Просмотры3083Комментарии1

68-летний охотник гуляет пешком по области

Александр Ерисанов из села Репьёвка Колхозная Майнского района исходил пешком почти весь северо-запад Ульяновской области. Корреспонденты «Молодёжки» побывали в гостях у этого путешественника.

Александр Иванович родился в семье колхозника, а его дядя-москвич Андрей Федорович каждый год приезжал в гости в Репьёвку на охоту и примерно с семи лет стал брать племянника с собой в лес. В 14 лет у Александра Ерисанова появилось своё ружьё. После школы он отправился поступать на охотоведческое отделение Кировского сельскохозяйственного института, но учиться на том отделении не пришлось — на 50 мест желающих набралось около полутора тысяч человек, и предпочтение тогда отдавали представителям малых народов Севера. И он поступил на зоотехнический факультет.

В 1969 году после двух неудачных попыток перевестись Александр Иванович бросил учёбу, отслужил в армии, после шоферил и заочно окончил лесной техникум в Кировской области. Несколько лет работал в лесничестве Свердловской области. Соскучившись по родному краю, с молодой женой вернулся в Репьёвку. Построил здесь дом, вырастил троих детей. После выхода на пенсию у Александра Ивановича появилось время охотиться, писать рассказы и путешествовать по Ульяновской области.

Еду берет с собой

К каждому путешествию Александр Иванович готовится тщательно: на карте вычерчивает маршрут, из энциклопедии выписывает важную информацию о местах, в которые планирует отправиться, о природных и рукотворных достопримечательностях.

С собой берёт ложку, железную кружку, солдатскую фляжку для воды, котелок, нож, пуховик — всё это умещается в рюкзак.

Он у меня крепкий, его когда-то знакомый латыш выменял у американца на бутылку самогона. А пуховик с настоящим гагачьим пухом использую вместо спального мешка, — говорит он.

Также у путешественника всегда с собой аптечка и нитка с иголкой.

Берёт он с собой и еду. Раньше много не брал, покупал продукты в сельских магазинах, но наученный горьким опытом теперь продукты питания всегда носит с собой.

В одном из первых путешествий у меня закончился хлеб. Я завернул в село Елшанка Тереньгульского района, но там меня ждало разочарование: в село хлеб привозят раз в три дня и строго по количеству жителей. Продавщица посоветовала мне в следующий раз заказывать хлеб на себя заранее, я пообещал, что так и сделаю, — смеётся наш собеседник.

В общей сложности рюкзак весит 17-25 килограммов.

Александр Ерисанов не забывает про сотовый телефон и зарядное устройство, чтобы всегда быть на связи с супругой. Зарядить телефон обычно пускают домой местные жители сёл.

Путешественник также рассказал, что с собой он всегда берёт спиртовую таблетку, на которой кипятит кружку воды, и марганцовку, чтобы обеззаразить воду — не везде есть родники.

Бывало, приходилось брать воду прямо из лужи, когда пить хочется, а вокруг нет ни единого источника чистой воды. Почерпнёшь воду, крупицу марганца кинешь в кружку — попить можно, — поясняет пенсионер.

В странствиях Александр Иванович питается просто: пьёт чай, варит суп из тушёнки и круп, ест сало и сухари. Ночует в палатке, которая у путешественника тоже крепкая, непромокающая.

Куда податься?

Первое путешествие по области в пенсионном возрасте Александр Ерисанов совершил в 2012 году.

Годом ранее мне сделали операцию на ноге, и какое-то время спустя я решил её проверить, поэтому отправился пешком к двоюродному брату в село Кадышево Карсунского района. Дошёл за три дня, — вспоминает наш собеседник.

А так как он давно хотел посмотреть красоту родного региона, то решил каждый год, пока позволяет погода, совершать подобные вояжи.

За эти годы побывал во многих сёлах Майнского, Карсунского, Николаевского, Вешкаймского, Тереньгульского, Инзенского, Сурского, Барышского районов, заходил в Пензенскую и Самарскую области, в республики Чувашия и Мордовия.

Пенсионер выбирает направление не случайно. В село Телятниково Николаевского района ходил навещать армейского друга. В село Тукшум Самарской области несколько лет назад он отправился, потому что его мама, когда была подростком, принимала участие в строительстве железной дороги в годы Великой Отечественной войны между Ульяновском и Куйбышевым (ныне — Самара).

Мама рассказывала, что жила у Смирновых. Хотел найти потомков той семьи, но в селе мне сказали, что там каждый второй — Смирнов, — добавляет Александр Иванович.

В 2018 году майнский путешественник отправился в Инзенский район, где в конце 30-х годов прошлого века в военном лагере был его отец и оттуда уходил на фронт. Кстати, это было чуть ли не единственное путешествие, в котором наш герой воспользовался транспортом: от Майны до Инзы доехал на поезде, а оттуда — до Труслейки на автобусе.

Местный житель подсказал, где искать нужное место. Там я нашёл ровные ямы в два ряда, чуть поодаль ещё одна яма у дороги — своего рода КПП был, — уточняет Александр Иванович.

Обратно он шёл пешком, на это у него ушло 12 дней.

Путешественник советует всем побывать в Скрипинских Кучурах Тереньгульского района, так как там особая атмосфера. Можно посетить и Сурский район — один из красивейших в области.

Частная земля

В дороге, конечно, случаются неприятности: и ливень в поле застигает, и мошки какие-нибудь житья не дают, но больше всего печалит то, что по большинству лесных угодий просто так не пройдёшь.

