Просмотры464Комментарии0

Любовь, рожденная… смертью

В 2018 году, когда «Молодёжной газете» исполнилось 20 лет, мы публиковали самые интересные статьи, которые выходили в свет. Мы получили большой отклик от наших читателей, которым понравилось, что мы вспоминаем самые интересные истории. В связи с пандемией коллектив редакции решил продолжить данную рубрику и напомнить, а кому-то и рассказать о самых трогательных, запоминающихся и невероятных историях.

Сегодня мы опубликуем поразительный рассказ женщины о перипетиях её судьбы. Слова, которыми она завершала свой рассказ, особенно актуальны сейчас в связи с распространением коронавируса, ведь именно в этот судьбоносный момент каждый должен понимать, насколько хрупка человеческая жизнь и как важно ценить близких людей.

ЖИЗНЕТРЯСЕНИЕ ОЛЕГА МАНУКЯНА

Две женщины — маленькая и большая — сидели, обнявшись, в маршрутке «Ульяновск-Казань». И смотрели друг на друга любящими глазами, хотя знакомы они были всего пару недель, а их взаимная симпатия выросла из… трагедии других людей.

Армения до сих пор носит траур почти двадцатилетней давности. Тысячи людей в одночасье лишились жизни, крова, родных и близких. Среди прочих потерявших, как тогда казалось, всё, был 23-летний житель города Спитак — инженер Олег Манукян.

Родился он в Ульяновске, но, когда ему исполнилось пять лет, родители по настоянию отца-армянина переехали в Армению. В Спитаке Олег окончил школу, затем уехал в Ереван — поступать в политехнический институт. На втором курсе влюбился так, что бросил институт и наспех женился. Олегу тогда исполнилось 18. Брак, заключённый второпях, продержался меньше года. Олег послушал отца и восстановился в институте. Вскоре он встретил девушку по имени Ануш. Свадьбу они сыграли в 1987 году. А через год в дома людей пришла беда, о которой заговорил весь мир…

В декабре 1988 года, когда Ануш была на девятом месяце беременности, Олег уже вторую неделю находился в командировке в Москве. Седьмого числа, ровно в 11 часов 41 минуту, он смотрел новости. И в тот миг узнал, что долгожданный сын, о котором они с женой мечтали, никогда не появится на свет, что его любимая погибла под завалами разрушенного землетрясением дома в Спитаке. Так же, как и его родители…

…Спустя неделю, похоронив всех своих близких, вмиг постаревший Олег сел в поезд. Ему некуда было податься от своего горя, кроме как на родину — в далёкий Ульяновск.

ЗДРАВСТВУЙ И ПРОЩАЙ

На парапете у входа в здание железнодорожного вокзала «Ульяновск-Центральный» Олег просидел почти шесть часов, с тоскою глядя, как суетятся отправляющиеся на новогодние праздники семьи. Он не знал, куда ему идти в незнакомом, хоть и родном городе.

— Вам плохо? — разбудил почти задремавшего Олега женский голос и добавил: — А меня Ирой зовут…

Девушке сразу понравился кареглазый молодой человек с большой спортивной сумкой. Было в нём что-то такое, чего не опишешь словами. А Ирина как раз была из разряда романтиков — тех, кому слова и не нужны. Она просто почувствовала, что её тянет к этому мужчине. Кстати говоря, то же самое почувствовал, хоть и не сразу, и Олег.

Как бы то ни было, но с той встречи на вокзале Олег и Ирина не расставались. В 2000 году они обвенчались, хотя официально регистрировать отношения не торопились. Только через три года он, однажды придя с работы домой, вынул из кармана бархатный футлярчик, из которого достал кольцо. А потом посмотрел ей в глаза и тихо спросил: «Выйдешь за меня?».

Благополучный союз, основанный на взаимном доверии, продержался долгих пятнадцать лет.

Утром 16 сентября 2003 года Ирина и Олег пошли в ЗАГС — подавать заявление. «Наконец-то!» — хлопали в ладоши многочисленные друзья в предвкушении шикарной свадьбы. И только спустя время Олег понял, что значил сон, увиденный им накануне. В нём незнакомая женщина бегала по лесу и звала какую-то Марину…

Заполнив бланки, пара уже было направилась к выходу, как вдруг Ирина сказала: «Ты иди, посиди в сквере на лавочке, а я сейчас губы подкрашу».

Следующие пять минут вновь перевернули жизнь Манукяна. Олег просто так, без задней мысли, подошёл к одиноко сидевшей девушке. Слово за слово — и они, встав, зашагали вместе вверх по улице Гончарова.

Говорят, Ирина тяжело переживала предательство любимого. Возможно, из гордости или появившейся ненависти она ни разу так и не позвонила Олегу, хотя в глубине души он ждал этого.

…Живым Олега Ира больше не увидела.

ДИТЯ, ПОХОЖЕЕ НА СОН

Девушку, с которой ушёл Олег, изменив Ирине, звали Ксенией. Светловолосая и стройная, она была на пять лет младше его, но он не чувствовал разницы в возрасте. Да они оба её не ощущали, потому что у обоих, как выяснилось, было много общего. Оба слушали одну и ту же музыку, оба любили бродить по лесу и слушать пение птиц. Оба были сиротами — Ксюшины родители погибли при пожаре.

