Просмотры161Комментарии0

ОБЗОР АППАРАТКИ ОТ 12 МАЯ

Первое после майских праздников аппаратное совещание в региональном правительстве не обошлось без конфликтов и провокаций…

А началось все очень по-весеннему.

…Бывший мэр Ульяновска Сергей Ермаков в шикарном светлом костюме разгуливал среди собравшихся со всей области главврачей и элегантно жал ручки женщинам:

— Сегодня Всемирный день медицинских сестер, и я поздравляю вас всех, — рассыпался жемчугом Сергей Николаевич.

…Две хитрые тетки из губернаторского совета по социальным вопросам смущали комплиментами замминистра строительства, ЖКК и транспорта Андрея Тюрина:

Вы знаете, мы ваши самые большие поклонники, вы всегда так хорошо выступаете… И сегодня будем ждать вашу речь!

Когда несколько удивленный появлением поклонниц замминистра отошел, одна тетка спросила другую:

А это вообще кто?

— Да Бог его знает. Но симпатичный.

…А губернаторская пресс-служба расстраивалась, видя журналистов, нагло прущих в первый ряд в джинсах и футболках, хотя каждому заранее намекнули, что внешний вид на аппаратных совещаниях предпочтительнее «цивильный».

Совсем у меня пресса неуправляемая, — вздыхала пресс-служба.

Пресса и должна быть неуправляемой, — нравоучительно отвечали журналисты, с сочувствием и недоумением глядя на членов правительств и глав районов, потеющих в пиджаках и галстуках. — И чего они все в тридцатиградусную жару в костюмы вырядились? Да еще в темные…

Загадка разрешилась, как только в зал вошел губернатор Сергей Морозов, одетый в темный костюм и затянутый в красный галстук. Сергей Ермаков, бывший до этого единственным светлым пятном в зале, немедленно начал выглядеть, как маленькая белая оппозиция действующей власти…

Губернатор со значением хлопнул перед собой огромную стопку папок с рабочими документами, словно пистолетным выстрелом дав команду подчиненным – «На старт!». Гул голосов сразу стих, а лица собравшихся приняли самое сосредоточенное выражение.

Сегодня наша основная тема – ситуация в областном здравоохранении, — объявил губернатор. – Два года назад прошла реформа, и теперь районные учреждения здравоохранения подчиняются и финансируются не районными властями и муниципалитетами, а региональными. Как всегда, реформа создала проблемы, и сегодня мы о них поговорим.

Услышав от Морозова слово «проблемы», все чиновники инстинктивно напряглись. Но одна из самых интересных сторон ульяновского губернатора – его непредсказуемость. Совершенно неожиданно «прилетело» не, как обычно, чиновникам, а собравшимся главврачам:

До меня постоянно доходят слухи, что после реформы у многих из вас стали замечать признаки снобизма. Вы там уже чуть ли не хамите местным властям: «мы, мол, вам больше не подчиняемся и вы нам не указ»… Слушайте меня внимательно: для вас вообще ничего не изменилось. Вам, считайте, без разницы, из какого бюджета деньги получать. Если кто-то не хочет или не может работать в тесном контакте с местными властями на благо жителей области, то он на своей работе не задержится. Уяснили? Теперь рассказывайте о своих делах…

Содержательную дискуссию о проблемах с начислением НДФЛ и подозрительных чудачествах фармацевтов прервал откровенно провокационным вопросом министру здравоохранения Павлу Дегтярю аксакал ульяновской районной власти – глава Цильнинского района Ханяфи Рамазанов:

Два года назад мы передали вам на баланс районную больницу без копейки долгов, а теперь на ней задолженность в 40 миллионов висит… Объясните-ка мне, Павел Сергеевич, как так получилось.

Не ожидавший «наезда» Дегтярь на секунду опешил, а потом начал путано объяснять, что в Цильнинском районе установлена весьма своеобразная система расчетов, и, если разобраться, долги искусственно создает сама районная администрация…

Ханяфи Рамазанов оборвал его величавым жестом матерого политического волка:

— Ладно, я о другом хочу спросить. Как у нас может быть порядок в здравоохранении, если за последние 10 лет сменилось десять министров здравоохранения области?

Зал замер на выдохе. Каждый понимал, в чей огород полетел сейчас камень.

Рамазанов продолжил:

— Я считаю, что Павел Дегтярь очень хороший министр, и надеюсь, что он будет находиться на своей должности как можно дольше. Года три-четыре минимум.

Это был уже перебор.

Упрек в кадровой чехарде был отчасти справедлив – каждый знает, что Морозов крут на расправу, бестолковые руководители у него долго не задерживаются. Что там десять министров за десять лет – многие чиновники вылетали из правительства и через месяц после назначения. Жесткость в кадровом вопросе – стиль ульяновского губернатора. Хорошо это или плохо – вопрос дискуссионный, плюсов здесь примерно столько же, сколько минусов, спорить можно долго. Но тут хотя бы есть о чем спорить.

А вот когда какой-то глава района начинает указывать Председателю Правительства области, кого и на какой срок ему назначать министрами – это уже откровенное политическое хамство, и спорить тут не о чем.

Зал вдохнул поглубже, ожидая грома и молний.

Губернатор снова всех удивил.

Он молча собрал лежащие на столе папки и аккуратно сложил их перед собой. Сосредоточенно подравнял стопку.

Потом сдержано сказал:

— Спасибо всем выступавшим. Я вас услышал, ваши проблемы мне понятны. Позже мы обязательно продолжим обсуждение ситуации в здравоохранении Ульяновской области. А теперь перейдем к другим вопросам.

Молодые журналисты в зале начали перешёптываться: «Что бы значила такая реакция?»…

«Губернатор вышел из-под внезапного удара, не стал при всех разборку устраивать, — уверенно объясняли им журналисты постарше. – А Рамазанов теперь пусть «ответку» ждет, мало ему не покажется».

В начале года мы приняли решение о создании министерства сельского, лесного хозяйства и природных ресурсов, которое возглавил мой заместитель Александр Чепухин, — продолжил совещание Сергей Морозов.

(«Чепухин – повелитель лесов, полей и рек», — хихикнули на задних рядах).

Прошло почти полгода, самое время оценить свое решение, понять, будет ли эффективна созданная нами структура…

Морозов пошелестел разложенными перед ним бумагами и нашел нужный листок.

И вот я вижу, что в новом министерстве, помимо всего прочего, созданы два отдела. Отдел защиты леса и отдел лесной защиты. Чепухин, я не понимаю – в чем разница?

Чепухин подумал и промолчал.

— Ты чего молчишь, заместитель? – удивился Морозов. – Два отдела: руководители, штат, помещения, оргтехника – все, как полагается. А в чем между ними разница?

Чепухин снова промолчал.

— Ты чего мне тут бюрократию плодишь? – уже с тихой яростью спросил Морозов.

На этот вопрос Чепухин тоже предпочел промолчать.

— Так, ясно, — сказал губернатор после долгой паузы. – Не считай этот разговор законченным, Чепухин.

…Чиновники расходились после аппарата совсем не такие, какими на него пришли. Не было ни шуточек, ни улыбок. Даже ослепительно-оппозиционный костюм Сергея Ермакова стал вдруг каким-то серым, неброским.

Праздники закончились. В области начались суровые политические будни.

Справедливый телефон
Губернатор Ульяновской области Сергей Морозов строит новую дорогу, а в это время депутат Государственной Думы Алексей Куринный обиженно топает ножкой. Почему? «Справедливый телефон» №290 от 19.05.2020
Все выпуски Справедливого телефона

Популярное