Просмотры324Комментарии1

«Я в обиде на тех людей, которым верила»

Ленинский районный суд может огласить вердикт по делу Балакишиевой уже в этом месяце. На последнем судебном заседании побывал корреспондент «Молодежки», а потом задал несколько вопросов обвиняемой.

Защита наступает

Напомним, что Алсу Балакишиеву обвиняют в получении взятки от работника фирмы «Аякс», некого Фахрутдинова, за помощь, оказанную якобы в победе в конкурсе на стройзаказ. Деньги передавала бухгалтер фонда партии «Единая Россия» Жидова.

В принципе, никакого ажиотажа по этому делу нет. Все ведут себя тактично. Хотя видно, что Алсу Харисовне всё это дается нелегко. Начались проблемы со здоровьем.

…Вначале суд заслушал двух свидетелей — работников ульяновского колледжа искусств. Именно туда приходил оперативник за  понятыми. И вот тут, как считают адвокаты, возникают неточности либо недоработки следствия.

По показаниям свидетелей, оперативник пришел в колледж в 9 утра (есть запись в журнале вахтера), а ушел в 9.15. Понятые вышли позже. А в протоколе зафиксировано, что понятые были на месте (там, где передавались деньги) в 9.15. Но расстояние между двумя заведениями не маленькое, и за одну минуту они могли добраться до пункта назначения лишь на ракете.

К тому же защита Балакишиевой считает, что протокол составлен с нарушениями.

На суде в тот день также выступил известный в городе 79-летний предприниматель Исаак Гринберг.

— Я более 20 лет знаю Алсу Харисовну и знаю ее как порядочного, честного и ответственного человека, — сказал он, —  и не могу даже допустить, что она могла брать взятку. Уверен, что суд во всем разберется, ведь были прецеденты. Михаила Шканова тоже обвиняли в получении взятки, но потом  все обвинения были сняты.

Затем суд допросил Алсу Балакишиеву.

— С обвинением в получении взятки не согласна, — сказала она. — Я не совершала ничего противозаконного и не вымогала взятки, не могла лично решать вопросы по распределению денежных средств и помогать в конкурсе какой-нибудь фирме. Я была президентом фонда на общественных началах. Все те деньги, что были получены в качестве пожертвования, были потрачены на нужды «Единой России».

В доказательство этого защита предоставила суду финансовые документы. Из них следует, что деньги пошли на рекламу, социологическое исследование, подарки ветеранам и на различные партийные мероприятия. Все расчеты подтвердили в московском представительстве фонда. Поясним, что ничего секретного в фонде нет. Пожертвования предпринимателей — обычное дело, и такие фонды есть у каждой партии.

Все материалы были приложены к судебному делу.

«Я чувствовала психологическую атаку»

После судебного заседания Алсу Балакишиева ответила на вопросы корреспондента «Молодежки».

— Алсу Харисовна, удалось ли переломить ситуацию в свою пользу?

— Мы предоставили все доказательства тому, что деньги пошли на нужды партии, — сказала Балакишиева. — Да мы и следствию предлагали услышать нас. В суде выяснилось, что Фахрутдинов не является представителем фирмы «Аякс». Ее гендиректор Минько пояснил, что первый раз слышит, что я просила какие-то откаты. А 20 мая 2016 года Фахрутдинов обратился к гендиректору «Аякса» с просьбой предоставить ему адвоката, так как его вызывают в правоохранительные органы. Оказывается, что он проходит по делу о мошенничестве. Минько пояснил суду, что не давал никому 500 тыс. рублей и тем более не отдавал никаких указаний передать эти деньги Балакишиевой.

Выходит, что Фахрутдинов и Жидова меня оговорили. И  почему-то оперативники и следователи заинтересовались работой фонда лишь тогда, когда я стала баллотироваться в Госдуму, прошла праймериз и даже заняла рейтинговое место. Меня хотели столкнуть с гособвинителем, разозлить судью. Но мы ведем себя тактично. Мне как-то один следователь сказал, что пять дней ночевал и дневал у ЗСО. А я не беру и не беру деньги. И вот продумали схему, как можно было их мне подбросить, потом выложили на сайте запись моего разговора. Но смысл его не может никто понять. потому что всё стерто. Оставлено только «положи в сумку». Но это обыденное дело. Я еду в командировку, мне постоянно в машину кладут информационные материалы, с которыми я во время поездки работаю. И вдруг использовали слова «положи мне в сумку» с тем умыслом, что речь идет о взятке, и подбросили мне деньги. А денег-то оказалось всего 345 тыс. руб. Уже не 500 тысяч. Во время очной ставки предприниматель сидел весь синий и дрожал как лист. Я ему сказала: «Посмотри мне в глаза. Когда я такие деньги у тебя просила? Ты что на меня наговариваешь?».