Но главное — Ксения хотела иметь ребёнка. Ирина же, к несчастью, не могла стать матерью. Все годы Олег понимал её. Но только умом — душа вставала на дыбы. Сам он пытался объяснить это тем, что когда-то в Спитаке судьба похоронила его надежды на счастье, но он не из тех, кто способен смириться с судьбой. И если не Ира, то Ксения уж точно родит ему ребёнка. Девочку ли, мальчика — не важно…

Родилась дочка. Это радостное событие произошло 25 июля 2005 года. Ксения настояла, чтобы малышку назвали Мариной — в честь её бабушки. Тут-то Олег и вспомнил свой сон. Так вот кого искала та женщина в лесу!

ЧЕРНАЯ «СЕМЕРКА»

«Вот кем была эта незнакомка!» — почти ежедневно целый год проговаривал про себя Олег, глядя на Ксюшу, а поженились они спустя три месяца после той встречи в сквере.

Олег искренне любил и жену, и дочку, но — странное дело — всё чаще ему хотелось позвонить Ирине и рассказать о себе. Зачем? Этого он не понимал, знал только одно: ему во что бы то ни стало нужно выговориться, и выговориться именно Ире. Одним декабрьским вечером прошлого года он набрал её номер телефона. «Алло…» — ответил до боли знакомый голос. Но… Олег бросил трубку.

На следующий день, седьмого декабря, они с Ксенией, вырвавшись из бесконечного круга семейных забот, отправились с друзьями на одну из волжских турбаз. Дорога была скользкой, а в лобовое стекло лепил снег. Приятель Олега Кирилл то и дело бранился: «Вот, блин, погодка, ни хрена не видно! Так и столкнуться с кем-нибудь недолго». Но хуже всего было то, что Кирилл вёл машину, слегка выпивши. В голове Олега крутились мысли о первой жене и неродившемся сыне…

До турбазы они не доехали… Простое ворчание Кирилла обернулось страшным пророчеством. Чёрную «Ладу» седьмой модели развернуло на мокрой дороге так, что удар «ГАЗели» пришёлся в бок — туда, где, держась за руки, сидели Олег и Ксения. Из пассажиров «семёрки» в живых остались лишь те, кто ехал впереди, — водитель и его подруга…

ИРИНА И МАРИНА

Олег не знал, да и не мог знать, что брошенная им Ирина следила за его жизнью — у них были общие знакомые, которые иногда делились с ней новостями о всё ещё любимом ею человеке. О рождении Мариночки, естественно, Ирине тоже стало известно.

Но не подумайте, что я его «пасла», — прзиналась она в недавнем разговоре. — Просто я любила его, да и сейчас люблю, и меня не покидала навязчивая мысль о том, что с ним должно случиться что-то нехорошее. Я с детства была «чувствительной» девочкой. Однажды даже предсказала однокласснику, где и когда он сломает ногу. Он посмеялся, но ногу всё же сломал — в том самом месте и в тот самый срок, что я говорила. Так вот, Олежка меня всегда беспокоил — точнее, не он сам… Я же говорю: я эту беду, аварию, сердцем давно чувствовала. Вот только не знала, как и когда это случится…

Удочерить оставшуюся сиротой Марину Ира решила сразу, ни секунды не сомневаясь. Правда, бюрократические препоны растянули этот процесс на довольно длительный срок. Зато теперь они вместе. Люди со свойственными им сомнениями тогда отговаривали: «Чего надумала?.. Он вон что сотворил, а тебе нянчиться всю жизнь…», но Ира была непреклонна. Из Ульяновска Ирина и Марина уехали две недели назад. У женщины в Казани живёт двоюродная тётка, которая и пригласила их к себе. «Хотя бы на время, — сказала родственница. — А там, если понравится, оставайтесь насовсем».

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Вы, может, считаете, что я дура, — сказала Ирина на прощанье тоном давнишней подруги. — Можете считать меня кем угодно. Мне всё равно. Я не хочу, чтобы вы думали, будто я удочерила дочку Олега только из-за того, что сама — на вид кобыла молодая! — родить не могу. Не-а… Если честно, год назад я и сама толком не понимала, зачем это делаю. Зато теперь знаю точно. Всё это — любовь. Посмотрите вокруг: сколько людей — и все ругаются. А того они не понимают, что вот есть человек рядом — а завтра жизнь (или смерть) у тебя его отнимет. Навсегда! Я это к чему говорю… Надо любить друг друга, пока мы живы, пока живы те, кого мы любим. Я не хотела плакать на могиле Олеженьки, я в его объятиях просыпаться хотела! И я не считаю, что он меня предал. Просто он… любил. И меня тоже — любил. Мы ведь долго прожили. Скажете, напрасно? А вот и нет! Вон она — любовь! Живая!

С этими словами женщина показала на Маринку — симпатичную весёлую девчонку, живо уплетающую мороженое и сидящую на обшарпанной лавочке в ожидании маршрутки «Ульяновск-Казань».

Источник: Источник
Тэги:#истории
00
Справедливый телефон
Захочет ли губернатор Морозов запачкаться Единой Россией? «Справедливый телефон» №297 от 14.01.2021
Все выпуски Справедливого телефона

Популярное