Просмотры402Комментарии0

«Фабрика пыток» и утопленный конокрад

Мулловка была основана ещё в 1706 году. Как и в любом старом населённом пункте, здесь есть свои предания. По сей день ходят легенды о  суровых избиениях рабочих на мануфактуре, пропавших без вести влюблённых и о цыгане-конокраде, утопленном в пруду.

Проклятье конокрада

В начале XVIII века это был маленький посёлок на 172 двора. Дома располагались вдоль речки Сосновки. Тогда в Мулловке объявился конокрад, который уводил со дворов лошадей. Люди решили во что бы то ни стало вычислить вора и в итоге взяли его с поличным. Преступником оказался молодой цыган, не из местных. Крестьяне сначала избили парня, а затем оттащили его  волоком на пруд и утопили. Предположительно, это был тот самый пруд, который впоследствии прозвали «фабричным» из-за построенной рядом суконной фабрики.

Цыган якобы до последнего отрицал свою вину, утверждая, что нашёл коня в лесу. Он просил людей одуматься, но когда понял, что расправы не избежать, перед смертью проклял село. Некоторые из старожилов именно с этой старинной легендой связывают то, что на дороге, которая проходит через село и по которой якобы в те времена угоняли лошадей у местных крестьян, часто случаются серьёзные ДТП, а на самом селе порой бывают и ЧП.

Суеверные жители даже считают, что именно с тем проклятьем связано происшествие с одним из местных прудов, в котором была убита рыба и испорчена вода из-за выбросов с завода «Гиппократ», занимающегося производством различных медицинских спиртовых настоек.

— Я не видел каких-либо подтверждений данной истории, но логически не могу исключать, что подобное вполне могло произойти, — считает ульяновский краевед Иван Сивопляс. – В те времена лошадь для крестьянина была всем! Это не просто очень дорогое имущество, это источник пропитания. Тогда лошади были и «сельхозтехникой», и «транспортом». Поэтому лишиться своей скотины – это был страшный сон любого крестьянина, ведь новую животину мог купить далеко не каждый. Именно поэтому конокрадов всегда жестоко наказывали. И в те времена очень часто избивали толпой, это помогало избежать ответственности за преступление. Если будут виновны один-два человека, то пройдёт судебный процесс и они понесут наказание. Если же била или убивала толпа, то всё сходило с рук. Кто виноват? Вся деревня! А всю деревню не посадят. Так что подобные расправы в те времена не были редкостью.

Били и морили голодом

В 1786 году рядом с прудом была построена мулловская суконная фабрика.

Тогда производство располагалось в деревянном здании. Рабочих, крепостной люд, сюда привозили из разных уголков России, даже из Подмосковья. Условия труда на фабрике были адскими: люди жили в лачугах, спали на нарах, недоедали, работали на износ и терпели постоянные побои.

— Людей на фабрике за малейшие провинности привязывали и пороли розгами, — рассказывает руководитель мулловского музея Татьяна Федорова. – В том числе им не разрешалось жениться и выходить замуж по любви. И есть такое предание, что одна влюблённая пара не могла смириться с тем, что им не суждено быть вместе, и решила бежать из Мулловки. Влюблённые попытались скрыться, но их поймали и вернули на фабрику. Наказание за побег было страшным. Девушку отдали замуж за местного юродивого. Её возлюбленного страшно избили. Однако спустя некоторое время пара вновь воссоединилась и сбежала. Удалось ли им скрыться или они были пойманы и убиты, неизвестно…

Татьяна Федорова

Наказания на фабрике были настолько обычным делом, что там были даже оборудованы специальные деревянные помосты для экзекуций. Сцена порки рабочего изображена в книге местного историка Михаила Сударева. Провинившегося раздевали по пояс, связывали ему руки и подвешивали на специальной балке так, чтобы ноги не касались пола. Затем несчастного начинали стегать розгами или кнутом. Не исключено, что были случаи, когда людей на фабрике забивали насмерть.

— Условия были настолько жестокими, что рабочие, видимо, доведённые до отчаяния, в отместку неоднократно поджигали фабрику, которая сначала была деревянной, – говорит Татьяна Федорова. – Однако владельцы после пожаров достраивали её вновь, и для рабочих ничего не менялось. Крепостные нередко пытались бежать, но их находили, возвращали, а затем жестоко наказывали. Купцы упорно не замечали недовольства людей, они строили себе шикарные дома и жили на широкую ногу, а вот для простых работяг ничего не делали.

