Просмотры1146Комментарии0

В депутаты через полиграф

Экс-министр спорта области, ныне директор Ульяновского училища олимпийского резерва Сергей Кузьмин предложил изменить условия праймериз единороссов. С ним встретился корреспондент «Молодёжки».

— Сергей Сергеевич, что Вас не устраивает в праймериз?

— Как идея замечательная. Но тут получается, что неважно, кто ты есть на самом деле, есть ли у тебя компетенции работать в законодательном органе или просто ты «денежный мешок», родственник кого-то из регионального бомонда. Хотелось бы, чтобы в областной парламент ведущая политическая сила делегировала людей действительно порядочных, эффективных, грамотных, ориентированных на решение проблем государственного уровня, а не «лоббистов». Поэтому необходимо дорабатывать существующие правила игры, обеспечить всем кандидатам равные возможности, в том числе агитации. Нужно упростить процедуру голосования, ввести «ценз оседлости». Нет смысла выбирать человека, который поверхностно знает проблемы региона или города. Обязательно стоит проверить кандидата на элементарную грамотность. А то у некоторых «политиков» такая дремучесть в речах, что удивляешься, как их выпустили из школы и приняли на работу. Нужно, чтобы всё было более прозрачным.

— А с проверкой на полиграфе кандидатов Вы не переборщили?

— Нужно обязательно ввести эту процедуру. Вопросы спецы подберут так, чтобы легко понять, зачем человек хочет идти во власть и кто за ним стоит. Впрочем, кто стоит за кандидатом, особого секрета нет. Отдельная тема для тех, кто повторно хочет поработать в парламенте. Полиграф может отпугнуть таких кандидатов, а кому-то придется заволноваться, например, при ответе на вопрос, чьи реально интересы депутат защищал. Я недавно одному товарищу депутату Госдумы задал вопрос: «Удивительная вещь, 20 лет критикуешь власть, а в итоге только благосостояние твоей семьи и друзей выросли, но не народа». Какой проект он затащил и реализовал в регионе? Ведь можно многих людей ругать, например, ту же Беспалову, но я знаю многие проекты, которые она привела в город. А есть депутаты, которые примазываются к проекту, а на самом деле никакого отношения не имеют. Мне, например, важно, чтобы я шёл по городу и мог сказать, что к этому месту я имею какое-то отношение.

— Кстати, Вы проходили проверку на полиграфе?

— Когда устраивался на государственную службу и на должность директора училища олимпийского резерва.

— Почему тогда Вы не отказались от участия в праймериз, как, например, небезызвестный Моргачёв?

— А другого механизма, чтобы изложить свою точку зрения, нет. Моей компетенции вполне хватило бы решать социальные, молодёжные и отчасти культурные проблемы региона. Что касается демарша Моргачёва, то в политике для достижения цели разные механизмы используются. Он или его команда посчитали, что так эффективнее будет.

— К Вам недавно в училище наведывались сотрудники УФСБ. Что искали?

— Это обычная история, которая тянется уже на протяжении многих лет. Те люди, которые считают, что я делаю что-то не так, периодически используют в СМИ заказные статьи. Был сигнал. Всегда в госучреждениях правоохранители ищут людей, которые там не работают, либо злоупотребления, связанные с финансированием. Проверка ещё идёт. Это всегда неприятно. Но есть другая сторона. Полтора года назад был сигнал, пришла прокуратура, проверила всё, ничего не подтвердилось. Но никто не дал опровержение. Обидно. Кстати, многие люди после первых таких вещей ломаются, не борются и уходят в тень, в итоге так и не реализовав свой потенциал общественника или руководителя.

— Вы были при Морозове заместителем председателя облправительства и министром спорта. В чём причина отставок?

— С министра я ушёл на зампредседателя областного правительства. А почему потом уволили — это лучше спросить у Сергея Ивановича. Мы даже после этого разорвали с ним все отношения на месяц. Но после проведения спортивного форума в Ульяновске вернулись к сотрудничеству и реализовали некоторые проекты, в частности, строительство нового манежа. Я знаю, что некоторые критикуют этот проект, мол, гигантомания, большие расходы. Но это вопрос к строителям. Моей задачей было выбить федеральное финансирование. Я это сделал. А кто и как осваивал деньги, это уже вопрос не ко мне.

— Вы человек «команды Морозова»?

— Нет. Я один из тех, кто был в руководстве области при Горячеве, когда Морозов ещё работал в милиции. Потом выступил против Шаманова, возникли политические последствия – был безработным, работал в федеральной структуре. В 2005 году выиграл выборы в Гордуму Ульяновска. Когда Морозов пришёл к власти, он не знал меня да и вообще многих людей, которые стояли тогда во главе Гордумы. Мы, кстати, не во всём соглашались с ним. Я, например, выступал за выделение денег на школьные окна, строительство детсадов. А Морозов считал это неважным, потом, правда, поменял точку зрения.

— Его отставка была предсказуема?

