Просмотры8076Комментарии1

Бандитский Ульяновск. Русская рулетка Стёпы

Борец вольного стиля Сергей Степанов был единственным ульяновцем, выбившимся в авторитеты всероссийского масштаба. Переехав в середине 80-х в Ленинград, он вскоре стал одним из лидеров тамбовского преступного сообщества, заработав у братвы громкое “погоняло” Степа Ульяновский. В северной столице Степанов был известен во всех слоях общества – от бандитских кругов до коридоров Смольного. И в этом нет ничего удивительного -власть предержащие знали его в первую очередь как респектабельного бизнесмена – официального лидера южнокорейской фирмы “Киа” по Северо-Западному региону.

Сергей Степанов родился в простой ульяновской семье, проживавшей в северной части Ульяновска. Еще пацаном приобщил ся к спорту, выбрав борьбу. И достиг неплохих результатов – боролся на уровне мастера спорта. Когда Сергею перевалило за двадцать, он впервые познакомился с зоной. На чем борец “погорел”, уже никто не помнит, но известно, что отбывать в местах не столь отдаленных ему пришлось года четыре. Последние месяцы он досиживал в одной из ульяновских колоний. “Колонисты” его не запомнили, а вот контролеры СИЗО-1 здорово удивлялись, видя, как “следственно арестованный Степанов” во время прогулок выбегал в тюремный дворик в одних трусах и начинал усиленно разминаться. Постоянно “качался” он и в камере.

Сергей Степанов, он же Стёпа Ульяновский

Сергей Степанов, он же Стёпа Ульяновский

Отсидев, Сергей женился, стал известным человеком в своем районе. И успел сделать немало хорошего для земляков: помогал завозить дрова немощным старикам, хлопотал о водоснабжении, об освещении улиц. Так и прослыл среди малоимущих благодетелем и заступником. В середине 80-х Степанов и еще несколько ульяновских спортсменов уехали в Ленинград. Начавшаяся перестройка изменила жизненные ориентиры – у парней с силенкой в руках и с царем в голове появилась масса способов заработать на жизнь вне борцовского ковра. Кто-то из симбирян преуспел в Питере, став солидным бизнесменом, кто-то, не проявив коммерческих и организационных талантов, стал скромным тренером в заштатной секции, кто-то поставил себя вне закона. Прекрасно зная, что ступившие на криминальную стезю люди живут хорошо, но мало, Степанов тем не менее выбрал последнее.

Весельчак по натуре, он не всегда мог справиться с бурлившим в крови адреналином – любил риск, кураж, свежие впечатления. О последствиях Сергей мало задумывался – надеялся, что Бог упасет его от скорой и лютой смерти. А человеком он был набожным – носил на груди старинную ладанку, часто ходил в церковь. В то время в Питере начала организовываться так называемая тамбовская преступная группировка – выходцы из Тамбовской губернии Владимир Кумарин (Кум) и Валерий Ледовских (Бабуин) перетянули в город на Неве группу земляков и создали организацию, обиравшую частных предпринимателей и вкладывающую деньги в легальный бизнес. Почувствовав вкус больших денег, “мальчики” уже не хотели в Тамбов. Наоборот, Кумарин и Ледовских стали некоронованными королями Северной Пальмиры, поставив под свои “знамена” сотни бандитских “штыков”. Несмотря на массовый отстрел тамбовских в начале 90-х (Кумарина изрешетили из автомата, и он выжил лишь чудом, на Ледовских покушались три раза, но безуспешно), они и сейчас являются одним из самых мощных преступных сообществ Питера, имеющим обширные связи среди политиков, бизнесменов, сотрудников правоохранительных органов. Сейчас тамбовские контролируют торговый порт, торговлю нефтепродуктами, около сотни различных фирм, имеют множество региональных “филиалов”.

С этими людьми и связал свою судьбу ульяновский борец Сергей Степанов. Ледовских и Степанов начинали в Питере с предоставления ‘крыш” различным фирмам, контролировали поставки товаров. В 90-е годы оба авторитета выросли из бандитских “штанишек” и занялись легальным бизнесом. Сергей, получивший кличку Степа Ульяновский, преуспел по части производства и продажи импортных автомобилей, “завязавшись” с южнокорейцами. В городе у него было совместное предприятие – автозавод, где собирались лимузины “Киа”. Степанов пользовался полным доверием иностранных партнеров, став официальным дилером этой известной фирмы по Северо-Западному региону (в одном из номеров журнала “За рулем” помещена фотография, запечатлевшая Степанова, южнокорейских бизнесменов и мэра Санкт-Петербурга Анатолия Собчака). К тому времени авторитет уже уяснил: чтобы делать хороший бизнес, нужно как можно активнее вторгаться в политику. Говорят, он был лично знаком и с Жириновским.

