Просмотры539Комментарии0

Как телефонные хулиганы мешают нам жить

Зачем загонять иголки под ногти, жечь раскаленным утюгом или ломать пальцы, когда существует куда более простой способ испортить кому-то жизнь? Для этого требуется всего лишь телефон, и ничего больше. Регулярные звонки в неурочное время способны превратить в ад жизнь практически любого человека. Ночная трель, зловещее молчание, короткие гудки — вроде бы ничего еще не произошло, а душа замирает от страха.

К вам едет команда!

Звонок раздался в пять утра. Нина Демидова (имя и фамилия изменены. — Е.С.) с бьющимся сердцем бросилась к телефону. У москвички пожилые родители, поэтому она никогда не отключает телефон: все может случиться. Определителя номера у нее нет.

Незнакомый голос жестким тоном сказал: «У вас есть непогашенная задолженность перед банком. К вам приедет специальная команда, чтобы произвести арест имущества!» Напрасно Нина пыталась объяснить, что никаких кредитов в этом банке не брала, поэтому ничего не должна выплачивать. В трубке уже звучали гудки отбоя.

Через пару дней все повторилось: звонок в предрассветный час, железный голос, угрозы. Нина опять не смогла вставить ни слова. Только тогда она поняла, что разговаривает с роботом.

— Я никогда не была даже вкладчиком этого банка, — рассказывает Нина, — а кредит не брала ни разу в жизни. В квартире кроме меня прописаны мой взрослый сын и муж, с которым мы состоим в разводе. Подумала: вдруг они оформляли кредит? Но ни сын, ни муж тоже никогда не имели дело с этим банком. Я понимала, что стала жертвой ошибки.

Она поделилась с друзьями. Все успокаивали: «Ерунда! Не бери трубку! Отстанут!» Но террор продолжался.

— Они почему-то звонили в самое глухое время: в 4 и в 5 утра. После этого ведь уже не заснешь. — Нина вспоминает историю как кошмарный сон. — Назначали очередную дату приезда их бригады. То есть текст автоинформатора регулярно обновлялся. Однажды потребовали, чтобы я в течение недели приехала в офис куда-то в Алтуфьево, иначе они пожалуют ко мне сами, а если меня не окажется дома, выломают дверь. Знакомые подтвердили: такое бывает!

Нина страшно боялась этих угроз и старалась в назначенное коллекторами время просто уехать из дома. Шла на работу, когда в этом не было необходимости, напрашивалась к друзьям, придумывала себе дела, лишь бы не сидеть в квартире, вздрагивая от каждого шороха. Но, когда террор перевалил уже на третий месяц, она отправилась в ближайшее отделение злополучного банка. Там ей объяснили, что ее преследует коллекторская служба, с которой у банка якобы нет непосредственного контакта. Доведенная до отчаяния женщина не отступала, и тогда ей все-таки дали номер телефона. Из дома дозвониться не получилось: трубку упорно не снимали, пришлось снова ехать в банк.

— Наконец меня связали с сотрудницей коллекторской службы, которая на мой вопрос: «Почему меня терроризируют ваши сотрудники и когда прекратятся звонки?» — ответила, что это, мол, запретная тема! В итоге банк согласился помочь урегулировать вопрос, но потребовал, чтобы я предъявила выписку из домовой книги, а также справку из МГТС о том, кто является владельцем моего телефонного номера. В общем, пришлось доказывать, что я не верблюд. Все эти документы принесла в банк, написала заявление, где указала, что у меня не было никаких кредитов, и попросила оставить меня наконец в покое. Менеджеры заверили, что через две недели проблема будет устранена. Наконец из банка мне на сотовый телефон пришло сообщение, что мое заявление рассмотрено и принято положительное решение. Банк претензий не имеет и приносит свои извинения. Жалею, что не потребовала компенсации морального вреда. Мучения длились около трех месяцев, а это очень много.

Девяносто дней стресса — это действительно чересчур. Нина и сегодня, спустя два года, с опаской подходит к телефону. О пережитом вспоминает с содроганием: «После каждого звонка я себя очень плохо чувствовала — и под ложечкой болело, и поясницу ломило, и волосы выпадали. А главное, знаешь, что ни в чем не виноват, и не понимаешь, за что с тобой так!»

Я могу это понять, потому что сама испытала нечто подобное, правда, не в столь драматичной форме. Сим-карта, которую мне выдали в редакции, раньше принадлежала некоему Сергею Львовичу — должнику того же банка, который наслал на Нину Демидову коллекторов. Трепали нервы пару месяцев, требуя позвать злополучного Сергея Львовича к телефону или заплатить за него 4 тысячи 600 долларов. Выбивальщики долга никогда не представлялись по фамилии и упорно не желали понять, что я к их клиенту никакого отношения не имею.

Когда на дисплее высвечивался знакомый номер, я пробовала не отвечать. Но упорство коллекторов было сродни ослиному: они слали СМС и продолжали наяривать. Иногда я просто орала в трубку, что не знаю никакого Сергея Львовича, и грозилась обратиться в полицию. Разговоры на повышенных тонах помогали ненадолго, потом все возобновлялось. Не люблю размахивать удостоверением «Пресса», но тут пришлось доходчиво объяснить коллекторам, что у меня, в отличие от бессловесных жертв, есть возможность предать эту историю гласности. И от меня наконец отстали!

