Просмотры3404Комментарии0

Ульяновский строитель рассказал, как строился Новый город

9 августа отмечается День строителя. Мы поговорили с 75-летним Виктором Березиным, который уже 57 лет посвятил этой профессии и до сих пор трудится не покладая рук. Он рассказал «МГ», как строился Новый город, за что отругала его монахиня в Арском и о сложностях работы вахтовым методом.

С раннего детства Виктор Михайлович мечтал стать водителем, ещё в школе (а он окончил 11 классов) получил права тракториста. Два последних школьных лета он работал на стройке. В свои 17 лет он строил гараж, возил бетон на тачках, копал траншеи и делал всё, что тогда нужно было на стройке. После школы он ушёл служить в погранвойска.

Тогда с Китаем была напряжёнка. Мы служили и сами себе строили казармы. Полностью городок построили сами. Как вернулся из армии, устроился в строительную организацию, возил строительные грузы, — рассказывает наш собеседник.

С этого момента и начались его поездки по всей стране. Сначала он переехал в Сибирь, где работал на стройке, потом началась стройка завода «КАМАЗ» в Набережных Челнах — как только она закончилась, Виктор устроился на завод водителем-испытателем. Здесь всё было не так просто: чтобы стать водителем, нужно было поработать на заводе на конвейере от начала до конца. Тогда же его отправили на обучение в Москву на крановщика. Виктор работал на заводе, но жильё никак не удавалось получить. Тогда он узнал, что в Ульяновске хотят построить авиационный завод, и вместе с семьёй (а к этому времени он был женат, родились двое сыновей) переехал в Ульяновск.

Здесь в течение месяца нам дали квартиру в малосемейке в Засвияжье. Тогда Нового города ещё не было. Помню, как первые дома «пришли» с Набережных Челнов, выгружали баржи с первыми домами. Постепенно Новый город начал появляться: появились 27 магазин, 17 школа. Первый проспект – Ульяновский, позже его переименовали в 40 лет Победы. Тогда не было общественного транспорта в Новом городе. Автобусы маршрутов 7,14 доходили до ЦГБ, оттуда пешком добирались на работу. Иногда ездили на рабочем транспорте. Когда мне как строителю выдали квартиру в Новом городе, было всего пять-шесть домов. В основном в них жили строители или учителя, — объясняет Виктор.

Строился Новый город

Наш рассказчик вспоминает, как они ставили самый первый забор на заволжском кладбище. Сейчас оно огромное и переполненное, а Виктор помнит года, когда его ещё и вовсе там не было. Микрорайон постепенно разрастался, появлялись новые дома, магазины, улицы стали заполняться людьми, начали бегать ребятишки. И планы были масштабными, но советская власть закончилась, и всё изменилось.

В организациях висели планы строительства Нового города. Помню, тогда у домов были строительные номера. И вот на картах было намечено, что строительство будет в сторону Волги. Хотели сделать что-то типа Венеции. В районе парка «Прибрежный» хотели намывать песок, это когда песок со дна речки качают и делают намытый берег, забить сваи и там строить дома. Начали строить дворец культуры, но советская власть закончилась, и его разобрали. Много осталась недостроенных зданий. Там, где школа № 79, недострой. А там должны были быть плавательный бассейн, большой спортзал. Хорошо, что там теперь загородили, а то до этого там жили бомжи. Многие в туалет туда ходили. Недострой (недалеко от роддома) на проспекте Врача Сурова, откуда с крыш теперь падают, должен был быть детской поликлиникой, — комментирует Виктор.

Он вспоминает, что изначально ждать квартиру приходилось по 10-15 лет, ближе к 1987-1988 годам очередь на ожидание желанной жилплощади сократилась до трёх-четырёх лет, а в 90-х очередь закончилась: «На моём сыне закончилась очередь. Он успел получить, а остальные уже нет».

Добрый прием

Многие помнят сложную ситуацию с новым мостом. Виктор о ней знает не понаслышке, потому что строил его. С его слов, сперва возникли проблемы с материалами, а в 90-е и вовсе началась неразбериха. Чтобы строители не потеряли свою квалификацию, их отправляли на строительство в другие города. Как правило, вахта длилась 15 суток, но бывало и так, что приходилось отлучаться из дома на месяц или даже три месяца. В такие моменты, как признаётся Виктор, он скучал по дому и семье.

