Просмотры694Комментарии0

Юрий Латышев: «Ученик нам ничего не должен, мы ему должны» (Интервью. 2018 год)

5 октября День учителя. В канун профессионального праздника «Молодежка» встретилась с народным учителем России, почетным гражданином Ульяновска Юрием Латышевым. Ему уже 86 лет, но он по-прежнему в строю и работает в 44-й гимназии. 

— Юрий Иванович, расскажите, пожалуйста, сколько лет вы работаете в школе? Сколько часов ведете сейчас в неделю?

— В этом году идет 65 год, как я работаю в школе. Это первый год, когда веду только уроки. В последние годы у меня была нагрузка меньше. Брал два-три класса.

— Скажите, а вы помните свои первые годы?

— Конечно, помню! Я пришел и сразу же наделал глупостей. В первый год у меня было классное руководство. И вот я раздавал чистые тетради по списку, а они были с розовой или голубой обложкой. Подойдя к концу списку, ученица Галя вдруг говорит: «А я хочу в розовой обложке», а я ей говорю: «Ну, не осталось». Мои уговоры не подействовали, и я сорвался. Закончилась вторая смена, я вышел на остановку. Было уже темно, и школьники меня не заметили, поэтому я стал свидетелем такого разговора. Галя рассказывала своим подругам из других классов об этом инциденте. И когда она произнесла: «А он как закричит, как стукнет стопкой тетрадей по столу!», все девочки залились смехом. И тогда я вынес первое для себя правило: крик учителя – оружие ученика. Авторитет учителя надо заслужить. Школьники с первых дней проверяли меня на прочность.

— Расскажите, пожалуйста, как это было?

— Это было в 1955 году в зимние каникулы. Я только вернулся с соревнований из Кирова, мой класс меня позвал в парк 40 лет ВЛКСМ на Верхней Террасе. Подвели меня к песчаному карьеру и спросили: «Спуститесь ли вы с этого участка?». А я никогда не катался на лыжах с горы, участок опасный, я, как физик, понимал, что на одном из участков такое давление, как у космонавта, а школьники твердили: «Вы же спортсмен!». Я подумал и решил, что кости переломаю, но спущусь. И спустился, а потом говорю: «Ну, кто следующий?». Хотя я понимал, что не допущу, чтобы они это сделали. И все попятились назад. Но именно тогда я доказал, что имею право быть учителем. Что я могу не только обучать, но и воспитывать.

— Правда, что изначально вы хотели поступать на физико-математический факультет?

— Было даже не так. Я хотел поступать в Московский авиационный институт, но у меня заболела мама. И нужно было либо ее бросать, либо оставаться в Саранске. Я выбрал второй вариант. И пока я размышлял, время шло. И надо было ехать на соревнования в Астрахань. Я отдал свои документы друзьям и попросил, чтобы они сдали их на физико-математический факультет. Приехал домой за один день до вступительных экзаменов, посмотрел, а меня нет в списках абитуриентов. Друзья мне сказали: «На физико-математическом факультете много спортсменов, а на историческом — нет». А я ведь готовился к физике. В итоге сдал все экзамены на «отлично», а историю — на «четыре». Да и то благодаря преподавателю Михаилу Ивановичу Шатунову, который приводил студентов к нам на практику и видел меня. Конечно, я не стал инженером, математиком, но я не жалею, что моя судьба распорядилась так.

— Но дети видят в вас прекрасного учителя. Многие вспоминают ваши уроки с радостью. Что говорят выпускники, когда приходят в гимназию?

— Много всего говорят, но запоминается не все. Например, собрался в 2002 году выпуск 1962 года. Они вспоминали именно ту атмосферу, которая создавалась. Помню, рядом с новостройкой мы вместе с ребятами сами сделали спортивную площадку. Расчистили территорию, установили баскетбольное кольцо. Знаете, я недавно выступал на слете отличников, рассказал им об этом случае. Я спросил их, стали бы они вместе со мной делать спортивную площадку? Догадайтесь, какая была реакция? Они хохотали. Для них это необычно и непонятно, а раньше было нормой. Сейчас этим и отличаются школьники.