В черный список!

Диапазон назойливых телефонных издевательств достаточно широк. Подростки от скуки придумывают розыгрыши, порой далеко не безобидные. Это называется «по приколу».

Компания старшеклассников до поздней ночи названивает жителям своего района, предлагая дешевое место на кладбище.

Школьник сбегает с последнего урока и звонит бабушке одноклассника-отличника: «Ваш внук попал под машину!» Старушка лишается чувств у телефона. Диагноз — инфаркт.

Даже такие безобидные вещи, как глупые вопросы типа «это бордель?», «добрые» советы помыть телефонный аппарат в мыльной воде или свернуть провод в 4 раза, чтобы засунуть его в известное место, тоже выводят из себя.

Телефонные забавы взрослых еще изобретательнее. Многие обожают ролевые игры. Одни прикидываются врачами, чтобы полакомиться чужими интимными подробностями, другие изображают из себя кинорежиссеров, третьи играют в агентов спецслужб, четвертые представляются социологами и задают вопросы исключительно «про это». Такие игры с «переодеваниями» достаточно неприятны для тех, кого используют втемную.

Но есть и совсем уж запредельные увеселения, когда родственников пропавших без вести, чьи фотографии печатали в газетах, размещали в Интернете или показывали по ТВ, начинают одолевать телефонные садисты, которые прикидываются свидетелями преступления и, млея от удовольствия, сообщают жуткие подробности.

Но это все старые приемы, отточенные еще в незапамятные времена. А вот и свеженькие технологии. Блогер Дмитрий Чернышев (mi3ch) рассказывает: «В прошлый понедельник на мой мобильный позвонил неизвестный. Из потока мата, угроз и оскорблений удалось понять, что так как мне не нравится политика партии и правительства в отношении Донбасса, то на моей совести все убитые там дети. И что я за все отвечу.

Потом на телефон начались сотни звонков с разных номеров. Блокировка номеров не помогала — тут же шли звонки с новых номеров (сейчас в черном списке моего телефона 450 номеров). Это называется телефонный флуд. В результате такой атаки до человека никто не может дозвониться.

Кроме того, мой оппонент разместил на множестве бесплатных сайтов объявления от моего имени. С моим номером. И мне начались звонки от людей, которые хотели купить мой автомобиль (очень дешево) и ручную обезьянку. Думаю, что последним ходом злоумышленник очень гордится и рассказывает об этом своим корешам…»

Дмитрий советует людям, оказавшимся в подобной ситуации, не терять присутствия духа и не впадать в депрессию, чтобы не доставлять радость телефонному террористу.

Они представляются нам наглыми ребятами, которым море по колено, но в жизни это, как правило, закомплексованные, робкие, неуверенные в себе лузеры, способные наслаждаться своей властью над другими лишь анонимно, в обличье человека-невидимки. И телефон дает им такую возможность. Для таких людей это оптимальный канал «общения». Можно безнаказанно и оскорбить человека, и даже получить сексуальное удовольствие.

Назойливые преследования по телефону часто отравляют жизнь знаменитостям. Телеведущая Юлия Меньшова рассказывала мне однажды, как ее целый год мучил назойливый аноним. Он звонил почти каждый день, иногда просто молчал. Напряженная тишина в трубке была невыносимой. Телезвезда даже обращалась в милицию с просьбой установить назойливого воздыхателя, но ее отсылали на телефонный узел. Однажды Ромео появился у ее подъезда. Он прятался за колонной и улыбался, производя впечатление не совсем адекватного человека. Преследование прекратилось, когда Меньшова вышла замуж и переехала с мужем на съемную квартиру. Поклонник-неудачник потерял след.

Впрочем, чуть ли не у каждой знаменитости есть в запасе несколько подобных историй. Кто-то в ярости нажимает «отбой», кто-то разражается ненормативной лексикой, кто-то испытывает нервный срыв. На звездах специализируются так называемые пранкеры, и небезызвестный Вован давно уже сам раздает интервью, с удовольствием рассказывая, как он лихо развел того или иного медийного персонажа на откровения.

Но кому нужны простые смертные? Зачем пугать женщин и детей, доводить до белого каления старушек, заставляя их горстями пить валидол?

У судебного врача-психиатра Георгия Введенского был пациент, который часами набирал разные случайные номера, чтобы найти жертву — молодую женщину, с которой умело завязывал разговор. Жаловался на невезение в личной жизни, усталость от одиночества. Как ни странно, этот нехитрый прием часто срабатывал — и девушки соглашались встретиться с романтичным незнакомцем.

