Просмотры2140Комментарии0

Розалия просит помочь вернуть родного брата

Дамир (имя изменено – прим. ред.) из Тереньгульского района уже несколько лет является пациентом психиатрических больниц и интернатов. У него есть возможность вернуться домой, но его родная сестра никак не может забрать его из-за проблем с законом, которые имели место быть более десяти лет назад.

Драка возле клуба

В 1997 году Дамир вернулся домой после службы в армии. Служил он на Дальнем Востоке, на границе с Китаем. Являлся отличником военной службы, получил несколько поощрений и благодарностей. После армии он вернулся домой, к матери.

После возвращения Дамир хотел пойти служить в УФСИН, мечтал быть кинологом. Но его планам было не суждено сбыться из-за ужасной трагедии.

Я тогда работала в другом селе, — рассказывает сестра Дамира Розалия. — Но однажды мне позвонила мама и сказала, чтобы я срочно приехала. Якобы Дамир замкнулся в себе. Не ест, не пьёт, не разговаривает. Когда я приехала, то узнала, что однажды вечером возле сельского клуба его избили и у него начались проблемы со здоровьем. Он попал в больницу, в неврологическое отделение. Через две недели брат вернулся домой, и вроде бы ему стало легче. Но потом мама снова позвонила и сообщила, что Дамир опять замкнулся в себе. Тогда я повезла его в «Карамзинку» [ныне — Ульяновская областная клиническая психиатрическая больница имени В.А. Копосова].

После обследования Дамира выписали, а Розалии снова пришлось уехать от брата, так как у неё самой начались проблемы со здоровьем. В это время другая сестра решила оформить недееспособность Дамира. Суд удовлетворил требования, и Дамир стал нуждаться в опеке, под которую его взяла родная мать.

Проблемы с законом

В 2006 году мама Дамира умерла, и опекать его взялась одна из сестёр. Но спустя несколько лет она написала заявление, что больше не может держать под опекой родного брата из-за проблем со здоровьем и материальных трудностей.

Тогда уже Розалия, которая очень боялась, что её брат попадёт в психоневрологический интернат, решила оформить опеку на себя, но не тут-то было. Министерство семейной, демографической политики и социального благополучия Ульяновской области отказало женщине из-за того, что у неё имеется судимость.

В отношении Розалии велось уголовное преследование на территории Российской Федерации по части 1 статьи 119 («Угроза убийством»), части 1 статьи 116 («Побои») Уголовного кодекса РФ. Также официальные органы сделали заключение, что жилое помещение, где она зарегистрирована, не соответствует санитарным и техническим правилам и нормам, — сообщили в профильном ведомстве.

Откуда же взялось уголовное преследование у человека, который имеет образование воспитателя, несколько лет работал в детском саду и принимает активное участие в культурной жизни Ульяновской области?

В 2009 году я с сыном приехала к моему отцу в село Назайкино. Отец сначала не пускал нас в собственный дом, в котором мы были прописаны, потому что он считал, что это только его дом. Раньше он с нами почти не жил. А однажды отец пошёл в полицию и написал на меня заявление, якобы я угрожала ему убийством и наносила побои, — вспоминает Розалия

С её слов, вечером, когда она находилась дома и сидела в кресле, пришли полицейские. Один из них якобы вошёл в дом, взял её за руку и потащил на улицу, где её погрузили в «УАЗик» и отвезли в отделение полиции. После этого Розалию якобы посадили в изолятор. Как сообщает женщина, в этот момент её ребёнок находился в доме один, поэтому она была вынуждена подписать все протоколы, чтобы побыстрее оказаться рядом с сыном. Так ли всё было на самом деле, мы утверждать не можем.

После этого Розалии назначили наказание в виде одного года и трёх месяцев лишения свободы условно. Сама женщина утверждает, что подписала все протоколы и признала обвинения из-за того, что боялась за своего сына, которого  у неё могли отнять. И она даже не ожидала, что это может откликнуться в будущем. Но, как оказалось, отголосок дал о себе знать через много лет.

Тайна, покрытая мраком

Но что с условиями, которые «не соответствуют санитарным и техническим правилам и нормам»? Кстати, здесь имеется в виду тот самый дом, в котором проживал её отец. А сама Розалия уже давно живёт в Ульяновске.

Женщина подала заявление в соответствующие органы, чтобы ей на руки выдали акт приёмки того жилого помещения, в котором она якобы проживает. Но ей ответили, что «предоставление акта… обследования жилого помещения не предоставляется возможным, так как …жилой дом по указанному адресу закрыт». Как же он «не соответствует санитарным и техническим правилам и нормам», если никто из специалистов не смог даже туда попасть, спрашивает у нас Розалия. Это уже тайна, покрытая мраком.

Но если с санитарными условиями жилища разобраться ещё можно, то куда сложнее обстоят дела с «уголовкой». Несмотря на то, что судимость уже давно погашена, существуют сложности нынешнего законодательства России.

Основанием для принятия решения об отказе в назначении кандидата опекуном, кроме прочего, является наличие у кандидата судимости за умышленное преступление против жизни и здоровья граждан, — сообщили в прокуратуре Тереньгульского района.

Это подтверждают и независимые юристы.

Сама по себе судимость, если она уже погашена, не может стать причиной отказа в опеке над кем-либо, за исключением того, если было совершено тяжкое или особо тяжкое преступление. Также препятствием могут стать преступления против личности, например, убийство, — говорит юрист Регина Ибрагимова.

Иными словами, по закону Розалия может оформить опеку над родным братом.

А может, он здоров?

Сейчас Дамир уже около трёх лет находится в психоневрологическом интернате в Димитровграде. До этого он ещё несколько лет лежал в других клиниках.

Судя из писем Дамира своей сестре, он мечтает, чтобы она как можно быстрее забрала его из интерната, так как он уже не может там находиться. Он пишет, что ему там плохо. Более того, он сам писал заявления, чтобы его под свою опеку взяла именно сестра Розалия.

Кстати, почерк, грамотность и содержание писем наводят на сомнения: а действительно ли у Дамира проблемы со здоровьем? Может быть, опека ему вовсе не требуется?

Но сейчас из-за трудной ситуации с коронавирусом в Димитровграде родные брат и сестра не могут встретиться, так как посещения даже для родственников запрещены. А годы идут…

От редакции «МГ»: Редакция «Молодёжной газеты» требует Уполномоченного по правам человека в Ульяновской области Сергея Александровича Люлькова взять вопрос под личный контроль. С нашей точки зрения, здесь явно нарушаются права человека. Все данные находятся в редакции газеты.

Антон НИКОЛАЕВ.

 

 

 

Тэги:
00
Справедливый телефон
Губернатор Ульяновской области «суёт нос в каждую дырку». Зачем ему это нужно? «Справедливый телефон» №293 от 22.06.2020
Все выпуски Справедливого телефона

Популярное