Просмотры4491Комментарии0

Как жил Ульяновск во время войны

Эвакуированных подселяли в дома и квартиры ульяновцев. В городе отключили свет, воду, не было канализации. Ввели продовольственные карточки и выдавали по 600 граммов хлеба рабочим.

Великая Отечественная война 1941-1945 годов стала особенной эпохой в жизни Ульяновска. Город и край ковали победу в тылу, переживали невзгоды и нужды, принимали эвакуированных, выхаживали раненых.

«Будем в Берлине»

С самого начала Великой Отечественной войны советские люди, и ульяновцы здесь не составляли исключения, в большинстве безоговорочно верили в победу. Молодёжь была категорична: «Через неделю будем в Берлине!» Старшее поколение, люди, хлебнувшие Первой мировой и Гражданской войны, понимали, что война будет стоить дорого и может продлиться долго…

Один пожилой человек, уже покинувший этот мир, вспоминая своё детство – в 1941 году ему исполнилось шесть лет, – рассказывал, как на семейном совете его мудрая бабушка заявила, что война с немцем – это надолго, значит, надо её пережить в каком-нибудь более благоприятном месте, после чего собрала внуков и уехала с ними к родственникам в Украину!.. Слава богу, они успели развернуться и вернуться до оккупации.

Уже в начале июля 1941 года в пределы будущей Ульяновской области стали прибывать первые эвакуированные предприятия. 7 июля в Мелекесс, нынешний Димитровград, была эвакуирована чулочно-трикотажная фабрика имени Клары Цеткин, трикотажный цех которой был крупнейшим в СССР. 13 июля в Ульяновск прибыл состав с оборудованием и сотрудниками Всесоюзной автономной чулочно-трикотажной фабрики имени КИМ из белорусского Витебска – 350 человек из шести тысяч, работавших на предприятии, и менее 10 % от оборудования.

Квартирный кризис

Тем, кто приехал летом 1941 года, ещё относительно повезло. Семьи из Беларуси и Украины подселяли в дома и в квартиры к ульяновцам – в тесноте да не в обиде! Куда хуже пришлось москвичам, работникам автомобильного завода имени Сталина, эвакуированным осенью 1941 года, когда немецкие войска напрямую угрожали Москве. Большинство рабочих эвакуировалось через Горький (современный Нижний Новгород) по Волге на баржах. По пути москвичи рубили дрова для топок толкавших баржи буксиров.

В городе москвичей ожидал жесточайший квартирный кризис. Представьте, директор автомобильного завода имени Лихачева (ЗИС) Петр Шварцбург получил на семью из восьми человек комнату в 14 квадратных метров. Простым рабочим приходилось ночевать на вокзалах, в подъездах, подвалах, куда пускали сердобольные хозяева или сторожа. Рабочих и их семьи селили по пригородным сёлам, иногда за десятки километров от города – и никаких маршруток и прочего общественного транспорта. Люди неделями не виделись со своими близкими.

Последний день детства

Старожилы вспоминали, что москвичей и ленинградцев среди эвакуированных было как-то особенно много – по меньшей мере, они ярче прочих бросались в глаза особенностями говора и манерой получше одеваться. Среди эвакуированных были и будущие знаменитости – например, 12-летний подросток Лёва Яшин, будущий легендарный футболист, вратарь, обладатель «Золотого мяча», в честь которого теперь наименован центральный стадион Ульяновска. Он  впоследствии вспоминал, что в Ульяновске прожил последний день детства, разгружая в свой двенадцатый день рождения вместе с отцом, слесарем высшей квалификации, и другими взрослыми мужчинами эшелон, привёзший        в Ульяновск заводское оборудование.

Когда выдавался свободный день, Лёва Яшин с отцом грузили на детские саночки прихваченные с собою из Москвы вещи, детскую одежду – и пешком отправлялись в рейд в какую-нибудь ближайшую деревню, иногда километров за 12. Обратно ехали с грузом и с радостью, с выменянными на вещи продуктами, картошкой, свёклой, мукой.

Все отключили

Среди относительных радостей ульяновской эвакуации, как отмечали ленинградцы и москвичи, было питание. Тех же зисовцев потчевали рыбным супом – кроме рыбы, ничего, но это был настоящий жирный кусок свежей волжской рыбы. Базарные цены на продукты, особенно в сельской местности, также казались эвакуированным вполне демократичными. Конечно, всё в этом мире относительно – после ленинградской блокады или с московскими зарплатами жить в Ульяновске действительно казалось проще. От коренных ульяновцев приходилось слышать только нарекания на ульяновскую базарную дороговизну военных лет.