Например, в том же путешествии из Инзенского района наткнулся у пруда на табличку «Частная собственность». Рядом были домик деревянный, пасека. Решил всё же остановиться поесть. Вдруг подъехал автомобиль, вышел мужик: мол, кто такой, что тут делаю, табличку видел? Я объяснил, что поем и уйду. Он больше не лез, но когда я уходил, видел, что у дороги стояли два столба, а между ними цепь на замке. И так везде — кругом частная земля, — сокрушается пенсионер.

Морда медведя

Впечатлений за эти годы накопилось предостаточно.

Например, в сенгилеевском лесу он продолжительное время наблюдал за косулями, которые из-за шума дождя не услышали, что близко подошёл человек.

А в Тереньге, когда посещал особняк Перси-Френч, произошла такая история. Спустился в подвал, побродил, пошёл обратно, а на ступеньке увидел женскую туфельку. Точно помнил, что раньше её не было там. Недалеко сидели две женщины, я им об этом рассказал, мол, кто-то подшутил надо мной? А они ответили, что никто, кроме меня, не спускался. Говорят, что там водится привидение, — рассказывает Александр Ерисанов.

А однажды у Теньковки в палатку заглянул медведь!

Сильный дождь застал меня в лесу. На скорую руку поставил палатку и сразу уснул. Среди ночи проснулся от того, что в палатку медвежья морда сунулась! Я закричал, чтобы его напугать, а вместо крика — заячий писк. Но тут же я понял, что мне это приснилось: это ветка берёзы из-за ветра палатку прогибала! — смеётся наш собеседник.

А в селе Ляховка Барышского района с местными жителями он тушил пожар.

В 2019 году сходить в большое путешествие не получилось из-за болезни супруги, но в запасе Александра Ивановича ещё есть пара лет для походов, а потом он сядет за рукопись.

Кроме красивой природы, старинных храмов и барских усадеб, ему интересны судьбы жителей местных сёл и деревень, затерявшихся среди лесов, гор, речушек. У него исписаны десятки блокнотов, которые в скором времени выльются в книгу.

Надеемся, что задумка Александра Ерисанова осуществится!

На протяжении долгого времени Александр Иванович печатается в районной газете, в 2014 году выпустил небольшим тиражом записки охотника – историю об охоте в центральной части Свердловской области, а также любопытные, забавные короткие рассказы, воспоминания разных лет. С разрешения автора мы знакомим вас с некоторыми его охотничьими историями.

«Знаток»

− А я ведь тоже охотник, — заявил как-то мой начальник.

− И на кого Вы предпочитаете охотиться?

− На этих самых… как их… глухарей.

В ближайшее воскресенье отправились мы с ним на глухарный ток. Март, звонкий морозец, крепкий наст. Рассвет. Солнце встало огромное, алое.

И тут началось.

− Тр-р-р… Тра-та-та-та… Тах, тах, тах… − со всех сторон. Прямо-таки, бой партизан с немцами.

− Во дают! – громко восхитился я.

Но мой начальник приложил палец к губам.

− Тс-с-с, глухарей вспугнешь. Ишь как заливаются!

А это вовсе даже дятлы барабанили.

«Охотничьи овчарки»

Эту историю рассказал мне знакомый егерь.

− Городские охотники, − говорит, − у меня недавно ходили на кабана. Но оклад оказался пустым. Расстроились, конечно, немножко, но делать нечего, не повезло. Идем к машине, тут меня один из гостей и спрашивает: «А у кого из местных охотников есть овчарки охотничьи?»

Я опешил. Овчарки, да еще и охотничьи?! Тут что-то не то.

− А где ты их видел-то? – спрашиваю.

− Да только что моего номера прошли (номер – место стрелковой линии, где охотник ждет добычу — Ред.). Породистые, экстерьер и все стати, только хвосты тяжеловаты.

− Э-э, мил человек! Это у вас в городе овчарки по балконам ходят. А у нас их волками кличут…

Эх, охотнички!

«Охота с кучки»

На привале идет обычный разговор охотников.

− Как я добыл первую лисицу, спрашиваете? – вступает в дружескую перепалку один из них. – М-да, тут целая история получилась. Добыл я ее с кучки… Это была для меня первая охотничья зима. Дело к вечеру, я шел домой, и тут знаете, как приспичило, что пришлось остановиться у кустика. А было это в поле. Присел я, значит, и только вставать, − глядь, катит, к моему кусту рыжий комок. Лисица! Хвост с аршин, а сама так и пылает огнем. Уж не помню, как ее выцеливал, как стрелял. Помню только, отдача была, аж сел… Смеетесь? А мне было не до смеха, особенно когда я бежал к добыче… со спущенными штанами.

Новый взрыв хохота.

«Ловушка»

Поздним вечером мой знакомый охотник со своим другом ехали через незнакомое село. Мела несильная метель – понизуха, тускло светили редкие фонари. На улице ни души. В салоне тепло, уютно. Пассажир подремывал под тихую музыку, доносящуюся из приемника. И вдруг, встрепенувшись и показывая в лобовое стекло, он воскликнул:

− Баба, голая баба в сугробе!

Водитель взглянул туда, куда показывал друг, и остолбенел. Обнаженная женщина, заложив руки за голову, смотрела на обомлевших мужиков из сугроба.

Водителю бы на дорогу смотреть, а не по сторонам на голых баб. Прозевал поворот и слетел с дороги. Пока откапывались да толкали «Жигуль», вспотели, как после бани.

А бабе той хоть бы что, стоит: ни жарко ей, ни холодно. Из дерева вырезана.

Вера МЕРКУЛОВА.

Комментарии: 1

  1. Аватар

    Гость

    Тепло на душе от таких историй …

Комментирование завершено.

Справедливый телефон
Коммунисты Ульяновской области отменяют День Великой Октябрьской социалистической революции 7 ноября. «Справедливый телефон» №269 от 05.11.2019
Все выпуски Справедливого телефона

Популярное