Просмотры3126Комментарии1

Тайны симбирских усадьб

Когда говорят про усадьбу, то многие ульяновцы вспоминают усадьбу Перси-Френч. На самом же деле в регионе несколько потрясающих усадьб, каждая из них которых уникальна и поражает своей масштабностью. Журналисты «Молодёжки» заглянули на некоторые из них.

Первой точкой на нашего вояжа стала усадьба Кузнецова в селе Усть-Урень (Карсунский район). Как только мы заехали в село, сразу же издалека увидели красно-коричневое монументальное здание. Около бывшей усадьбы крутились дети, и это неудивительно, ведь теперь в этом здании располагается школа.

Наше село образовалось в середине XVII века в результате освоения Поволжья, оно было основано вслед за Карсуном и Симбирском в 1650 году в излучине – слиянии рек Барыш и Урень. Его основали азовские казаки во главе с Фёдором Трехшубиным. Первым хозяином стал Никита Зотов. В XVIII веке хозяевами села были Кротковы. При них основали суконную мануфактуру, рассказывает Ирина Дуванова, учитель истории Устьуренской средней школы имени Н.Г. Варакина.

Есть легенда, будто бы севернее села спрятали клад. Потом якобы часть этих спрятанных сокровищ попала Кротковым, поэтому они смогли поднять своё хозяйство и построить мануфактуру.

Ковровая дорожка

Кротковы продали разорившуюся и неперспективную мануфактуру купцу Михаилу Кузнецову. Мануфактура была сожжена, на страховые деньги построено каменное здание. Она начинает приносить неплохой доход. Мы можем судить по тому, как Кузнецов следом построил себе жилой дом. Это было в 90-е годы XVIII века. Здание построили в псевдорусском стиле: смесь барокко и классицизма. И оно до сих пор сохранилось, – говорит учительница.

Также возвели новое здание церкви Рождества Христова. Если раньше она была деревянной, то при Кузнецове уже каменной, в том же стиле, что и усадьба. Старожилы рассказывали, что на важные праздники от дома Кузнецова до церкви дорогу устилали ковровой дорожкой. Хозяева щедро раздавали подаяния.

Он часто раздавал деньги, угощения. Говорят, он был щедрым хозяином, однако к работникам фабрики относился строго и даже в какой-то мере с жестокостью. Обычное дело – низкие заработные платы, большие штрафы. Однако при этом платил всегда. В воспоминаниях жителей местного населения и соседних сёл сохранились данные, что устьуренцы вели своё хозяйство и могли заработать. Здесь было много богатых каменных и деревянных домов. И одевались они богаче других жителей села. Здесь была школа с восьмиклассным образованием. Те, кто хотел получить среднее образование, учились в Вальдиватском. Местные жители говорили, что устьуренцы приходили богато одетыми – в валенках, галошах, плюшевых манарках (куртках), – поясняет Ирина Дуванова.

Поселилась школа

Во время революции Кузнецов был вынужден бежать, его последние следы найдены в Харбине. Закончил он плохо: вступил в сообщество купцов и, как гласит история, был замечен в казнокрадстве. Он обокрал своих же пайщиков. Умер от рака.

Во время революции барский дом Кротковых, который был вдвое больше по размеру, чем дом Кузнецова, разрушили. К слову, у этого дома известна интересная особенность: первый этаж кирпичный, второй – деревянный. Усадьба же Кузнецова не тронута. Однако из всех вещей осталась лишь разделочная доска. Она хранится в школьном музее среди остальных двухсот экспонатов. Всё остальное было либо вывезено, либо разграблено. В бывшем доме Кузнецова сначала поселилось несколько организаций, в какой-то период здесь оставался детский дом. В середине 30-х годов прошлого века обосновалась школа.

– Когда школа поселилась, большие комнаты разделили на две, были поставлены перегородки. Внутреннее убранство сохранилось не всё. Но видна лепнина на потолке, паркет в некоторых местах остался, красивая лестница, массивная дверь. Но здание требует капитального ремонта.

В своё время здание здесь отапливалось из подвала, по стенам шли дымоходы. Раньше в подвал могли заехать лошадь с повозкой. Позже всё было заделано, дымоходы то ли завалены, то ли обрушились. По словам сотрудников школы, заваленная система вентиляции сейчас причиняет неудобства, чувствуется сырость, по стенам идёт грибок.  Надо что-то предпринимать.

Здание в виде Н

Второй точкой нашего маршрута стала усадьба Толстой в селе Новый Дол (Барышский район). Величественное здание видно с дороги. Оно отличается своей постройкой и внешне напоминает букву Н. Возможно, это как-то связано с Николаем II.

Усадьба Толстой

Кажется, что здание идеально сохранилось, но если подойти поближе, то наверху можно увидеть трещины. Бывшая усадьба – двухэтажная, правда, высотой с четырёхэтажный дом. Раньше высокие потолки были признаком достатка.

