Просмотры586Комментарии0

Моряки, тюбетейки, папироса Льва Яшина и смерть Пушкина

Что происходило в Ульяновской области во время Великой Отечественной войны? «Молодёжка» узнала малоизвестные факты о нашем областном центре и его вынужденных поселенцах.

Рабочие в тюбетейках

Немногие ульяновцы знают, что впервые массовый завоз рабочих из Средней Азии в Ульяновск состоялся в годы Великой Отечественной войны. Они строили цеха Ульяновского автозавода, поражали пёстрыми халатами, тюбетейками и абсолютным незнанием русского языка.

Из Средней Азии рабочие везли с собой в перемётных мешках сухофрукты, которые заваривали в кипятке и пили настой, как чай. С большим удовольствием – шумно, весело – они ходили в баню. Трудились рабочие изолированно, «своими» бригадами, что вкупе с жёстким языковым барьером мало сопутствовало контактам с местными.

В тыловом Ульяновске в военные годы вообще можно было встретить самых неожиданных «гостей». Например, город кишел военными моряками, а моряк ещё с Гражданской войны являлся для советских мальчишек примером бесстрашия, удали и верности революции. Кто-то из ульяновских пацанов пожелал потом связать жизнь со службой в военно-морском флоте.

А откуда взялись моряки вдали от морей и океанов? А в Ульяновск эвакуировали из Москвы наркомат, по-нашему, министерство военно-морского флота СССР, и это были его сотрудники и персонал, обеспечивавшие охрану и функционирование наркомата.

 

Ворошилов в Ульяновске

В очереди в ульяновскую парикмахерскую можно было встретить Маршала Советского Союза, бывшего наркома обороны и члена Государственного комитета обороны (ГКО) СССР, воспетого в песнях Климента Ефремовича Ворошилова (1881-1969). Этот маршал, очень скромный человек по жизни, пытался отстоять очередь, гостеприимные ульяновцы пропихивали его вперёд! Считается, что в 1941-1942 годах Климент Ефремович провёл в Ульяновске больше пяти месяцев ради секретных переговоров с западными союзниками, проводимых по линии ГКО и Наркомата иностранных дел СССР, ряд подразделен

ий которого был также эвакуирован в Ульяновск осенью 1941 года.

Ввиду стремительного наступления немецко-фашистских войск «резервной» столицей Советского Союза, куда массово эвакуировались центральные учреждения, посольства иностранных государств, стал город Куйбышев, нынешняя Самара. Но «не резиновый» Куйбышев не смог вместить «всей Москвы», и ряд союзных наркоматов был перенаправлен в город Ульяновск, в то время второй по размерам город в Куйбышевской области.

Потомки Пушкина

Когда говорят об ульяновской эвакуации, то обязательно вспоминают про моряков, про иностранные дела, про Святейший синод Русской православной церкви – и как-то обходят вниманием Наркомат внешней торговли СССР, влиятельнейшее ведомство, на протяжении всей советской истории монополизировавшее торговлю с «заграницей». Во главе его долгие десятилетия стоял Анастас Иванович Микоян (1895-1978), политический долгожитель, начавший карьеру при Владимире Ильиче Ленине и продолжавший её до Леонида Ильича Брежнева: «От Ильича до Ильича без инфаркта и паралича»!

Среди сотрудников Наркомвнешторга, эвакуированных в Ульяновск, оказалась Клавдия Сергеевна Мазина, в замужестве Пушкина. Женщина была женой Григория Григорьевича Пушкина, прямого потомка, правнука великого поэта! С ней приехали малолетние дети, двухлетняя Юлия и пятилетний Саша, названный так в честь своего великого прапрадеда. Правда, назвали мальчика Юрой, но по радио сообщили, что зовут его Сашей.

Жили потомки великого поэта в каком-то бараке – но это, можно сказать, прекрасно устроились! В ноябре 1941 года из-за наплыва эвакуированных сформировался совершенно жуткий дефицит жилья. Местных жителей «уплотняли»: у тех, у кого было две комнаты, оставалась одна, а в их бывшей комнате селились эвакуированные. Вновь назначенный директор Ульяновского автозавода на базе эвакуированных из Москвы цехов завода ЗИС, 31-летний Пётр Ильич Шварцбург таким образом получил комнату в 14 квадратных метров на свою семью из восьми человек!

Эвакуированные в Ульяновск церковные иерархи некоторое время жили в отогнанном в тупик том же самом вагоне, в котором приехали из Москвы. Предвоенное население города, 105 тысяч жителей, за несколько месяцев удвоилось до 200 тысяч человек! Впрочем, уже с начала 1942 года, после разгрома фашистов под Москвой, начался неуклонный процесс реэвакуации, и к 1944 году в Ульяновске осталось «всего» 150 тысяч жителей.

