Просмотры1173Комментарии0

Запретили хоронить 93-летнего ветерана труда

Вопиющий случай произошёл в Старокулаткинском районе Ульяновской области. Накануне 75-летия Победы администрация села из-за эпидемии коронавируса не разрешала похоронить на местном кладбище ветерана труда, которая работала в тылу во время Великой Отечественной войны.

Последнее желание

Саидя Кузахметова родилась в 1927 году в татарском селе Верхняя Терешка Старокулаткинского района. Когда началась война, ей было всего 16 лет, и, как большинство подростков, она отправилась работать в поле, помогала фронту.

Позднее Саидя вышла замуж, но очень рано осталась вдовой. Ей пришлось растить детей одной. Почти всю жизнь она прожила в своём родном селе. За свою жизнь работала в колхозе и дояркой, и телятницей. Некоторое время трудилась санитаркой в роддоме. За свой труд она удостоилась звания ветерана труда. Родственники женщины утверждают, что она также является ветераном Великой Отечественной войны, хотя это оспаривают в администрации её родного поселения.

В последние годы, после выхода на пенсию, из-за проблем со здоровьем пенсионерка была вынуждена переехать к своей дочери в город Сызрань Самарской области. Но при этом она часто, в основном летом, приезжала в родное село, где у неё оставался свой дом.

25 апреля 2020 года, на 94 году жизни, Саидя Абдулкадировна скончалась.

В последнее время бабушка часто просила, чтобы после смерти мы похоронили её на родной земле, в селе Верхняя Терешка, рядом с её родителями и другими родственниками, — вспоминает внучка Алина Калеева. — Это было её последнее желание. И мы дали ей обещание.

Родственники Кузахметовой решили исполнить последнюю волю усопшей.

Запрещали хоронить

Однако возникли сложности. Администратор села Верхняя Терешка запретила везти тело к ним. По словам родственников Кузахметовой, чиновница заявила, что ключи от кладбища не даст, и сказала, чтобы Кузахметову хоронили в Сызрани. Причина — распространение коронавируса.

Важно учесть, что Саидя Абдулкадировна — мусульманка. И, согласно обычаям, хоронить усопшего необходимо в течение суток после кончины. Времени оставалось мало.

Тогда родственники обратились к сызранскому духовному лидеру мусульман, главе Национально-культурной автономии татар Сызрани Ринаду Шарафутдинову.

Мы заявили, что в любом случае захороним, хоть кордоны выставляйте, — говорит Шарафутдинов. — Разговаривал также с местным муллой. Он тоже сказал, что нельзя, и просил принести разрешение от прокурора. Вроде бы простое дело, но требуют массу справок. В итоге я выехал в село в три часа ночи с ритуальной группой. Я предупредил местного муллу, что, как бы там ни было, даже если ворота кладбища не откроют, мы вынуждены будем взять ножовку по металлу и срезать замок.

К решению проблемы подключился и депутат Законодательного собрания Ульяновской области Дмитрий Алексеев, который узнал о данной ситуации в час ночи 26 апреля. Кстати, он был пятым депутатом ЗСО, к которому обратились за помощью, и единственным, кто откликнулся.

В социальной сети мне прислали сообщение, где рассказали о проблеме. Время было позднее, поэтому дозвониться до главы администрации было проблемой. Я вышел на связь с компетентными лицами из Старокулаткинского района, чтобы те подключились и помогли. Они всё-таки дозвонились до администратора села. Она говорила, что неизвестно, от чего умерла пенсионерка, и стала требовать справки о смерти. Все справки предоставили, и только тогда разрешили похороны на сельском кладбище, — объясняет Дмитрий Алексеев. — Подобные запреты — это тоже уже перегибы. В какой-то момент родственники были настроены на штурм кладбища, чтобы похоронить женщину. Зачем поднимать волну протеста среди населения, тем более в такое сложное для всех время?

В итоге проблему удалось урегулировать в три часа ночи. Родственники Кузахметовой утром 26 апреля похоронили её на сельском кладбище.

Мы очень благодарны Ринаду Шарафутдинову, Радику Шафееву [депутат города Сызрани, который также помогал семье с похоронами — прим. ред.] и всем тем, благодаря кому мы выполнили обещание, которое дали своей бабушке, — говорит внучка ветерана Алина.

Почему не разрешали хоронить?

В администрации Старокулаткинского района заявили, что никаких указаний и рекомендаций на такие случаи «сверху» не давали и подобный запрет — личная инициатива администратора села. Дозвониться до Лилии Рахматулловой не получилось, однако удалось поговорить с главой Терешанского сельского поселения, куда входит село Верхняя Терешка. Глава поселения Рево Рафатович Тяминов встал на сторону администратора села. Он пояснил, что она поступила так исключительно из чувства заботы о сельчанах и оскорбить память усопшей не желала.

Мы с уважением относимся к памяти Кузахметовой. Я голову преклоняю перед ней. Но поймите нас правильно, в Старокулаткинском районе уже 13 заболевших коронавирусом. Трое из них — именно в нашем сельском поселении. Ещё несколько тестов отправлено на анализ, и неизвестно, какие будут результаты. А контактирующих с заболевшими в разы больше. У нас люди напуганы, — комментирует Тяминов. — У нас в селе нет ритуальных бюро. А у мусульман принято, чтобы могилу копали вручную. В обычное время это делают жители села. Плюс провожают усопшего всем селом. То есть если бы мы разрешили хоронить, то мы бы дали добро на нарушение режима самоизоляции. К тому же, изначально не было известно, от чего умерла Кузахметова. Поэтому администратор и приняла такое решение.

Короче, все хотели поступить по совести. Вот только совесть оказалась у всех разная. Мы не берёмся никого судить, притом во время эпидемии. Но, как бы там ни было, этот случай из ряда вон выходящий!

Антон НИКОЛАЕВ.

Источник: Источник
00
Справедливый телефон
Губернатор Ульяновской области «суёт нос в каждую дырку». Зачем ему это нужно? «Справедливый телефон» №293 от 22.06.2020
Все выпуски Справедливого телефона

Популярное