Заварили кашу

Самый выгодный для торговли и производителей покупатель — паника. Она в момент сметает с прилавков товары, поднимает цены. А начинается все, как правило, с «лукавых прогнозов».

Их сегодня на рынке продовольствия предостаточно. Один за другим за короткий срок появлялись прогнозы о дефиците или подорожании бакалейных товаров. От макарон до соли. Депутаты Госдумы в конце прошлой недели даже обратились в Федеральную антимонопольную службу проверить их обоснованность. Не пахнет ли здесь манипуляцией рынка?

Пахнет, отвечают эксперты «РГ». И приводят в пример цены на гречку. Они оставались стабильными весь год и взлетели спустя две недели после мрачных предсказаний. Это могло создать прецедент, опасаются эксперты. И заявления по другим товарам «списаны» с гречки.

Как развивались события? Алтайские производители объявили в местных СМИ, что гречка подорожает из-за гибели существенной части урожая. Потом информация распространилась — но уже от торговых сетей — на федеральном уровне. Спустя две недели гречка, не дорожавшая весь год, выросла в цене почти на 30 процентов. Тогда как президент Российского зернового союза Аркадий Злочевский с момента появления новости о неурожае называл разговоры о росте цен на гречку безосновательными.

В союзе указывают что этой крупы в России настолько много, что россияне вряд ли съедят ее всю. Зато паника помогает производителю освобождать склады от старых запасов. По данным Росстата, там к осени скопилось примерно 60 тысяч тонн. Уже и минсельхоз подключился, сообщив, что в этом году уже намолочено больше 700 тысяч тонн крупы. А россияне в год съедают, по разным оценкам, 500-600 тысяч тонн. Хватит всем!

«Повышение цен на гречку связано с искусственным стимулированием спроса, которое идет, прежде всего, со стороны различных специалистов, чьи заявления тиражируют СМИ. Это можно сказать и про недавнюю историю с макаронами», — говорит гендиректор Института аграрного маркетинга Елена Тюрина.

За прошедшие две недели был также предсказан рост стоимости риса, пшена и соли. Стоит признать, что такие прогнозы чаще всего небезосновательны, и повышению цен находится объяснение. Но стоимость продуктов в итоге растет куда сильнее, чем этого требует баланс на рынке.

Последний прогноз повышения цен касался макарон — плюс 20-25 процентов за два месяца. Растущие мировые цены на пшено увеличивают себестоимость продукции, пояснил крупный производитель макарон. Грядущий рост цен на муку подтвердили и в Российском союзе мукомольных и крупяных предприятий. По словам вице-президента союза Василия Погуляева, цены на муку растут примерно спустя месяц после подорожания зерна. «В себестоимости производства макарон на долю зерновых приходится 50-60 процентов. Так что их цены, конечно, влияют на себестоимость производства макарон», — рассуждает Елена Тюрина.

Но в данном случае нельзя говорить о росте себестоимости производства макарон по всей стране, считает она. «Рыночное соотношение объемов предложения и потребления не позволяет говорить о резком росте цены на макароны, — говорит эксперт. — Прогноз давал московский производитель. Но крупнейшие производители есть и в Челябинской области. Они имеют собственную сырьевую базу. Соответственно, у них более низкие риски изменения отпускных цен в связи с подорожанием зерна. У них будет конкурентное преимущество. И эти компании не станут серьезно повышать цены».

Где представители той или иной отрасли дают честный анализ, а где предвзятый прогноз — понять, чаще всего, сложно. Но подобными махинациями представители тех или иных отраслей пользуются не впервые. Причем, практика противодействия им в России не вполне сложилась.

У нас есть законодательство, призванное препятствовать манипулированию рынком. Максимальное наказание — штраф до миллиона рублей и принудительные работы до пяти лет по статье в Уголовном кодексе. Есть и «мягкая» статья в Кодексе об административных правонарушениях.

Сам по себе рост цен на гречку и прочие продукты не может привести к уголовно-правовым последствиям, говорит руководитель административно-правовой практики адвокатского бюро Дарья Константинова. «Для возбуждения уголовного дела необходимо установить также наличие других признаков: умышленное распространение в СМИ заведомо ложных сведений, либо совершение операций с товарами или финансовыми инструментами, либо совершение иных действий, запрещенных законом о противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком». Но самое главное и самое сложное — доказать, что между этими признаками и наступившими последствиями в виде роста цен имеется прямая причинно-следственная связь. «Именно в этом моменте, как правило, и возникает загвоздка, ведь производитель действительно может сослаться на неурожай, и опровергнуть его версию будет сложно», — говорит эксперт.

