Просмотры1969Комментарии0

Симбирских гимназистов били по субботам

Каждый год ульяновские школьники садятся за парты, чтобы грызть гранит науки. Но так было не всегда. «Молодёжка» выяснила, как учили детей в Симбирской губернии.

Порядки в гимназии 

— Если говорить о Симбирской мужской гимназии, то здесь в XIX веке обучались самые талантливые мальчики со всей губернии, — говорит старший научный сотрудник музея «Симбирская классическая гимназия» Ирина Макеева. — Сословная принадлежность роли не играла. Например, в гимназию дали поступить инородцу, чувашскому мальчику Ивану Яковлеву, который закончил курс с золотой медалью. В то же время из гимназии исключили «по неуспешности» сына уездного предводителя дворянства Тенешева.

Курс в мужской гимназии был рассчитан на восемь лет обучения. При переводе в следующий класс ученики сдавали экзамены. Если ребёнок «застрял» на два года в одном классе, «не показав успехов» (не сдав экзамены – авт.), — прощай, гимназия. За всю историю учебного заведения только один раз ученика оставили на третий год в том же классе.

В гимназию могли поступать все. Главные критерии — это знания и подготовка. При поступлении ребёнку необходимо было пройти три «приёмных испытания»: закон Божий, математика, русский язык. Конкурс в среднем составлял три-четыре человека на место. Но далеко не все доходили до конца. Был случай, когда со всего класса (порядка 30-40 человек) до выпуска дошли лишь восемь учеников.

Ирина Макеева

В те времена не существовало принципа, что родители должны отдать ребёнка учиться по достижении им определённого возраста. Часто дворяне не хотели, чтобы сын покидал родовое гнездо и уезжал на учёбу в губернский город. Они могли несколько лет обучать ребёнка дома, нанимая ему репетиторов, а затем он поступал, например, в третий или пятый класс гимназии. Были и те ученики, которые обучались до конца шестого класса дома, затем сдавали экзамены и поступали в седьмой класс. Последние два года ребята учились всё же непосредственно в гимназии, чтобы иметь больше шансов сдать экзамены на аттестат зрелости.

Было разрешено и такое, когда ученик все 8 лет обучался дома и потом просто сдавал выпускные экзамены в гимназии, но тут свои подводные камни. Если гимназисты сдавали 10 экзаменов (5 письменно и 5 устно), то учившиеся экстерном — 17. И их крайне часто ожидала неудача.

Возраст учеников значения практически не имел. Если сейчас одноклассники — это в основном ровесники, то в старинной гимназии за одной партой могли оказаться ученики разного возраста, с разбросом в среднем в пять лет. В первый класс ребята шли примерно в 10-12 лет.

Правила и расписание

Ученики приходили на уроки к 9.30. После общей молитвы начинались занятия, которые длились по 55 минут. Всего 5 уроков. Среди дня проходила одна большая перемена в 25 минут на обед и зарядку. Другие перерывы были маленькими. Учились гимназисты шесть дней в неделю. Примечательно, что в гимназии не было столовой и дети обедали тем, что приносили из дома.

При этом регламентировалось даже время для выполнения домашнего задания. Ученики младших классов делали уроки с 17.00 до 20.00, а старшеклассники — до 22.00.

В учебное заведение разрешалось приносить только тетради и книги. Самые простые часы были под строгим запретом, чтобы дети не отвлекались. Более того, настенные часы висели лишь в холле и в одном из классов. Считалось, что ребёнку не нужно знать, сколько времени осталось до конца урока, чтобы он не мог просчитать, успеют ли его вызвать к доске.

— Внутренние правила гимназии строго регламентировали всю жизнь ученика: религиозные обязанности, учение, расписание, диктовали, как общаться с педагогами и одноклассниками, оговаривали отношение к начальникам и наставникам. Любое их нарушение строго каралось, — объясняет Ирина Федоровна.

Били по субботам

Был период в истории гимназии в 30-50 годах XIX века, когда учебное заведение работало по николаевскому уставу 1828 года. В ту пору во всей России применялись телесные наказания.

— В гимназии учеников наказывали жёстко, — продолжает Ирина Макеева. — Экзекуции, когда гимназистов били розгами, проходили по субботам. Но никогда наказание не было необоснованным, каждый ребёнок знал, за что его бьют. Для того, чтобы наказание не воспринималось как тюремное, и из уважения к детям недопустимым считался контакт прута с голым телом ребёнка. Ребят наказывали строго в одежде. В итоге воздействие было не столько физическим, сколько нравственным, психологическим.

