Просмотры2995Комментарии0

Драма Ульяновской губернии

Ленин не жаловал свою малую родину, а Ульяновск хотели сделать чувашской столицей. Да и саму губернию не раз ликвидировали. «Молодежка» посмотрела архивные документы.

«Улицы не метутся…»

Действительно, Владимир Ленин свою малую родину не слишком-то любил. Были тому субъективные обстоятельства – пережитый в 1887 году шок после ареста и казни старшего брата, революционера Александра Ильича Ульянова, когда от уважаемого семейства Ульяновых вмиг отвернулись бывшие приятели и друзья. На это фоном накладывалось отношение к Симбирску как символу провинциальной глуши и отсталости – а Владимир Ильич с его задатками лидера с провинцией ассоциировать себя не желал и очень гордился своим едва ли не первым революционным псевдонимом: Петербуржец.

Негативное отношение к Симбирску было в полноте сформировано ещё задолго до Владимира Ильича. «Улицы Симбирска не метутся вовсе или весьма редко, и в засухи город осаждён страшной пылью, а в дождливое время — грязью, которой забрызганы все дома подряд. Постройки либо не крашеные вовсе, либо стоят под полинялой краской. Многие каменные дома имеют отбитую штукатурку; в мясных рядах — нечистота. Всё это кладёт какой-то грустный отпечаток на город», — фиксировал изданный в 1862 году путеводитель «Волга от Твери до Астрахани».

И знаменитый местный уроженец, писатель Иван Гончаров тоже не находил для малой родины тёплых слов: «Самая наружность родного города не представляла ничего другого, кроме картины сна и застоя. Деревянные, посеревшие от времени дома, бесконечные заборы, деревянные тротуары, пустота и безмолвие на улицах, покрытых густыми узорами пыли».

Владимир Ленин

«Ульяновск — чувашская столица»

Казалось, от такого «наследия царского режима» не грех было и отказаться. Всякого рода исторические, экономические, логистические и стратегические соображения при этом не очень брались в расчёт. А ведь Симбирск не просто так строился как город-крепость и на протяжении веков функционировал как важный административный центр. В новой политической реальности этим попытались пренебречь, и не вполне удачно, как показал дальнейший опыт.

Но опыта у большевиков поначалу не было, а присутствовали амбиции, мировая революция: по заветам Карла Маркса, пламя революции, вспыхнувшее в отдельно взятой стране, должно было охватить весь мир, а пламени нужны «дрова», поддержка национального движения в разных странах мира. Нациям, которые советская власть освободила из «тюрьмы народов», как обзывали Российскую империю, предлагалось создавать и осваивать собственную государственность в виде национальных советских и автономных советских социалистических республик. И, поскольку в симбирских пределах проживали коренные народы Поволжья — татары, чуваши и мордва, их только возникшая государственность обеспечивалась за счёт выделения территорий из существующей Симбирской губернии.

Кстати, в 1924 году часть функционеров Чувашской автономной области не без успеха пробивала «проект создания Ульяновска чувашской столицей». Скажете, в Ульяновске жило мало чувашей? Ну, так и в Казани, ставшей в 1920 году столицей Татарской АССР, этнические татары составляли менее 20 % населения. Всё равно, казалось большевикам, скоро все нации закончатся, наступит один и на всю планету пролетарский интернационализм!.. Но всё аукнулось, когда в 1991 году Советский Союз рухнул, как раз распавшись на бывшие национальные советские республики…

Переименовать в Ленинск

Другим весомым фактором «заката» Ульяновской губернии была яростная фракционная борьба, которая сопровождала укрепление большевистской власти: все хотели строить коммунизм, но каждый – чуточку по-своему. Может, оттого, что «нет пророка в своём отечестве», партийное и советское руководство Симбирской губернии довольно критично относилось к Владимиру Ильичу и к Иосифу Сталину и благоволило к товарищу Льву Давидовичу Троцкому, непосредственному организатору Октябрьского переворота и создателю Красной армии, самому «левому» среди правящих большевиков.