Обосновавшись в городе Петра, Степа Ульяновский не прерывал связей с родиной. В Ульяновске у него оставались друзья, знакомые. Для них много значила поддержка питерского авторитета. Тем более что Степанов готовил почву для постройки в Ульяновске завода по сборке автомобилей “Киа”. О том, как встретились Ледовских и Степанов, история умалчивает. Важно другое – авторитеты сошлись характерами и даже стали друзьями. Умный, начитанный Валерий и импульсивный Сергей прекрасно дополнили друг друга. Ведущую роль в этом тандеме играл Ледовских. Степанов брал непосредственностью и го-товностью помочь. Если кто-то из своих попадал в беду, Степа не жалел ни денег, ни времени. За что и был уважаем братками. Правда, и муштровал их Ульяновский нещадно. Особенно любил устраивать неожиданные тревоги – проверял на бдительность. Оба приятеля души не чаяли в собаках. У Ледовских был элитный питбуль по кличке Барракуда. Щенка от нее он подарил Степанову. Тот с радостью принял живой подарок и назвал его странноватым прозвищем Зел. Широкая Степина натура постоянно жаждала новых приключений. Однажды в Питере он с товарищами ехал на такси по своим делам. Все были “под градусом”. Куражась, братва стала приставать к водителю: мол, дай Степе порулить. Таксист отказался вверять руль в чужие руки, и тогда его просто вытолкали из машины. За баранку сел Серега и так лихо газанул, что “тачка” сверзилась в канал. Братки попали в больницу, а Степа – в “Кресты”. Вскоре Степанова этапировали из “Крестов” на историческую родину по весьма серьезному поводу – проверяли на причастность к изнасилованию сторожихи одной ульяновской школы.

Оказавшись в камере СИЗО-1, Сергей навел в ней железный порядок – категорически запретил сокамерникам ругаться матом и “ботать по фене”. И ввел обязательную физзарядку по утрам. Следователю, “коловшему” его на причастность к изнасилованию, Степа пригрозил страшными карами и стал собирать информацию об этом человеке. Но когда дело развалилось, помягчел душой и признался следаку: “Хотел тебе отомстить, да ребенка твоего больного пожалел…” Степа любил выражаться афористично. Однажды у него возник финансовый конфликт с южнокорейскими партнерами – за доставку автомобилей те запросили слишком много денег. И авторитет сказал жадным азиатам: “Да за такие деньги я воробья бегом в поле загоняю!” Говорят, корейцы поняли его без перевода. Было бы наивным полагать, что Степа был эдаким питерским Робин Гудом с широкой душой волжанина. В правоохранительных органах отношение к Ледовских и Степанову было однозначное – их считали главарями бандитского синдиката, по которым “тюрьма давно плачет”.

Умер Степа Ульяновский странной, можно сказать, загадочной смертью. Его труп с огнестрельным ранением нашли в подъезде одного питерского дома в феврале 1997 года. По официальной версии, Сергей и еще двое каких-то его знакомых решили сыграть в этом подъезде… в русскую рулетку. Суть этой старинной офицерской “забавы” заключается в том, что каждый из играющих поочередно приставляет к виску револьвер, в барабане которого один патрон, и нажимает на курок. Проигрывает тот, кому он “достается”. Согласно предположению следственных органов, авторитету просто не повезло, сам ведь барабан-то крутил… Но в столь нелепое самоубийство мало кто поверил – хоть и была в характере Сергея авантюрная жилка, но он никогда не отличался склонностью к дешевому гусарству. Защищать свою честь и жизнь в свирепой драке 35-летний авторитет был готов всегда. Но весьма сомнительно, что он, один из лидеров могущественной империи тамбовских, мог безоглядно бросить свою жизнь на весы его величества случая. Впрочем, версия самоубийства устроила многих. В первую очередь, врагов, которых у Степы было немало в Питере. И, похоже, милицию и прокуратуру, не желавшим углубляться в криминальные дебри. Похороны Сергея Степанова, как водится у авторитетов такого уровня, прошли с большой помпой. Церемония прощания с погибшим явила традиционное для эпохи “великой криминальной революции” -единение бандитского сословия и радеющих за простой народ чиновников. В последний путь Ульяновского провожали Кумарин, Ледовских, сотни других авторитетов со всей России калибром поменьше.

В следующий вторник, 2 декабря читайте в рубрике Бандитский Ульяновск о самых громких заказных убийствах в областном центре в середине 1990-х.

Опубликованные в этой рубрике материалы собраны из книги Сергея Трофимова «Ульяновская братва. Невыдуманные истории любви, жизни и смерти» (2002 год, © 000 «Симбирская пресса»).
Читайте также историю об авторитете Капрале, возглавлявшем засвияжскую “Саплю”.

Справедливый телефон
Десятки тысяч людей остались без воды! СТ №357 от 4.12.2023
Все выпуски Справедливого телефона

Популярное