Новость часа

  • Обратите внимание




Смотрите также

Младший брат

К установлению советской власти в Крыму и превращению полуострова во всесоюзную здравницу имеют непосредственное отношение двое уроженцев Симбирской губернии знаменитый благодаря своему старшему брату Дмитрий Ильич Ульянов и, напротив, не известный широкой публике в силу своей профессии чекист Павел Журавлев. Пребывание обоих в Тавриде до сих пор хранит много тайн и легенд. Накануне открытия выставки «Крым» в Мемцентре корреспондент «СК» пообщался с ульяновскими краеведами и историками.
Двойная жизнь Ильича

 

 

Крымский период жизни Дмитрия Ильича (1911-1921 годы) увековечен памятником в Симферополе и четырьмя мемориальными досками – две в Феодосии и по одной в Евпатории и Севастополе. В каждом из этих городов есть улица Дмитрия Ульянова. Почти все вывески начинаются с пояснения: «младший брат В.И. Ленина», и уже потом: «профессиональный революционер, старейший член КПСС, один из организаторов советской власти в Крыму».

 

 

Известно о двух основных сторонах жизни Ульянова на полуострове.

 

 

С одной стороны, безобидная и благородная работа земским врачом, с другой – скрытая от глаз чиновников земства, от полиции и жандармов революционная деятельность. Родственные связи с известным революционером всегда создавали проблемы в жизни Дмитрия Ильича. Не спас его и выбор профессии. Первые аресты прошли во время учебы в Московском университете (с 1893 года), когда Ульянов работал врачом в Одессе и Киеве. Власти не находили на него компромата, но упрятывали за решетку, руководствуясь простой логикой: младший брат Ленина не может быть не связан с революционерами.

 

 

Крымскую карьеру Ульяновмладший начал с работы уездным врачом в Феодосии. Во время первой мировой войны был врачом военного госпиталя в Севастополе.

 

 

После 1917 года и революции в Петрограде вспыхнули восстания в отдельных городах Крыма. «В сражениях под Бахчисараем и дальше к Симферополю, – писал Дмитрий Ильич родственникам, – я работал в качестве врача и перевязывал раненых». В том же, 1918 году, он вошел в состав губкома партии и редколлегии его газеты «Таврическая правда».

 

 

Когда в Крым вторглись кайзеровские войска и было расстреляно первое крымское правительство, Дмитрий Ильич переехал в Евпаторию, где его никто не знал. Здесь он был не только заместителем председателя подпольного уездного ревкома, но еще и не забывал свою основную работу – в Мамайских каменоломнях возле Евпатории скрывался партизанский отряд «Красные каски». При свете чадящего факела Ульянов опять лечил и спасал людей, раненных в стычках и пострадавших в белогвардейских застенках.

 

 

С апреля по июнь 1919 года снова Симферополь: Ульянов избран членом обкома партии большевиков, назначен наркомом здравоохранения и социального обеспечения, заместителем председателя Совнаркома Крымской Советской Социалистической республики. В это время он написал письмо сестре Марии: «…передай Володе, что в Евпатории…у самого берега моря я присмотрю ему помещение, чтобы он хоть 2-3 недели мог отдохнуть, покупаться и окрепнуть. Там есть все приборы для…терапии и можно полечить ему руку. Тем более что он никогда не видел нашего Черного моря». Известно, что Ленин так ни разу и не побывал в Крыму.

 

 

Уполномоченный по Крыму

 

 

Недолго прожила Крымская Советская республика – всего 45 дней.

 

 

Только через полтора года Дмитрий Ильич вернулся в Симферополь и фактически превратил Крым во всесоюзную здравницу.

 

 

Поздним вечером 24 декабря 1920 года в кабинет Дмитрия Ульянова принесли историческую телеграмму, начинающуюся словами: «Симферополь, Ульянову. По прямому проводу. Декрет Совета народных комиссаров «Об использовании Крыма для лечения трудящихся».

 

 

Ульянов был назначен особоуполномоченным по организации курортов в Крыму. За день он подготовил доклад «Об организации всесоюзной здравницы», с которым выступил перед руководством республики.

 

 

Под руководством наркома здравоохранения курортное строительство делало первые шаги.

 

 

Началась национализация дворцов, поместий, их приспособление под санатории, сбережение ценного имущества от расхищения и порчи, выработка правил отбора больных на курортное лечение, организация отборочных комиссий – все это интересовало Ульянова на посту руководителя ЦУКК (Центрального управления курортами Крыма). В начале 1921 года Дмитрий Ильич выехал в Москву с докладом «О снабжении курортов Крыма», где было принято решение передать в Крым большое количество имущества из военного ведомства. Уже в первый курортный сезон 1921 года санатории смогли принять одновременно около восьми тысяч человек. Впервые в мировой истории во дворцы и особняки бывших царей, князей, капиталистов, помещиков стали приезжать на отдых и лечение раненые красноармейцы, рабочие из Москвы, Петрограда, бедняки-крестьяне.