А так – город был перенаселён. Водопровод, канализация, электрическое освещение и центральное отопление квартир — всё отключили уже в самом начале войны. Особенно трудно жилось жителям многоквартирных домов, ранее имевших доступ к этим благам цивилизации. А теперь – с четвёртого этажа беги в туалет на улицу или тащи на тот же четвёртый этаж вёдра с водой из колодца; причём не успеешь прийти пораньше, начерпаешь лишь жижи.

600 грамм в день

Снабжение продуктами также было очень непростым. Ввели карточную систему. Выдавали карточки на продукты и на промышленные товары, керосин, мыло и прочее. Отоварить последние за стабильным отсутствием керосина и мыла и в огромных очередях было трудно. Норма хлеба составляла 600 граммов в день для работающего и 400 граммов для иждивенцев, детей, инвалидов, стариков. Качество хлеба очень низкое: высыхая, он рассыпался на мелкие крошки.

Не откусил ли язык?

Кроме промышленных гигантов, Москва «делегировала» Ульяновску и часть столичных функций. Как известно, резервной столицей СССР, на случай оккупации Москвы, был определён Куйбышев. Но все союзные наркоматы, по-нынешнему — министерства, в Куйбышеве не поместились, и часть из них оказалась в Ульяновске. Особо важными гостями были Наркомат военно-морского флота СССР и Наркомат иностранных дел СССР. Выразительным элементом пейзажа военного Ульяновска стало обилие на его улицах морских офицеров и моряков в их характерной чёрной форме.

А по линии Наркомата иностранных дел в Ульяновск для переговоров, причём, нередко имевших статус особо секретных, приезжали многие видные советские и иностранные политические и военные деятели – например, ближайший сподвижник Сталина, маршал Советского Союза, член ЦК и Политбюро ЦК ВКП(б) Климент Ворошилов, для проживания которого в доме № 144 на улице Ленина была оборудована квартира с настоящим линолеумом на полу! Прилетев из Москвы в ульяновский аэропорт, располагавшийся напротив современного завода «УАЗ», Ворошилов на машине добирался до города. Выходя из машины, маршал в шутку проверял, не откусил ли он язык, трясясь по ульяновским ухабам.

Маршала Ворошилова называют среди основных «лоббистов», усилиями которых 19 января 1943 года была образована Ульяновская область. Маршал прекрасно понимал, что областной город – это другой уровень финансирования, следовательно, благоустройства: может, дороги станут получше и язык уже не откусишь?..

Благоустраивали город

Вновь образованная Ульяновская область имела площадь 34 235 кв. км с общим количеством населения 1098 тысяч человек. В неё вошли 2 города, 10 рабочих посёлков, 2 424 населённых пункта и 513 сельсоветов, сотни заводов и артелей, 33 совхоза, 68 машинно-тракторных станций и 1 151 колхоз, наконец, 115 киноустановок, из которых в рабочем состоянии находилось всего 45. 18 февраля 1943 года стала издаваться областная газета «Ульяновская правда», а 15 марта начало функционировать областное радио.

Уже летом 1943 года обсуждали проекты благоустройства областного центра. Предполагалось реконструировать бульвар Новый Венец, построить фуникулёр к центру города от городской пристани, пустить трамвай, восстановить снятые с разрушенного Вознесенского собора городские башенные часы. Все эти планы были реализованы только спустя годы после окончания войны – трамвай пустили в 1954 году, часты установили в 1974-м. Но важен задел!

Засвияжье расширилось

Если довоенный Ульяновск насчитывал около 110 тысяч жителей, то благодаря эвакуированным в 1941-1942 годах население города превысило 200 тысяч человек. Впрочем, уже в 1942 году начался процесс реэвакуации, и практически все новые жители города вернулись к своим родным очагам. Но численность Ульяновска сократилась несильно – на вновь созданные рабочие места рекрутировались юноши и девушки из сельской местности. Город обживался новыми районами, особенно это касалось Засвияжья, где на базе эвакуированных цехов ЗИС возник Ульяновский автозавод.

День 9 мая 1945 года в Ульяновске был пасмурным, но тёплым, с утра прошёл мелкий дождик. У военных училищ и больших заводов и учреждений начались митинги. Зачитывали обращение Сталина к народу. В танковом училище салютовали из пушек. Где не было пушек, как, например, в училище связи, рвали тротиловые шашки. К ночи пальба из стрелкового оружия гремела по всему городу. Люди пили, пели, радовались – такой день бывает единственный раз, в самом конце жестокой войны.

Ермил ЗАДОРИН.

Справедливый телефон
Губернатор Ульяновской области включил свет в Новом городе. «Справедливый телефон» №309 от 22.03.2021
Все выпуски Справедливого телефона

Популярное