Из рук в руки

Однако фабрика не принесла счастья и её владельцам. Мануфактура постоянно меняла хозяев, но ни в чьих руках она надолго не задерживалась. Первым собственником предприятия был купец Меньшиков. Потом, когда его сместили, земли и фабрика перешли князю Девиеру. Спустя какое-то время он их продал  помещику Степану Мельгунову.

В начале XIX века власти стали требовать от Мельгунова отчёт об объёмах производства и о работе предприятия. Это рассердило купца, так как он считал, что никто не вправе лезть в его дела. В итоге он закрыл фабрику, однако не уехал из Мулловки и занялся строительством храма в посёлке. Христорождественская церковь была возведена в 1804 году. Все расходы на строительство взял на себя Мельгунов.

— До Октябрьской революции все хозяева фабрики были какими-то транжирами, много пили, много проигрывали в азартные игры, некоторые даже не умели вести дела, — объясняет Татьяна Викторовна. – Например, следующий после Мельгунова владелец фабрики — купец Алиев скончался, завещав предприятие детям. Они не умели вести дела, не знали, что делать с предприятием, однако не продали его, что их и сгубило. Наступил момент, когда они оказались на грани разорения. Наследники погрязли в долгах. Чтобы исправить ситуацию, они… сожгли фабрику, видимо, хотели получить страховку.

Тогда от мануфактуры остался один остов, и его приобрёл некий купец Бахтеев. Он восстановил фабрику. Во время Октябрьской революции в Мулловке появилась большевистская группа, и достаточно скоро фабрика отошла государству.

Расцвет

После революции началась новая страница в истории мануфактуры. Люди перестали быть бесправной рабочей силой, и условия труда существенно улучшились. Фабрика превратилась в процветающее предприятие. Здесь стали выпускать не только сукно, но и различные драпы, в том числе и очень высокого качества. Продукция неоднократно занимала первые места на различных выставках, в том числе и международных.

Не прекратила фабрика работу и в годы Великой Отечественной войны. Говорят, что каждая пятая шинель на фронтовике была сшита из мулловского сукна. А вот сейчас она закрыта…

Мулловка со временем стала процветающим посёлком, отчасти благодаря фабрике и находящемуся здесь спиртзаводу. Как рассказывают жители окрестных сёл, в советские дефицитные годы здесь легко можно было купить телевизор или велосипед, которых днём с огнём не сыскать было в Ульяновске. А многие жители Чердаклинского и Мелекесского районов сдавали на спиртзавод некондиционный картофель, что также было весьма выгодно.

Сейчас в Мулловке (Мелекесский район) живёт более 6000 человек, есть две школы, два садика, магазины, клуб, храм и мечеть и так далее. Кстати, мулловцы с юмором относятся к тому, что их посёлок давно в шутку прозвали «пирожковой столицей» Ульяновской области.

— Пирожки у нас действительно вкусные очень, мы и сами там постоянно их покупаем. У нас чудесный посёлок, мы все здесь очень хорошо и дружно живём. Если говорить о событиях на фабрике, то я не думаю, что тут есть какая-то мистика. Да, у нас случаются происшествия, но, думаю, дело здесь в людях, — добавляет Татьяна Викторовна.

Другие местные жители, с которыми удалось пообщаться журналистам «Молодёжки», также не верят в проклятье и относятся к местным легендам как к элементам народного творчества.

Смерть на куполе храма      

Христорождественская церковь, построенная на средства Степана Мельгунова, простояла в Мулловке вплоть до 1954 года. Во время разрушения храма погиб один из местных жителей.

Даже после становления советской власти какое-то время в храме по-прежнему проходили службы. Но в 1937 году он был закрыт. Тогда власти арестовали священника и увезли его в Мелекесс (нынешний Димитровград). С тех пор его судьба неизвестна. Сам храм остался стоять закрытым и постепенно приходил в упадок. В 1954 году здание окончательно разрушили.

— Как рассказывают старожилы, тогда один из местных жителей полез на купол храма и сбил крест, — говорит Татьяна Федорова. – В тот момент он сорвался и разбился насмерть. Но это никого не остановило. Местные жители продолжили рушить храм. Стены церкви разбивали молотками и кувалдами. Остался лишь остов от колокольни высотой около 6 метров. Впоследствии в этом помещении продавали керосин.

Решение о восстановлении церкви было принято в 1992 году. Новый храм внешне полностью повторяет тот, что был построен в 1804 году.

Валерия КАЗАКОВА.

Справедливый телефон
Захочет ли губернатор Морозов запачкаться Единой Россией? «Справедливый телефон» №297 от 14.01.2021
Все выпуски Справедливого телефона

Популярное