Уже первый председатель Симбирского губисполкома, старый большевик Владимир Николаевич Ксандров, лично знакомый с Лениным, критиковал Владимира Ильича, считая, что социалистическая идеология «не может иметь своей тенденцией какие-либо насильственные меры или даже перевороты; её прямой и единственной задачей является развитие среди рабочего класса самосознания».

Владимир Николаевич Ксандров

Курсанты Симбирской пехотной школы отличились в бою 28 августа 1918 года под городом Свияжском, где превосходящие силы белогвардейцев окружили поезд наркома Троцкого. В бою, который, покуда Троцкий был в силе, превозносился как «беспримерный», участвовал Рихард Петрович Рейн, бывший в 1921-1923 годах председателем Симбирского губисполкома. В 1923 году именно Симбирская пехотная школа инициировала предложение переименовать Симбирск, ещё при жизни вождя, в честь Владимира Ильича Ленина: звонким Ленинском, а не сравнительно беззубым Ульяновском, ведь мало кто знал настоящую фамилию Ильича.

Погорячились

Ян Эрнестович Стэн, самый юный в истории руководитель Симбирского края, в 22 года в 1921 году избранный секретарём Симбирского губкома партии большевиков, преподавал Сталину курс философии. Когда «вождь народов» сбивчиво отвечал заданное, товарищ Стэн брал Сталина за грудки и тряс, пытаясь так вколотить в него философские истины.

Очень немногие из руководителей ликвидированной в 1928 году Ульяновской губернии умерли своей смертью. Последний ответственный секретарь Ульяновского губкома Фёдор Иванович Верстонов оказался в расстрельном списке, завизированном лично Сталиным… Да и сама ликвидация нашей губернии пришлась на 1928 год — год, в который Сталин сокрушил Троцкого. Но выяснилось, что с упразднением Ульяновска как важного административного центра погорячились – и создание Ульяновской области с центром в Ульяновске в 1943 году стало актом восстановления исторической справедливости.

Упразднение

Кризис губернской системы в Российской империи был отчётливо различим самими её сановниками уже в конце XIX века. Организованные в конце XVIII века губернии создавались в первую очередь как фискальные единицы, для удобства сбора так называемого душевого налога – это была территория, вне зависимости от размеров, на которой проживало 200-300 тысяч ревизских душ, крестьян, мещан и купцов мужского пола, обязанных платить тот самый налог. Добавляем примерно столько же женщин из этих сословий, а также некоторое количество дворян, духовенства и военных обоего пола, платить налог не обязанных – так получалась губерния!..

Но время шло, росло количество населения, развивался транспорт, пароходы и железные дороги, строились промышленные предприятия. С постройкой железных дорог в Симбирской губернии, например, Сызрань, второй по величине и значению в ней город, стал явно тяготеть к Самаре, тогда как к Симбирску «потянулся» располагавшийся в Самарской губернии посад Мелекесс.

К своему окончательному упразднению возникшая в 1796 году Симбирская-Ульяновская губерния подошла с большими территориальными утратами. В мае 1920 года во вновь образованные Татарскую автономную советскую социалистическую республику и Чувашскую автономную область был передан Буинский уезд Симбирской губернии. В сентябре того же года к Чувашии отошла часть Курмышского уезда, а весь уезд в 1922 году отвели Нижегородской губернии. В 1925 году Чувашской АССР был передан Алатырский уезд. Правда, в 1926 году в Ульяновскую губернию вошёл Мелекесский уезд из Самарской губернии, и наш край, впервые после 1851 года, после отделения в образованную Самарскую губернию Самарского и Ставропольского уездов, вновь обзавёлся собственным Заволжьем.

9 мая 1924 года Симбирск был переименован в Ульяновск. 14 мая 1928 года Ульяновская губерния была упразднена, и её территория разошлась по Ульяновскому, Мордовскому и Сызранскому округам вновь образованной Средне-Волжской области с центром в городе Самаре (с 1935 по 1991 годы – Куйбышеве).

Ермил ЗАДОРИН.

 

 

 

Справедливый телефон
Кандидаты, кандидаты, где программы, где дебаты? «Справедливый телефон» №318 от 26.08.2021
Все выпуски Справедливого телефона

Популярное