию получал коллектив. А на деньги купил небольшую квартиру. Правда, пришлось еще вложиться.

— Самым интригующим в вашей жизни, наверное, стал суд с Шамановым?
— Когда он был губернатором, то я его критиковал вовсю. Подавал в суд, выигрывал дела. Но учитывая, что он человек бедный, как не раз сам говорил, то попросил уменьшить оценки нанесенного мне вреда до рубля. Суду некуда было деться. В итоге я три раза выиграл по рублю. Он думал, что Гринберг шутил, и не отдавал деньги. Я тогда обратился к судебным приставам — и он был вынужден перечислить мне три рубля. Но потом, видимо, решил отомстить. Как-то одна местная газета написала статью, что на Новый год сгорела губернаторская баня, в которой парились Шаманов и его два зама. Он подал в суд на главреда, а там была молодая девушка. Суд ей дал год исправительных работ условно, хотя она не писала эту статью и действовала по указанию хозяина газеты. Тогда я написал в другую газету статью, где выступил с резкой критикой, что как могли три мужика — из них два генерала — судиться с девчонкой. Припомнил и то, что Шаманов поддерживал Буданова, который убил 18-летнюю девушку. В конце статьи была приписка: «ни стыда ни совести». Он подал на меня в суд: схватился за последние два слова, мол, я его оклеветал. А у него есть и стыд, и совесть. Больничный даже приложил и потребовал взыскать с Гринберга за моральный вред 300 тыс. руб., с газеты — 200 тыс. Но я заявил суду, что «не стыда ни совести» — это идиома, то есть устойчивое выражение в русском языке. Это оценка поведения человека. И это не означает, что у него нет стыда и нет совести. А любой гражданин по Конституции имеет право давать оценку. Я просил послать фразу или статью на экспертизу в любой иногородний вуз, но суд отказал мне. Иск Шаманова был частично удовлетворен. С меня взыскали 2,5 тыс. руб., с газеты — 5 тыс.
Я перечислил ему деньги и подал кассационную жалобу в страсбургский суд по правам человека, поехал туда с юристом и переводчиком. 2,5 года всё это тянулось; суд назывался «Гринберг против РФ». Но в итоге выиграл дело. Я добился справедливости и законности. Мне выплатили 39 тыс. руб. Всё до копеечки я отдал в областную детскую больницу.

— А как вы к Горячеву относились?
— Сначала отрицательно. Почему? Когда началась перестройка, то все думали: вот теперь всё будет хорошо. Но много было положительного в советское время, и надо было это хорошее сохранить, а плохое отбросить. А Горячев считал, что всё надо делать по-старому. Но большое видится на расстоянии. Он оказался честным человеком. Когда его не избрали губернатором, а победил Шаманов, то его сына сняли с работы. А ведь он даже ему не дал ни одной акции. АО «Продовольствие» было областной собственностью. Я видел в нем только отрицательное, а в нем было много положительных черт. Он был честным человеком. Это то, что сегодня не хватает нашей власти.
Другой пример. В 1993 году, когда произошел знаменитый расстрел «Белого дома» в столице, повсюду были распущены органы власти, в том числе и у нас. Должны были состояться новые выборы в 1994 году. Горячев предлагал сделать ЗСО из двух палат. Первая — выборные лица, вторая — руководители муниципалитетов. Я с ним судился по этому поводу — и выиграл суд. В итоге в стране прошли выборы, кроме двух регионов — Чечне и Ульяновской области. Только потом я оценил, сколько полезного он делал. Несмотря на тяжелое положение в стране, находил деньги и строил школы, больницы. Кстати, я судился и с нынешним облправительством: неправильно был рассчитан налог с земельного участка. Дошел до Москвы — и выиграл суд.

— Кстати, а как вы относитесь к Путину?
— Много было сделано ошибок, в том числе по украинскому вопросу.

— Кто для вас самый интересный человек из тех, кого вы знаете?
— Наверное, это близкие люди. Очень уважительно отношусь к Рябухину Сергею Николаевичу (члену Совета Федерации — Прим. авт.).

— Скажите, вы учитесь на своих успехах или ошибках?
— И на том, и на том. Если что-то сделал и полезно получилось, то почему нет. Мне, например, удалось в бизнесе немного науку сохранить: 36 патентов на изобретения, которые внедрены. Даже премьер Медведев отметил мое изобретение — газосигнализаторы на выставке в Москве.
Я 25 лет, а это 305 месяцев, в бизнесе. И не было ни одного случая, чтобы до 10 числа месяца не выплатил зарплату своим работникам. Я как гендиректор деньги получаю последним.

— Несмотря на возраст, вы в хорошей форме…
— Я привык работать и не понимаю, как можно сачковать. Всю жизнь бегал по утрам по 5—7 км. Но лет семь назад весной поскользнулся, сильно упал и повредил спину. Нога даже отказывала. Лежал в больнице. Врачи запретили бегать, сказали, что можно только плавать. Теперь вот хожу несколько раз в неделю в бассейн. И я забыл, что болела спина. Ничего не беспокоит.

— Есть ли у вас хобби?
— Нет. Я лет пять не был в отпуске. Сейчас обстановка очень тревожная в малом бизнесе. Ничего не читаю, смотрю лишь ТВ. Иногда жена вытаскивает на концерты.

— Исаак Павлович, напоследок ваш любимый анекдот?
— Разговаривают двое россиян. Один: «Как там в мире обстановка?». Другой: «Слава Богу, 5 млн израильтян сумели удержать нападение со стороны арабов — и теперь живут хорошо!». «А я вот думаю, что китайцы могут нас задушить в любой момент, их полтора миллиарда!». Второй в ответ: «А у нас евреев хватит?».

Справедливый телефон
Коммунисты Ульяновской области отменяют День Великой Октябрьской социалистической революции 7 ноября. «Справедливый телефон» №269 от 05.11.2019
Все выпуски Справедливого телефона

Популярное