Просмотры1528Комментарии0

Их архива. Погибли 176 человек. 40 лет жуткой катастрофе на Волге

40 лет прошло с того тихого летнего вечера 5 июня 1983 года, когда теплоход “Александр Суворов” на полном ходу врезался в волжский мост. «Молодежка» не раз писала об этом и даже публиковала уникальные фотографии. Одна из таких статей вышла в июне 1998 года. Корреспондент “МГ” встретился с теми, кто находился в эпицентре событий: Георгием Дмитриевичем Демидовым, работавшим в то время следователем Управления КГБ по Ульяновской области, главным врачом областной клинической больницы Петром Павловичем Раковым и хирургом той же больницы Любовью Григорьевной Падишиной. 

Слово – Г.Д. Демидову:

“Как только произошла авария, сразу была сформирована бригада следователей из восьми человек. Начали с опроса команды. Теплоход к тому времени отбуксировали в затон у “Авиапрома”, что на левом берегу. Ребята ещё не успели прийти в себя. Не могли поверить, что остались живы после этого кошмара. Многие потеряли друзей
и родных. Мне рассказали, что вечером прошло профсоюзное собрание команды. Решался вопрос о выделении денег на закупку в Горьком спортинвентаря.

Старший помощник капитана (или иначе – первый штурман) отправил рулевого на собрание, а сам остался в рубке. Всего за три минуты до столкновения рулевой вернулся на вахту… Его так потом и нашли, придавленным стенкой рубки, стоящим у штурвала. Первоначально предполагалось, что рулевой и штурман уснули или были пьяны. Но, как выяснилось, рулевой был трезв, а штурман не пил совсем из-за язвы желудка.

Ближе к десяти вечера все пассажиры собрались на тентовой верхней палубе – шла викторина. Люди играли, веселились. О приближающейся беде никто не догадывался. Удар пришёлся по надстройке, на которой находилась рулевая рубка, радиорубка и каюта капитана. Этой надстройкой, как совком для муки, снесло верхнюю палубу и всех, кто на ней находился. Не хватило всего двух метров, чтобы вписаться в пролет моста. Интересно, что ограждения на палубе остались нетронутыми, даже деревянное покрытие не пострадало. Теплоход шёл со скоростью 20 километров в час. Сразу после удара двигатели заглохли, и судно, пройдя по инерции метров 300, остановилось. Кстати, члены команды, оставшиеся в живых, отдыхавшие после вахты, ничего не почувствовали, не-которые даже не проснулись. Они ощутили только резкое торможение.

Мясорубка, конечно, была страшная. Людей просто перемалывало, отрывались руки, ноги, головы… Когда я появился на судне, палубу уже вымыли, но в воздухе ощущался сильный запах разлагающегося мяса. Трупы вылавливали потом в течение месяца, даже под Куйбышевом. Поднятые останки складывали в рефрижераторы, стоявшие на станции “Ульяновск-I”. Там родственники погибших находили своих. Позже мы дежурили в гостинице “Венец”, где жили те, кто приехал на опознание. Особенно мне запомнились два брата, 13 и 18 лет, потерявшие свою маму. Они слонялись по вес-ибюлю, в полнейшем шоке, не веря в то, что произошло.

Последствия катастрофы могли быть еще более ужасными. Как известно, через мост шёл товарный поезд. Одна из цистерн с 93-м бензином сорвалась с рельсов и застряла в перекрытиях моста. Если хотя бы одно ведро горючего пролилось на теплоход, то он превратился бы в факел и выгорел за 15-20 минут. Не спасся бы никто. Более того, ферма моста сдвинулась на 300 миллиметров и от сильного нагревания могла рухнуть. Но цистерна выдержала удар. Потом, с помощью спецтехники военно-технического училища, бензин выкачали. Позже подогнали плавучий кран, подключили водолазов – попытались поднять палубу. Но это оказалось не так просто. Губина в районе моста 23 метра плюс 6-8 метров ила.

Так что палубу подняли только через несколько дней. Причины трагедии определили быстро – грубая ошибка капитана. Он, кстати, остался в живых – увидев надвигающуюся громаду моста, прыгнул в ВОДУ. Члены команды потом рассказывали, что они привыкли к тому, что у большинства мостов проход в середине. Капитан забыл, что наш мост имеет наклон к левому берегу. Запросив порт об уровне воды, теплоход продолжил движение навстречу смерти. Самое интересное, все прекрасно знали, где нужно проходить, но… Может быть, сбило с толку освещение будки часового? В общем, катастрофа “Суворова” – результат обыкновенного разгильдяйства. Ранее эта же команда уже сталкивалась с мостом, по-моему, под Саратовом.

Из экипажа погибли старпом, рулевой и радист с женой. Жена рулевого осталась жива только потому, что муж не взял её с собой на вахту. Никто не погиб из ресторанной обслуги. Они отмечали день рождения своего сослуживца. Всего, если мне не изменяет память, погибли 135 человек и 65 пострадало. Главой московской комиссии тогда был назначен Г. Алиев. Правда, я с ним встречался всего один раз.

В то время по городу ходила масса слухов. И то, что это террористический акт, что товарный поезд появился на мосту не случайно. Позднее, находясь в одной компании, я слышал рассказ о том, что рулевого нашли с ножевыми ранениями, а штурмана отравили. При этом ссылались на горком, обком партии. Вообще, у жителей Ульяновска богатая фантазия. Следствие продолжалось недолго, несколько дней. Потом теплоход отправили своим ходом (управление переключили на машинное отделение) в порт приписки – Ростов-на-Дону”.

“Мне позвонили со станции скорой помощи, сообщили о случившемся, – вспоминает Пётр Павлович Раков. – Я тут же приехал на берег для организации спасательных работ. Раненых доставляли на лодках и катерах. Их сразу же принимали врачи “неотложки”, оказывали первую помощь и оправляли в больницу. Всего сняли 64 пострадавших, в основном с переломами, повреждениями внутренних органов, скальпированными травмами черепа. Людей доставляли в больницу и укладывали в коридорах (задействовали три этажа), чтобы врачи сразу могли определить степень тяжести каждого ранения. Те, кто были “полегче”, крича-ли, требовали внимания, а те, кому было совсем худо – лежали молча. Важно было сразу разобраться. Справились мы своими силами, но надо отметить, как откликнулись на беду все больницы города – помогали нам медикаментами, перевязочным материалом. В 5 утра мы с И. М. Кузнецовым (тогдашним первым секретарём обкома КПСС) побывали на теплоходе. Картина была ужасная. Расплющенные, раздавленные трупы, обрубки конечностей… Дальше предстояла не менее сложная работа – для опознания приехали родственники погибших. Нужно было встречаться с ними, объяснять, утешать, соболезновать. Мы помогали тем, кто не мог перенести переживаний.”

В Молодежной газете был и другой материал по этой трагедии. Прочитать его вы можете на нашем портале. 

Тэги:
Справедливый телефон
Десятки тысяч людей остались без воды! СТ №357 от 4.12.2023
Все выпуски Справедливого телефона

Популярное