— В СМИ прошла информация, что Жидова чуть бы не агент правоохранительных органов…

— У Елены Жидовой  4 мая 2016 года дома был обыск. Производился он в рамках дела о мошенничестве с землей на ул. Тимирязева в Ульяновске. Свидетель пояснил суду, что лично видел свидетельство на оформленную землю. И якобы она хвалилась, что отжала этот участок у одного предпринимателя. Она, кроме того, при трудоустройстве в ЗСО скрыла факт, что оказывала бухгалтерские услуги предпринимателям. В итоге и Жидова, и Фахрутдинов оказались на крючке у правоохранительных органов и, видимо, пошли на подставу в обмен на свою свободу. Мало того, в суде от другого свидетеля мы узнали, что Жидову все знают в Заволжском районе как «агента» правоохранительных органов по прозвищу Малявка. Потом они же ее и спрятали. С 4 по 13 мая она не появлялась в ЗСО. А когда появилась, то заявила, что болеет и не может исполнять служебные дела. «Режиссеры» ею управляли.

— Не чувствуете ли вы давления на суд?

— Некоторые сайты на протяжении всего времени выкладывали различные видео и телефонные переговоры с целью давления на суд. Но суд — это не то место, где всё может прокатить. Кстати, третья провокация в отношении меня произошла 25 июля, якобы я была в одном из городских кафе. И это видео тоже выложили на сайте. А я шесть месяцев находилась в полной изоляции. Экспертиза подтвердила, что это была другая женщина. Огромное давление было и на мою семью, близких, знакомых. По поводу разглашения тайн следствия мой адвокат Паулов писал жалобы Чайке, Бастрыкину и Бортникову. Пришли ответы — расследовать дело. Но кто это сделал — так и не установлено. Считаю, что нарушение было преднамеренным.

— Вы верите в положительный исход дела?

— Если есть настоящее правосудие, то мы ожидаем хороший исход. Я в это верю. Законы пишутся для всех. Кстати, мои адвокаты вскрыли много нарушений по оперативно-розыскным мероприятиям. В получении денег Жидова даже не расписывалась. Понятые не считали деньги. И если суд это не учтет, то что я могу сказать? Могу лишь разочароваться.

— Скажите, вам хоть кто-нибудь из коллег позвонил, поинтересовался здоровьем?

— Я честно проработала на своего избирателя в законодательной власти с 1991 по 2016 год. И я не хочу комментировать этот вопрос. Моральную помощь и поддержку получала от депутатов предыдущих созывов, а также от местных представителей ЛДПР и КПРФ. Хотя в моей практике со сколькими депутатами были неприятности, я всегда оказывалась рядом, предлагала свою помощь. Но мои знакомые, школьные друзья, близкие — все меня поддерживают. А ведь мне даже нельзя было сходить в аптеку, магазин. Я не имела права нарушать постановление суда. Но я чувствовала психологическую атаку. Мне отказали все государственные лечебные учреждения. Одна известная главврач меня спросила: «Вы в каком статусе пришли?». В статусе больной, пациента! Во всех лечебных заведениях мне дали понять, что принимать меня нельзя. «Мы вас принять не можем» — вот такое отношение к человеку. Хотя я многие годы была попечителем в областном госпитале ветеранов войны и по возможности помогала этому лечебному учреждению.

— Как справились с домашним арестом?

— Очень тяжело. Плюс была сильная жара. Вообще я не ожидала, что попаду в изоляцию. Не было возможности даже поставить кондиционер. Целый день сидела с браслетом, который срабатывал практически через каждые две минуты. Я не спала в своей постели более 6 месяцев, пришлось спать на тахте, рядом с оборудованием, которое мне поставило УФСИН.

— Раскройте секрет, зачем вы до суда сложили с себя полномочия депутата ЗСО?

— Я скажу: мне предложили уволиться. Я сама написала заявление. Притом писала дважды. Кое-кто очень торопил меня, сделать это нужно было до предъявления мне обвинения. Хотя изначально никто по закону не мог меня лишить депутатского статуса, за исключением моих полномочий как заместителя председателя ЗСО. Но я очень рада, что меня не забыли мои избиратели. К моим дверям все шесть месяцев привозили молочные продукты, цветы, иконки. А вот членство в партии пока приостановлено.

— Скажите честно, вы в обиде?

— Я честно скажу, что в обиде на тех людей, с которыми всю свою жизнь была рядом и которым верила. Наверное, в жизни подобное должно было случиться, чтобы ты узнал, кто рядом с тобой, какие друзья и коллеги окружают тебя. Кто в меня верил — тот со мной и остался.

Записал Арсений КОРОЛЕВ.

Источник: Источник
Тэги:
00

Комментарии: 1

  1. Аватар

    Сидр

    Да уж печально

Комментирование завершено.

Справедливый телефон
Губернатор Ульяновской области «суёт нос в каждую дырку». Зачем ему это нужно? «Справедливый телефон» №293 от 22.06.2020
Все выпуски Справедливого телефона

Популярное