— Когда человек много лет у власти, история ошибок повторяется, как это было у Горячева. Тот думал, что все за него, но остался в одиночестве. Так и Морозов тоже не готовил смену себе. Итог закономерен.

— А что можете сказать о Русских?

— В какой-то части работать с ним проще. Морозов все вопросы держал на контроле. Но постоянный контроль всегда мешает. Притом у Морозова было много идей, а ресурсов нет. В этой части Русских поступает иначе. Я предложил проект по открытию у нас филиала Академии «Динамо». Он поддержал. Мы работаем. Нам он не мешает. Дети занимаются, федеральное финансирование идёт. Русских был в училище. Даны поручения по ремонту, который много лет не проводился. Сейчас выделяются деньги. Но ежедневного контакта у нас нет. Мне это и не надо.

— Ну, а позвонить ему Вы можете?

— У меня нет его номера телефона.

— Вы имеете отношение к ульяновскому футболу. Скажите, почему наша «Волга» вылетает из Первой лиги?

— Если говорить вкратце, то у каждой ошибки есть фамилия. В 2008 году мы вылетели из лиги, та как не было финансирования из областного бюджета. Деньги давали лишь спонсоры. Да и мало у нас было опыта. Плюс сумасшедшая конкуренция. Сейчас у главного тренера Аитова не хватило опыта, а выбор нового главного тренера оказался ошибкой. У человека было полгода, чтобы подготовить команду. Он набрал людей, которых знал, но всё это не принесло результатов.

— А доход «Волга» приносила когда-нибудь?

— Нет. В 2019 году я выдвинул идею, что команда должна стремиться жить за счёт своих средств. Она должна быть интересной народу. Ну и мы тогда постарались, заработали 7-8 млн рублей, но на эти деньги профессиональный клуб жить не может. Кстати, с Русских повезло, он любит футбол и поддерживает футбольный клуб.

— А сколько стоит наш футболист?

— Не знаю. Финансовая информация закрыта. Мы не знаем, почему взяли именно этого футболиста, за сколько его взяли. Когда люди не доверяют, то они и билеты не покупают. Считаю, что в нашем городе на 90 процентов клуб мог бы состоять из местных воспитанников.

— Есть такие таланты?

— Конечно. В 2008 году у нас были лишь поле УлГУ и стадион «Старт». Не было ни одной футбольной школы. Сейчас у нас и областная школа имени Старостина, городская школа «Старт», футбольные манежи и университет футбола, частные футбольные школы и филиал Академии «Динамо». Есть школы в районах. У нас много талантливых детей. Недавно проходил первый турнир — симбирский кубок «Динамо» на центральном стадионе, и дети, 2012 года рождения, впервые играли в идеальных условиях. Был селекционер с «Динамо» и уже нескольких наших ребят приметил. У нас многих так забирают. А филиал Академии как раз ставит задачу, чтобы дети у нас не уезжали.

— Ну, вот построили ФОКи, но для многих ульяновцев они недоступны.

— Это больше касается жителей районов. Люди из сёл не могут доехать. Была такая идея запустить спортивный автобус. Объезжал бы сёла и забирал всех желающих. Тогда бы увеличилось число людей, занимающихся спортом. Что касается городских ФОКов, то их недостаточно. У нас есть достойные —  «Орион», «Фаворит», но они загружены под завязку. В Ульяновске качественных спортивных объектов недостаточно.

— Есть ли у нас кому готовить тренеров? Как в Вашем училище с педагогическими кадрами?

— Это проблема. Причина — небольшая зарплата. Поэтому в основном работают либо пенсионеры, для которых 20-30 тысяч — хорошая прибавка к пенсии, либо молодые, но они долго не держатся. Есть ещё те, кто работает по призванию, но таких мало. В этом направлении надо что-то делать. Не должно быть так, что в Москве или в Подмосковье зарплаты педагогов в разы больше. Хотя бы в европейской части России должны быть одинаковые зарплаты.

— Есть ли у Вас хобби?

— Лет пять назад случайно углубился в свою родословную. Получил документы из архива ФСБ, с тех пор в свободное время изучаю их. Могу сказать, что мой прапрапрадед Кузьмин был помещиком из крестьян. В 1920 году у него советская власть отобрала мельницу и дом. Так сельчане просили его и семью продолжить обслуживать мельницу и печь хлеб. Другая линия родства связана со старообрядцами. Прапрапрадеда из-за этого расстреляли в 1937 году.

— Чем занимаются Ваши дети?

— Старшая дочь работает в Москве в баскетбольной «Единой лиге ВТБ». Средняя в Ульяновске – в торговой сфере. А младший сын в этом году с красным дипломом окончил музыкальную школу. Он гимназист.

Записал Арсений КОРОЛЕВ.

Источник: Источник
Тэги:
Справедливый телефон
Десятки тысяч людей остались без воды! СТ №357 от 4.12.2023
Все выпуски Справедливого телефона

Популярное