Самое интересное, что пациент психдиспансера на свидание не являлся. Ему не нужен был живой контакт. Пока девушка нервничала в бесплодном ожидании, бросая взгляд на часы и озираясь по сторонам, он подглядывал за ней из-за угла, упиваясь своей властью. Расстроенная жертва уезжала домой, думая, что она не понравилась или ее просто разыграли. Но на этом затейник не останавливался. Он начинал названивать девушке, которой испортил вечер: «Я тебя видел». И плавно переходил к запугиванию: «Знаешь, почему я не пришел? Боялся, что изнасилую тебя и убью». Можно себе вообразить, какой ужас испытывала бедняга.

К счастью, дикие угрозы оставались только на словах, но кто мог гарантировать, что телефонный маньяк однажды не начнет претворять их в жизнь? Есть исследование американских ученых, в основу которого легли опросы серийных насильников. Так вот, почти 40 процентов начинали именно с телефонных звонков непристойного содержания.

«Барышня, соедините!»

Той самой Нине Демидовой, которую с подачи одного из крупнейших российских банков три месяца прессовала коллекторская служба, фантастически «везет» на телефонных садистов.

Не успела москвичка отойти от ночных звонков, как ее опять начали одолевать неизвестные жаворонки.

— Первый звонок раздается в 6 утра, — возмущается Нина. — Либо молчат, либо произносят примерно такой текст: «Вы мне звонили? Я вас внимательно слушаю. Что вы хотели сказать?» Если я вешаю трубку, мне перезванивают. Разные голоса. Вероятно, разные города, потому что периодически я слышу характерную трель междугородного соединения.

Может быть, это отголоски той банковской истории? Нет, уверена Нина, на сей раз ей досаждают обычные хулиганы, которым кто-то сообщил ее номер. Но только почему на роль жертвы выбрали именно ее? И кто эти анонимы, отравляющие ее жизнь? Нина убеждена, что среди ее знакомых таких людей нет.

Казалось бы, зачем терпеливо выслушивать разный бред? Достаточно просто выдернуть вилку из розетки и прекратить ненужное общение. Но объекты телефонных преследователей часто чувствуют себя словно под гипнозом. Они будто связаны незримой нитью с человеком на том конце провода. Известны случаи, когда у несчастных жертв формировалась психологическая зависимость от этих звонков. Одно лишь только ожидание очередной пытки по телефону держит их нервную систему в жутком напряжении. Услышав звонок, они испытывают ужас, но все равно хватают трубку.

Можно ли как-то обезопасить себя от назойливых анонимных вторжений в личную жизнь?

Есть несколько простых технических рекомендаций для владельцев мобильников. Смартфоны позволяют перевести телефон в режим «Принимать звонки только от людей из вашей телефонной книжки». Кроме того, сегодня практически все мобильные операторы предлагают бесплатную услугу под названием «Черный список».

Если же хулиган позволяет себе угрозы в ваш адрес, неплохо проинформировать его о соответствующей статье УК РФ. Мера пресечения по статье 119 составляет от 6 месяцев принудительных работ до 2 лет тюремного заключения, в зависимости от тяжести преступления.

Поэтому «беседу» нужно записать на диктофон и обязательно предупредить злоумышленника, что разговор фиксируется. К сожалению, в случае с телефонными садистами очень сложно доказать факт угрозы жизни, даже если есть что предъявить суду. Ведь виновника накажут только в том случае, когда существуют доказательства, что у него имелись основания для осуществления угрозы жизни и здоровью. Кроме того, очень большой вопрос, захочет ли полиция разыскивать неизвестного хулигана, который всегда может сослаться на то, что это был всего лишь розыгрыш.

Если террорист названивает на городской телефон, не оснащенный ни функцией АОН, ни блокирующими возможностями, избавиться от преследования будет труднее.

По мнению специалистов, сегодня невозможно определить назойливого абонента. Это раньше, когда использовались другие телефонные станции и на каждой круглосуточно дежурил специалист, установить соединение не составляло труда.

На современных станциях цепочку проследить нереально. Сложно поймать и сигнал с телефона, обслуживаемого ведомственной сетью. Создать «черные списки» для нежелательных абонентов АТС тоже не в состоянии: вы сняли трубку — и соединение состоялось.

Иногда вы становитесь случайной жертвой, иногда — нет. Почему именно вы? Есть множество мотивов. А найти телефонные контакты человека не так уж сложно. Правда, почила в бозе такая милая услуга, как «Барышня, соедините», когда телефонистка могла выступить в роли секретарши, транслируя ваш звонок соседу с первого этажа, к примеру. Закон РФ «О персональных данных» стоит на страже конфиденциальности. Но для злоумышленников и это не проблема, у них есть доступ к базам с самой различной информацией о гражданах.

Им нужна ваша реакция — эмоциональная, на грани нервного срыва. Ответное молчание, причем холодное и равнодушное, без нервного придыхания, тоже выбивает эту публику из колеи. Но самый надежный вариант ответа на всевозможные телефонные притязания, советуют психологи, — просто повесить трубку, не вступая в диалог.

Елена Светлова

Источник: “Московский комсомолец”

Тэги:
Справедливый телефон
Десятки тысяч людей остались без воды! СТ №357 от 4.12.2023
Все выпуски Справедливого телефона

Популярное