По ее словам, гипотетически возможно привлечь экспертов к ответственности, если будет достоверно установлено, что они заранее знали о том, что распространяют заведомо ложную информацию. Но эксперты в свое оправдание, скорее всего, будут ссылаться на иные источники, из которых они получили информацию. «Поэтому уголовная правоприменительная практика в этой области весьма незначительна, а судебная и вовсе отсутствует», — говорит Константинова.

Статья 15.30 Кодекса об административных правонарушениях носит более общий характер, не привязана к размеру ущерба, потому и применяется гораздо чаще, добавляет она.

По словам эксперта, чтобы добиться привлечения кого-то за манипулирование рынком к ответственности, необходимо выявить источники распространения ложной информации, поработать с агентурным составом внутри корпораций и установить применяемую схему манипулирования рынком, и таким образом выявить конкретных людей, которые за этим стоят. И проводить уже в отношении них негласные оперативные мероприятия: например, наблюдение, прослушивание телефонных переговоров, снятие информации с технических каналов связи, оперативное внедрение. Эта процедура весьма сложная.

У Федеральной антимонопольной службы есть более простой способ пресечь манипуляции. Ведомство выносит участникам рынка предупреждения, ссылаясь на пункт 5 статьи 11 закона о защите конкуренции. Он запрещает группам хозяйствующих субъектов осуществлять координацию деятельности, если это может негативно отразиться на конкуренции. За этот год служба вынесла четыре предупреждения. Одно рыбному предприятию и три — нефтяникам.

Ситуацию с последними прогнозами на продукты питания в ведомстве пока не комментируют. Но как правило, такие решения принимаются там на высшем уровне. Так что вынесение подобных предупреждений тоже требует времени. Пока ФАС начала сбор информации по ситуации с гречкой. В ведомстве рассказали, что гречка будет включена в еженедельный ценовой мониторинг ФАС. Если выяснится, что цены на крупу растут намного быстрее, чем обычно, к производителям гречки придут с проверками. «На данный момент на повышение роста цен на гречку в ФАС России поступило несколько жалоб», — сообщила «РГ» начальник управления контроля химической промышленности и агропромышленного комплекса Анна Мирочиненко.

Зампред Комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков считает, что нынешнее законодательство о противодействии манипуляциям на рынке можно было бы дополнить пунктами, касающимися продуктов первой необходимости. Он отметил, что нынешняя ситуация на рынке продуктов питания выглядит как «явное манипулирование» и «желание оказать давление на рынок». «Подогреваются страсти специально, чтобы вызвать ажиотаж и заработать на этом. В то же время есть и те эксперты, кто любят «позаявлять». Чем резче заявишь, тем больше внимания», — говорит Аксаков.

По его словам, в нагнетании ажиотажа можно усмотреть и политический аспект. «Есть те, кто целенаправленно формирует общественное мнение — «раскачивает лодку», в том числе из политических соображений», — рассуждает депутат. Хотя и подчеркивает, что нельзя называть все экспертные мнения ангажированными. «Профессиональные мнения должны анализироваться, и на них должна быть реакция», — подытожил собеседник «РГ».

Елена Тюрина из Института аграрного маркетинга считает, что государство может создать собственный информационный ресурс. И таким образом формировать объективную картину положения дел на рынках популярных товаров. «В той же ситуации с гречкой минсельхоз выпустил данные, указывающие, что объективных предпосылок подорожания гречки нет. Но на их сайт заходят в основном специалисты. Так что, возможно, имеет смысл наладить сотрудничество с уже существующими популярными ресурсами», — рассуждает она.

По словам эксперта, нельзя запрещать тем или иным участникам рынка высказывать свое мнение, раз закон гарантирует такое право. При этом до покупателя важно донести, что каждый эксперт видит ситуацию на рынке со своей стороны. Например, предприятие с собственной сырьевой базой будет видеть ситуацию совсем по-иному, чем предприятие без нее.

Уповать на конкуренцию, по словам Тюриной, не имеет смысл. «Невидимая рука рынка» в наше время не создает справедливое положение дел на рынке при таком сильном влиянии информации. «На фоне шумихи вокруг того или иного продукта, — говорит эксперт, — ни один продавец не устоит перед возможностью поднять цены и дополнительно на этом заработать».

Другое дело — государство. «Оно может установить максимальные наценки на социально значимые товары, — предлагает Тюрина. — Чтобы во время подобной шумихи продавцы не могли делать слишком высокие накрутки на товары, которые они купили по прежним ценам».

Автор: Василий Миронов.

Источник:
Тэги:
00
Справедливый телефон
Ульяновские чиновники пиарятся на двойном убийстве в Ишеевке. «Справедливый телефон» №265 от 16.05.2019
Все выпуски Справедливого телефона

Популярное