 

 

Однако на первых порах все было не так уж гладко. Известны письма Антона Чехова из Ялты: «Больных не принимают здесь ни в гостиницы, ни на квартиры…мрут люди от истощения…от полного заброса – и это в благословенной Тавриде!»

 

 

Роман с Каплан?

 

 

О революционной жизни Дмитрия Ильича написано много, а вот о личной, легальной совсем ничего. Известно, что в Крым по состоянию здоровья 37-летний Дмитрий Ильич перебрался с женой Антониной Ивановной Нещеретовой и приемной дочерью. Но, как сообщается в биографии «Дмитрий Ульянов» (автор Борис Яроцкий, серия «ЖЗЛ»), в 1916 году Антонина Ивановна, жившая в Феодосии, написала Дмитрию Ильичу в Севастополь, что «их отношения стали формальными, поэтому нет смысла считать себя мужем и женой; Дмитрий Ильич с ней согласился.

 

 

И они оформили развод». И тут же: «В 1914 году…он познакомился с Александрой Федоровной Карповой. Она была коренной жительницей Севастополя. Здесь родилась и выросла… В конце 1916 года они поженились. Их судьба сложилась так, что большинство дней супружеской жизни они провели врозь.

 

 

Напряженная партийная и врачебная работа заставляла Дмитрия Ильича постоянно находиться в гуще масс. О семейном уюте он только мечтал. Тяжелые годы гражданской войны разлучили их надолго, и только после освобождения Крыма Красной Армией Дмитрию Ильичу удалось отыскать ее».

 

 

Отыскал он жену только в конце 21-го, и уже в Москве через год у них родилась дочь Ольга.

 

 

Тайна личной жизни Ульяновамладшего в Крыму породила множество легенд. Местные краеведы уверены, что у него был «комплекс младшего брата». Им известен случай, когда Ульянов пришел на заседание правительства Крыма в нетрезвом состоянии и кричал: «Я Ленин!».

 

 

С алкоголем, как и с женщинами, у Дмитрия Ильича вообще были особые отношения. Подтянутый интеллигентный, но в то же время романтичный военный врач пользовался успехом у женщин.

 

 

Крымский историк Вячеслав Зарубин и евпаторийский краевед Павел Хорошко даже приписывают Ульянову-младшему роман… с Фанни Каплан – той самой роковой женщиной, подстрелившей 30 августа 1918 года вождя мирового пролетариата. Пути террористки с Волыни, амнистированной Временным правительством России от бессрочной каторги, и земского врача Дмитрия Ульянова действительно пересеклись в мае 1917 года в Евпатории, но доказательств существования их романа нет, если не считать свидетельства некоторых революционеров.

 

 

Основал ЧК в Крыму

 

 

Еще больше тайн и загадок содержит в себе крымский этап карьеры одного из руководящих работников советских органов госбезопасности, разведчика, генерал-майора Павла Журавлева.

 

 

Журавлев родился в селе Красная Сосна Карсунского уезда Симбирской губернии (ныне Базарносызганский район) в 1898 году в семье крестьян-середняков. В церковно-приходской школе, а затем в гимназии он был в числе лучших учеников. В характеристике особо отмечались его способности к математике, логике и иностранным языкам, в том числе к немецкому.

 

 

С началом гражданской войны он сразу попал на фронт, сражался против наступающих колчаковских войск на Урале, оказался в плену, совершил побег и снова сражался против белогвардейцев. В конце 1918 года его направляют в органы ВЧК, в особый отдел. Первой серьезной проверкой стала борьба с Деникиным и Врангелем в Крыму.

 

 

После освобождения Крыма от белогвардейцев Журавлев переведен в Крымскую ЧК, он стал фактически основателем советской спецслужбы на полуострове.

 

 

В 1926 году Журавлева переводят в Москву сотрудником иностранного отдела ОГПУ (внешняя разведка). Журавлев работал на Ближнем и Среднем Востоке, в ряде европейских государств. Особенно активной была работа резидентуры советской разведки в Италии, руководимой Журавлевым. Резидентура сумела проникнуть даже в тайны английского посольства в Риме через регулярное получение его секретной почты, отправляемой в Лондон.

 

 

Возглавив в 1937 году немецкое направление разведки, Журавлев вместе Рихардом Зорге доставляли руководству страны сведения о намерениях германского руководства, назывались конкретные даты нападения, что, впрочем, вызывало лишь раздражение у партийной верхушки.

 

 

После войны Журавлев был назначен заместителем председателя вновь созданного комитета информации, объединившего разведки Министерства обороны и МГБ СССР.

 

 

В 1954 году он ушел на пенсию по состоянию здоровья и умер через два года.

 

 

Дмитрий Минаев

Популярные материалы