Выпуск 1966 года вспоминал нравственную пятиминутку. Вы же знаете, что первые пять минут урока не принадлежат учителю. Дети пришли с математики, у них одни синусы и косинусы в голове. Поэтому мне нужно было их настроить. А какой язык для этого лучше использовать? Газетный. Поэтому я брал статьи из газет и просил высказать свое мнение. Выпускники потом говорили, что это в будущем позволило им на все происходящее находить свою точку зрения.

Вспоминают систему перевернутого урока. Привычная схема урока такая: говорит учитель, ученик выступает объектом, а потом школьник читает учебник. Я делал наоборот. Сначала они читали учебник, дальше я спрашивал их: «О чем мне не надо говорить?», а потом задавал вопросы, которые заставляли их размышлять, и рассказывал нюансы. Жаль, что моя система не прижилась в Ульяновской области раньше. Теперь ее используют в других странах. Я сейчас работаю над тем, чтобы наша гимназия выступила экспериментальной площадкой и была принята школами и учителями по всему региону.

— Чем отличаются современные школьники от советских?

— Отличало школьников то, что не было злости и ненависти. Да, были ссоры, драки, но потом протягивали друг другу руки и мирились. Был у меня такой случай. Мы жили с одним учеником в одном доме и ходили вместе домой. И как-то он мне говорит: «Я хотел бы набить морду Сереге (а он действительно мог это сделать), но передумал. Ну, набью я ему морду, но он-то все равно останется при своем мнении». Понимаете, раньше школьники рассуждали и осознавали, что это не решит проблему, а сейчас главная цель – это подраться.

— Есть ли проблемы у современной школы?

Сейчас главный конфликт — между родителями и школой. И, кстати, СМИ это поддерживают. Про учителей говорят хорошо только первого сентября и пятого октября. В остальное время родители пишут кляузы. Чиновники начинают проверки, забывая про презумпцию невиновности. Проблема школы — больное общество, не осознающее, что образование — это вопрос безопасности страны.

— Помогают ли в обучении современные технологии? Не мешают ли телефоны на уроках?

— У нас республиканская гимназия. Я поднимал вопрос отказа от сотовых. К идее отнеслись не очень. Но во многих демократических странах сдают телефоны перед занятиями. А ещё я видел положительный пример в школе в Йошкар-Оле. Там у каждого ученика планшет. Учитель нажимает на кнопку, и на планшеты поступают задания. Как только дети сделали, все отправляется обратно учителю. И они сразу на доске разбирают задание. Так вот там я заметил, что на переменах дети меньше пользуются телефонами. Подобное я видел в походах.  

— Как вы считаете, в чем основа долголетия?

— Есть не зависящие от меня обстоятельства. Мы, рождённые в СССР, ели нормальную еду без химии. К тому же сейчас больше радиоактивных излучений. Мы в СССР все занимались спортом. Нас было сложно выгнать с улицы. Сейчас все по-другому.

— Что бы вы пожелали начинающим учителям?

— Во-первых, формировать чувство здорового самолюбия. Во-вторых, нужно помнить, что учительская профессия творческая. И важно ответить на вопрос: «Готов ли ты воспринимать новое?». И, в-третьих, откажитесь от фразы советских продавщиц: «Вас много, а я одна». Наоборот, ученик один, а учителей много. Я создал ученикоцентрическую систему. Ученик нам ничего не должен, а мы, профессионалы, ему должны. Примите ученика таким, какой он есть, и стремитесь побудить его стать лучше. Не заставляйте его учиться, а создайте условия, при которых ему некуда было бы деться.

Записала Наталья КОРОЛЕВА.

Тэги:
00
Справедливый телефон
Захочет ли губернатор Морозов запачкаться Единой Россией? «Справедливый телефон» №297 от 14.01.2021
Все выпуски Справедливого телефона

Популярное