В XVIII веке эти земли получил Зиновьев за несение военной службы у царя. Путём различных перепродаж, передачи по наследству, в середине XIX века это место оказывается у Петра Дурасова. Со своей супругой они большую часть времени проводили в Санкт-Петербурге. Он был предводителем симбирского дворянства, церемониймейстером при дворе. Его супруга умерла, и он сошёлся с Александрой Фёдоровной, рассказывает Татьяна Алексеевна Шахова, и.о. директора интерната «Остров детства».

Татьяна Алексеевна Шахова (слева)

Комната для мужа

Свою 18-летнюю жену Дурасов привёз в это имение. И оно настолько ей понравилось, что когда супруг умер, она смогла отсудить у двух сыновей мужа от первого брака и родной дочери, которая родилась в браке с Дурасовым, это имение.

– Ещё будучи замужем, она познакомилась с Александром Павловичем Толстым. После смерти первого супруга Александра Фёдоровна сошлась с Александром Павловичем, и они начали строить дом. С 1905 по 1911 годы продолжалось строительство. Говорят, Александр Павлович был щепетильным. Дуб вбивали на полтора метра в грунт. Каждое утро он проходил мимо столбов, если видел где-то дубовую червоточинку, то тут же мелом помечал, дуб вытаскивали.

В имении привлекает внимание одна комната. Каменные стены были облицованы половинками толстых брёвен сосны, потолок обшит неокрашенными досками, у стены камин из камня. Эта комната сделана для супруга Толстой, который болел чахоткой.

Бизнес-леди

Александра Фёдоровна вошла в историю как бизнес-леди Карсунского уезда. Она взяла хозяйство в свои руки, разбила парк. Он был подобием английского. Это парк-аллея с группами стоящих деревьев. Там несколько аллей: липовая, еловая, берёзовая, серебристых тополей. Последняя сделана змейкой, порядка 800 метров. Тогда в парке были кедры, лиственницы, оранжерея, росли абрикосы, парниковые арбузы.

Александра Фёдоровна искала нефть. Она сотрудничала с Санкт-Петербургским университетом и приняла решение конструировать бурильную установку. К сожалению, нефть так и не нашли. Возможно, помешала революция. Однако пробурили несколько скважин, с нескольких поили лошадей. Одну из них вывели в озеро. Здесь поили лошадей, а чтобы они не повредили копыта, дно застилали брусчаткой. Кстати, вода тоже необычная. Вода на 3,8 по содержанию железа превышает норму, – продолжает Татьяна Шахова.

Канула в Лету

Также в имении были известковый, кирпичный завод и конезавод. Здесь выводили знаменитых орловских рысаков. Чтобы улучшить породу своих лошадей, Александра приобрела в начале XX века известного в то время коня Крепыша, победителя скачек. Но в судьбу вмешалась революция.

Она просила у жителей оставить хотя бы одну из комнат, она хотела заниматься конезаводом. Но в 1918 году конезавод был перевезён в Стоговку. Александра же переехала в Симбирск. Потом данные о ней теряются. Говорят, что она переехала в Подмосковье и там занималась конезаводом. Судьба Крепыша сложилась печально. Когда белочехи заняли Симбирск, коня грузили на платформу, он подвернул ногу, и его пристрелили.

Сама же усадьба не пустовала ни одного дня. Здесь была телеграфная станция, потом приют, школа, а в 1942 году разместили эвакуированный детдом № 17, и с тех пор он там и находится. В 2019 году, когда количество детей-сирот сократилось, детский дом перепрофилировали в детский психоневрологический интернат.

Разрушенная красота

Последней точкой нашего вояжа стала когда-то видная и красивая усадьба Анненковых в селе Анненково-Лесное (Майнский район). Найти её оказалось непросто. За высокими деревьями мы увидели разрушенную усадьбу, строгие колонны ещё говорят о былом величии, но, увы, от прежней красоты ничего не осталось.

Усадьба Анненковых

Усадьба в Анненково-Лесное разрушилось буквально на моих глазах. Сначала стоял господский дом с колоннами. После первого пожара сгорела крыша, было покорежено железо. Второй пожар уничтожил всё почти полностью. Постепенно всё начало разрушаться, остались лишь колонны, – комментирует Татьяна Шахова.

Село считалось родовым имением Анненковых. Усадьба была построена в стиле классицизма. В 1907 году крестьяне взбунтовались, убили управляющего и ограбили усадьбу. В 1918 году здесь находился штаб Симбирской Железной дивизии. После в этом здании были больница, роддом, правление совхоза. Усадьба окончательно заброшена в 2000-х годах.

Наталья КОРОЛЕВА.

Фото: Борис КОРОЛЕВ.

 

 

 

 

 

 

Комментарии: 1

  1. Аватар

    сандра

    Очень понравился ваш рассказ , прекрасные фотографии , спасибо большое что есть не равнодушные к пролому люди .

Комментирование завершено.

Справедливый телефон
Губернатор Ульяновской области включил свет в Новом городе. «Справедливый телефон» №309 от 22.03.2021
Все выпуски Справедливого телефона

Популярное