Но в 60-х годах правила поменялись, и телесные наказания не просто были отменены, уже наоборот, педагог мог лишиться работы за рукоприкладство. Действовать и призывать ребят к порядку предписывалось только за счёт внушения, доброго слова наставника. Если же доброе слово не помогало, то ребёнка наказывали дополнительным временем, которое он должен был провести в гимназии после уроков (на час или на два). Такое наказание выносилось за невнимательность, разговоры на уроке, опоздание на утреннюю молитву и так далее.

— В особо серьёзных случаях ученика отправляли в карцер на чёрный хлеб и воду, — добавляет Ирина Федоровна. — Это была крайняя мера. Решение о наказании пребыванием в карцере мог принять только экстренно созванный педсовет. Так, например, ученика могли поместить на час в карцер за самовольный уход с урока. В архивных документах часто упоминается наказание карцером за провинность «прибил товарища». Это означало драку ребят во время перемены. Драка считалась серьёзной провинностью, так как являлась нарушением одного из главных правил – уважительно относиться к другим ученикам. Строгое наказание выносилось, если гимназист был дерзок с учителем. В лучшем случае ребёнка отправляли в карцер, но чаще всего исключали. Авторитет педагога в то время был на недосягаемой высоте. Самым жёстким наказанием являлось отчисление из гимназии.

Закон Божий

Что касается предметов для изучения, то программы в старинных и современных гимназиях сильно различаются. В XIX веке приоритетными дисциплинами были античные языки: латинский и греческий. На латынь давалось 24 % учебного времени, 17 % на греческий и 9 % на новейшие европейские языки (французский и немецкий). Всего языки составляли 50 % учебного плана. Всего на гуманитарные науки отводилось 75 % всех занятий.

Также старинную гимназию от современной отличало преподавание закона Божьего. В XIX веке церковь не была отделена от государства, а школа — от церкви. Учебные заведения в то время считались подконтрольными Священному синоду.

Преподавались также чистописание и логика. Были и предметы, которые изучают в современных школах: русский язык, словесность (литература), все разделы математики, физика, космография (астрономия), история, география

Образованные матери

В XIX веке гимназии делились на мужские и женские. И делалось это не для того, чтобы юноши и девушки не отвлекались друг на друга во время уроков. Основная причина раздельного обучения мальчиков и девочек была в том, что им преподавали разные предметы и с разными целями. Талантливые и умные девочки в Симбирской губернии обучались в Мариинской гимназии. У них не было древних языков, и курс математики длился чуть меньше. Отличие заключалось и в том, что в женской гимназии применялись очень мягкие наказания. Не было карцера, и барышень крайне редко оставляли после уроков. Чаще всего на них воздействовали лишь замечаниями и выговорами. Если девочки жили в пансионе при гимназии, то их могли наказать, лишив десерта.

Выпускница гимназии в XIX веке не могла поступить в университет.  Университетское образование для женщин было открыто лишь в начале XX века.

В те времена  качественное образование барышням из родовитых и состоятельных семей давалось с единственной целью, чтобы они стали достойными жёнами для образованных мужей и матерями для своих детей. Женщина должна была иметь достаточно знаний, чтобы дать ребёнку начальное образование, пока тот не дорастёт до возраста поступления в гимназию или школу.

Девочка из бедной семьи, если поступала в гимназию и успешно её оканчивала,  как правило, строила карьеру гувернантки или наставницы, что по тем временам выглядело крайне престижно. Учитель тогда слыл очень уважаемым человеком, и, даже если он служил в семье, обучая хозяйского ребёнка грамоте, он никогда не был на одном уровне с горничной или кухаркой. Он считался элитным работником, к которому относились с почтением, и эта работа высоко оплачивалась.

Народные школы

В XIX веке родители могли не отдавать ребёнка учиться в школу. Но чаще всего даже крестьяне осознавали, что нужно предоставить детям хоть минимальное образование.

Ребята с обычными способностями учились в так называемых народных школах, которых в Симбирской губернии существовало множество. Порядки там были куда проще, чем в гимназии, да и учебный план отличался.

Чаще всего дети обучались в народной школе четыре года. И этого было вполне достаточно. Там учили читать, считать, писать, истории, воспитывали чувство патриотизма. Преподавали закон Божий и специальные дисциплины, давали и начальные агрономические навыки. Основной задачей народной школы считалось дать ребёнку знания, необходимые для  жизни в сельской местности.

Образовательная система в дореволюционной России была очень многоплановой, без единого образца учебного плана. Так называемые практические предметы в начальных школах разнились в зависимости от потребности ребят, местности, где они проживают. Им могли преподавать аграрные науки либо азы скотоводства.

Раиса БОГАТЫРЕВА.

 

 

 

 

 

 

 

Справедливый телефон
Губернатор Ульяновской области включил свет в Новом городе. «Справедливый телефон» №309 от 22.03.2021
Все выпуски Справедливого телефона

Популярное