Просмотры178Комментарии0

И не забудьте маску…

Если вы заглянете в туберку­лезный диспансер, то увидите ли там человека в маске? Не факт.

vfcrНесколько месяцев назад мое­го знакомого пожилого человека неприятно огорошили – после прохождения флюорографии у него обнаружилось подозре­ние на туберкулез. Подозрение скоро стало реальностью, по­сле чего мужчину положили в туберкулезный диспансер на 3-м проезде Инженерном. Связаться со знакомым по мобильному не представлялось возможным – к своим почти 60 с небольшим годам житель деревни, к сожа­лению, так и не сумел овладеть этим «диковинным» прибором. Посему звонить с просьбой о посещении пришлось напрямую в больницу.

Разговаривавшая со мной женщина строгим голосом заявила:

– И только не забудьте – обя­зательно нужно захватить маску и одноразовый халат.

Как законопослушный граж­данин я отправляюсь сначала в аптеку, где покупаю все вышеназ­ванное, а потом уж в больницу.

Однако, придя в диспансер, на первом этаже не обнаруживаю никого, кто ходил бы в маске на лице. Да чего там, никто из мед­персонала даже не поинтере­совался, кто я и к кому пришел. Пришлось самому искать своего знакомого, расспрашивая в том числе и больных. Наконец выяс­няю и поднимаюсь в отделение. Там прямо на входе висит объявление на листе формата А4: «В отделении ходить строго в маске!», его дублирует второе уточняющее, что все больные должны ходить строго в маске. Но хоть бы кто закрывал лицо. Сидящая на вахте медсестра не обращает на гуляющих по коридору туберкулезников ни­какого внимания. Да и мне про лежащие в сумке маску и халат ничего не говорит. Что ж, ладно. Будем считать, что так оно и нужно.

Нахожу в палате своего знако­мого, которому спокойно пере­дают сумку с продуктами. При этом, как я смог позже понять, принесенные продукты у меня должны были проверить и потом отдать больному. Да и в палату я входить банально не имел права. Как говорится – о святая про­стота.

За прошедшие месяцы мне пришлось еще несколько раз на­вещать своего знакомого. В один из визитов я стал невольным свидетелем беседы дежурной медсестры, которая рассказы­вала об одном из пациентов его гостям.
– Он спокойный, не буянит, не пьет. Они ему наливают, а он от­казывается.

Стоп! Медсестра видит, как пациенты пьют и ничего не де­лает? То есть распитие спирт­ных напитков в палатах она считает нормальным? И что означает – не буянит? Получа­ется, еще и конфликты между больными возведены здесь в норму. Честно говоря, был этим неприятно поражен.

За то время, пока я ходил в диспансер, пару раз заставал совершенно пустую вахту, на которой, в принципе, должна была дежурить медсестра. Когда она была – про маску и халат, которые так и продолжали ле­жать в моей сумке, так никто и не спрашивал.

Несколько недель назад мое­го знакомого выписали. Соб­ственно, во время выписки я и увидел впервые массовое ношение масок больными и медперсоналом. А все потому, что в больнице в это время была врач, которая за отсутствие мер предосторожности могла и на­казать.

Что ж, получается, что даже в таком не самом безопасном месте, как тубдиспансер, у медперсонала на первом месте показуха. Ведь пока нет врача, про банальную маску никто даже не вспоминает. И не про нее одну.

Тэги:
00
Справедливый телефон
Губернатор Ульяновской области Сергей Морозов строит новую дорогу, а в это время депутат Государственной Думы Алексей Куринный обиженно топает ножкой. Почему? «Справедливый телефон» №290 от 19.05.2020
Все выпуски Справедливого телефона

Популярное