Когда строили мосты в Саратовской, Тульской, Липецкой и других областях, жили в вагончиках. Они были секторными, по четыре человека. Два человека спит, два работают. Так менялись. Виделись, когда были в дороге. Наверно, это были самые сложные условия, хотя я бы не сказал, что было плохо. И банька была, и кормили нас всегда вкусно. Наши повара ездили с нами всегда, — продолжает рассказ собеседник.

Лучшие условия для работы были в Москве, Казахстане и в Арском.

— Когда в 2000-х восстанавливали храмы в Арском Ульяновской области, наша компания оказывала шефскую помощь, помогала. Я был участником этих событий. Тут у меня приключился необычный случай. Другие строители работали с 8 утра до 18 вечера, а мы помогали с 6 утра до 22 вечера. После 18 обычно помогали по хозяйству. Там огород свой, скот. И вот однажды, устав после рабочего дня, я дошёл в киоск и купил баночку пива. Это увидела монахиня и заругала. Несколько раз заставила меня окунуться в купель. А так вода холодная, то ли три, то ли больше раз… Уже точно не помню. Наказала. Больше желания пить у меня долгое время не было. А вообще там ко мне очень хорошо относились. Наверно, это были самые гостеприимные люди, — вспоминает Виктор.

Мост в Казахстан

Тела под обломками

За время своей работы Виктор Михайлович объездил всю родину вдоль и поперек, в том числе был в Армении, Казахстане, на Украине. Некоторые командировки были морально сложными. Например, в 1988 году произошло страшное землетрясение, известное как Ленинаканское землетрясение. Тогда мощные толчки за полминуты разрушили почти всю северную часть Армении. Эпицентр был в Спитаке (интенсивность толчков – 10 баллов), в Ленинакане — 9, в Кировакане — 8. По официальным данным, погибло 25 тысяч человек, 514 тысяч остались без крова, 140 тысяч получили инвалидность. После этой ужасной трагедии строителей из Ульяновска отправили разбирать завалы и строить новые дома.

Два крана отправили на самолёте. Я попал во вторую смену, чтобы сменить первую группу. Помню, как мы приехали. Голое поле, разваленные пятиэтажные дома и одна 13-этажная финская гостиница стоит целая. Мы разбирали развалившиеся дома, универмаги, школы. Поднимешь плиту, а там тела… Их убирали тоже строители и местные жители, которые искали своих. Часто спрашивают про мародерство. Я не видел, в Ленинакане, где я работал, такого не было. Помню, как разбирали универмаги, там были витрины с часами, но никто не брал. Нам потом местные жители сами приносили одеяла, чтобы мы могли укрыться. Жили в палатках. Потом нас примерно 26 декабря всех отправили домой на Новый год, а после него мы уже начали строить новые дома, — говорит Виктор.

Техника безопасности

Были тяжёлые случаи и на самой стройке.

В советское время очень строго подходили к работе строителя. И в первую очередь это касалось безопасности. Прежде чем принять на работу, нам выдавали допуск. Нас проверяли: не кружится ли голова и так далее. Ежегодно проходили медосмотр. Каждый день на летучке был инженер по технике безопасности. Ежегодно сдавали экзамен на технику безопасности. Всегда ходили в каске, на высоте (а она начинается на высоте 1,5 метра) обязательно должна быть страховка. Поэтому в советское время было очень мало смертельных случаев. Но в жизни довелось увидеть такие случаи на работе. Однажды бригадир шёл по швеллеру (профилю конструктивных элементов) без страховки, а была такая погода: то тепло, то холодно. Вот с крыши накала вода и замёрзла, он наступил на эту мёрзлую шишку и упал с отметки 24 (24 метра). Однажды парень упал с 18 отметки на 12-метровую. Точно так же. Скользко было. Не выжили оба, — заключает Виктор.

С его слов, сейчас всё строится совсем по-другому. Если раньше на строительство универмага нужно было год-полтора, то теперь его могут построить за полгода. Сейчас используются другие материалы. Большим минусом с его точки зрения является то, что сейчас нет такой строгости по технике безопасности, как при советской власти. Несмотря на то, что Виктор уже на пенсии, ветеран труда, он продолжает работать на стройке и радуется, что его детская мечта сбылась: «Я всегда хотел быть водителем, вот всю жизнь так за рулём и провожу». Семь своих внуков и правнучку он водит по Новому городу и рассказывает и показывает здания, в строительстве которых он участвовал.

Наталья КОРОЛЕВА.

Тэги:
20
Справедливый телефон
Губернатор Ульяновской области «суёт нос в каждую дырку». Зачем ему это нужно? «Справедливый телефон» №293 от 22.06.2020
Все выпуски Справедливого телефона

Популярное