Просмотры524Комментарии2

На страже культурного наследия

Шум вокруг исторических зданий Ульяновска возникает периодически. Что-то запущено, что-то ремонтируется, но не так, как нам, горожанам, хотелось бы. В чем тонкости тяжелого дела сохранения культурного наследия, как оно осуществляется и чего нам ждать в ближайшем будущем? На эти и другие вопросы корреспондентов портала МИСАНЕЦ.РФ ответила заместитель директора областного Департамента культурного наследия Любовь Еремина.

Optimized-0uM1Fk0r85U (1)

Краеведческий музей и его две стороны….


-Любовь Владимировна, спасибо, что согласились с нами побеседовать! Начать хотелось бы с вопроса, который волнует многих ульяновцев: у нас есть исторические здания, которые реставрируют полностью, а есть те, которые приводят в порядок частично. Бывает, с «лицевой» стороны все красиво, а стоит завернуть за угол — видишь обветшавшую стену. От чего это зависит?
-В каждом конкретном случае бывает по-разному. Есть здания, у которых культурным наследием считается только определенная часть, есть те, которые им считаются полностью. Например, в советское или постсоветское время к зданию сделали пристрой. Но ведь от этого оно не перестает быть наследием. По закону, если от объекта культурного наследия остается 40% , он все равно считается таковым. Есть здания, у которых при осмотре мы выявляем, что определенная часть историческая. На каждый объект существует специальный документ – «Охранное обязательство». В нем мы прописываем площадь самого объекта и площадь именно исторической части.
-Выходит, реставрируют только самые ценные части зданий?
– Не обязательно. Бывает, что покрашен только фасад, потому что обственник хочет, чтоб к нему не придирались. А ведь самое главное, с чего нужно начинать — это фундамент, если он плохой, кровля, стропила. В исторических зданиях все сложно. В обычном доме кровля плохая — снесли, сделали новую. А тут нельзя. Сразу провести глобальную реконструкцию собственник просто физически не может, это материально тяжело. Поэтому обычно свои рекомендации мы даем в перспективе: если будет реконструкция, снести пристрой. Или, если вставлены пластиковые окна, прописываем: когда будете в следующий раз менять окна, обязательно поставьте деревянные.
-То есть собственник сам решает вопрос о реставрации?
-По законодательству, бремя сохранения несет собственник. Им может быть кто угодно — от Российской Федерации до физических лиц. Реставрация — их обязанность. А порядок выполнения этой обязанности определяем мы, посредством выполнения «Охранного обязательства». Когда человек покупает объект культурного наследия, он идет его регистрировать. Без оформления «Охранного обязательства» право на собственность никогда не зарегистрируют. В «Охранном обязательстве» есть раздел, где прописано состояние объекта, список работ, которые необходимо выполнить, и их срок. Впоследствии мы контролируем, исполнил ли собственник поручение.
-А нельзя ли обязать собственника сразу привести его здание в порядок?

Некоторые здания привели в порядок полностью.

Некоторые здания привели в порядок полностью.


-Мы пробовали, например, обязать снести пристрои, но суды нас в этом не поддерживают. Ведь это частная собственность, а она охраняется государством и законом.
-Что касается самой реставрации: как решается, кто ее будет выполнять?
-Этот порядок очень регламентирован. Мы выдаем собственнику выдаем «Охранное обязательство», в нем прописан порядок проведения работ. Сначала выдается задание, по нему специализированная лицензированная организация разрабатывает проектную документацию, согласовывает ее. После этого выдается разрешение. Организации выполняют работу, составляют отчеты, мы у них работу принимаем.
– То есть их жестко контролируют? Не может быть, например, что здание покрасили в какой угодно цвет?
-Да, все жестко. Нарушения может и встречаются, но мы на это реагируем. Приведу в пример нашу охранную зону. Не все объекты в ней являются культурным наследием, тем не менее, их тоже контролируют. Буквально месяц назад у нас два собственника решили выкрасить в ядовитые цвета свои здания на улице Ленина. Нам позвонили сотрудники Музея-заповедника «Родина В.И. Ленина», другие неравнодушные люди. Мы вышли к собственнику и объяснили, что это недопустимо, ведь они находятся в исторической части города. Тогда женщина-собственница одного из них пошла в магазин, где покупала краску, ей подобрали цвет и тон, мы их согласовали, и в итоге здание выкрасили как положено. Когда недалеко от нее начали выкрашивать другой объект, она сама подошла и сказала им: «Да вы что, вас так оштрафуют!»

Дом Языковых...

Дом Языковых…

-Все ли виды работ необходимо согласовывать? Например, в жилом доме обветшало крыльцо, и его необходимо заменить…
-Есть определенный вид работ. Например, для покраски фасада не нужна специализированная организация. Мы утверждаем цвета — и все. Но если нужно заменить штукатурку на фасаде, или провести другие работы, затрагивающие конструктивные элементы — это должна делать только специализированная организация. Еще при составлении «Охранного обязательства» у объекта определяется предмет охраны. Если это крыльцо – предмет охраны, то частным собственникам трогать его нельзя. Их об этом обязательно извещают. Часто граждане приходят и говорят: «Давайте, просто подпишу Обязательство». В этих случаях мы настаиваем, чтобы они взяли его домой, почитали.
Если есть возражения, мы их можем согласовать. Да, можно было бы прописать, что собственник в течение года должен полностью отреставрировать объект. Но если он прекрасно понимает, что этого сделать не сможет, какой смысл? Оштрафуем мы его, а зданию от этого толку никакого. А если собственник говорит: «Раскиньте мне года на 3-4, и я буду потихоньку делать», конечно, мы идем навстречу.

-И делают?
-Да. Для нас самое главное, чтобы для объекта хоть что-то было сделано. Как показывает практика, частные лица намного ответственнее относятся к своим обязательствам, чем юридические. И это зависит не от уровня жизни, а, видимо, от внутреннего убеждения.

-Что сейчас реставрируется из исторических зданий, каковы планы на ближайшее будущее?

За Филармонию возьмутся в следующем году.

За Филармонию возьмутся в следующем году.

-Сейчас на Льва Толстого, 51, в полном объеме идет реставрация Музея искусства. На следующий год запланирована полная реставрация Филармонии. Там уже два года идут мелкие работы, а на следующий год на нее будут выделены большие деньги. По муниципалитетам реставрация тоже идет нормально. Кроме того, будет отреставрировано здание, прилегающее к Дому Гончарова — Дом Юргенса. Это – частная собственность, вопрос о реставрации решается с 2010 года. Сейчас проектная документация разработана на 100%, она проходит экспертизу в Москве. Там будут очень много конструктивных элементов менять. Я думаю, в конце этого – начале следующего года начнется реставрация.

Беседовала Анастасия ИЛЬИНА.

Тэги:
Справедливый телефон
Десятки тысяч людей остались без воды! СТ №357 от 4.12.2023
Все выпуски Справедливого телефона

Популярное