Придавило поленницей

Не все торопились в обратном направлении – с московскими зарплатами в тыловом Ульяновске жилось гораздо сытнее, чем в прифронтовой Москве. А что до бытовой тесноты, так и в московских коммуналках жилось не особо привольно. Люди осознавали, что немцы могут перейти в контрнаступление, поэтому многие уезжали, оставляя в Ульяновске семьи, детей и старших членов семьи, как, например, поступила Клавдия Мазина-Пушкина, оставив в Ульяновске детей и бабушку.

Саша Пушкин, как все мальчишки военной поры, рос живым и непосредственным ребёнком, стремившимся быть в самой гуще ежедневных событий. Такой образ жизни таил немало угроз – но бояться не по-пацански! Однажды летом 1942 года мальчика придавило обвалившейся поленницей. Из-за ушиба у Саши развилось заболевание, диагностированное как воспаление лёгких, и 7 сентября 1942 года праправнук Пушкина умер, оставшись в Ульяновске навсегда…

Детство вратаря

22 октября 1941 года свои 12 лет отметил в Ульяновске коренной москвич Лёва Яшин, впоследствии всемирно знаменитый Лев Иванович Яшин (1929-1990), обладатель «Золотого мяча» лучшего игрока Европы, чемпион Европы, олимпийский чемпион, пятикратный чемпион СССР по футболу, вратарь. Этот день лучший футбольный вратарь XX века назвал потом последним днём своего детства. Он отмечал его вместе с отцом, слесарем высшей квалификации, разгружая эшелон, который привёз из Москвы рабочих и оборудование московского завода № 25 Наркомата авиационной промышленности, производившего инструмент, оснастку и приспособления для авиазаводов, а также мины ПОМЗ – противопехотные осколочные мины заграждения.

«Когда выдавался свободный день, мы с отцом брали детские саночки и отправлялись в ближайшую деревню, километров за двенадцать. Уходили мы налегке в санках лежали отобранные матерью вещички. Обратно же волокли тяжёлый груз, выменянные на барахло продукты.

К концу зимы от бараков до заводской проходной протянулась тонкая и прямая, как струна, тропинка в снегу. В шесть утра поднимались наши отцы, на автомате, и шли на завод, в глубокой темноте прямо на свет, исходивший из заводских дверей. Дорожка была идеально прямая, каждый боялся сделать лишний шаг, экономили силы, тепло, энергию: предстоял долгий рабочий день. Окончив пять классов, осенью 1943 года стал ходить вместе с отцом и я. Меня поставили учеником слесаря. Я получил рабочую карточку, стал настоящим рабочим».

В начале 1944 года Яшины вернулись в Москву. Из Ульяновска Лёва увёз неспортивную привычку – в 13 лет Яшин закурил. Понять подростка можно – курящий имел законное право на перекуры! Тренеры закрывали глаза на курение великого вратаря – «звёзды» имеют право на слабости.

Отдельная область

Ульяновск встретил Великую Отечественную войну районным центром в составе Куйбышевской области. Маршал Ворошилов, проехавшись по ухабам райцентра, выходя из машины, в шутку проверял, не откусил ли по дороге язык.

1 июля 1942 года Куйбышевский обком ВКП(б) как бы по собственной инициативе направил в ЦК ВКП(б) записку «О разукрупнении Куйбышевской области», предложив выделить из её состава Ульяновскую область. Проект предполагал включение в состав будущей области городов Сызрань, ныне третий по значению город Самарской области, и Кузнецк, ныне второй по значению город Пензенской области.

19 января 1943 года была образована Ульяновская область в составе РСФСР, без Сызрани и без Кузнецка. Уже 8 июня 1943 года Ульяновский горисполком утвердил внушительный список благоустроительных работ в новом областном центре. Планировалось реконструировать бульвар Новый Венец, построить башенные часы, сделать грузовой фуникулёр от пристани, пустить трамвай – получилось только через 11 лет.

Среда, дождь

День 9 мая 1945 года в областном Ульяновске выдался пасмурным, с мелким дождём. Была среда. О Победе подавляющее большинство ульяновцев узнало, как обычно, придя на работу: репродукторы в квартирах, чёрные «тарелки», которые любят показывать в «исторических» фильмах, на самом деле имели очень немногие. Война не знала выходных дней, и День Победы подарил двойную радость, первый выходной день за всю войну. Собравшись у заводских проходных, у себя в учреждениях, люди не спешили разойтись по домам, разделяя с другими свою радость.

Известный ульяновский фоторепортёр, старожил, фронтовик Александр Маркелычев (1908-2009) в мае 1945 года получил краткосрочный отпуск и День Победы отпраздновал дома: «Жил я тогда на улице Ленина, рядом с кирхой. Как стали за окном шуметь, вышел на крыльцо в одних галифе и нательной рубахе. Меня подхватили и понесли вниз по Ленина! Как фронтовику здесь стакан, там стакан».

Ермил ЗАДОРИН.

Справедливый телефон
Десятки тысяч людей остались без воды! СТ №357 от 4.12.2023
Все выпуски Справедливого телефона

Популярное