4220

«Невозможно забыть это постоянное чувство голода…»

В следующем году страна будет отмечать 75-летие Победы в Великой Отечественной войне. Наша читательница 81-летняя Тамара Лепилова предложила организовать конкурс к этому памятному событию. Идея прекрасная! Но для начала журналисты «Молодёжки» побывали в гостях у пенсионерки и узнали о том, что она помнит о военных годах.

 

 

81-летняя Тамара Васильевна Лепилова очень хорошо помнит тяжёлые годы войны, несмотря на то, что она тогда была ребёнком. До войны семья жила в Саратове, но потом отец по совету друга перевез семью в хутор Ней-Вальтер. Раньше там селили поволжских немцев.

Мы поселились в саманке (маленьком домике). Там были одна комната, сени, котёл, стол, одна табуретка и одна кровать. Тут нам пришлось жить втроём: маме, моему старшему брату и мне. Я не помню, как папа уходил на фронт.  Мама устроилась работать секретарём в суде, вела протоколы, — рассказывает Тамара Васильевна.

То, что невозможно забыть, — это постоянное чувство голода. У мамы была небольшая зарплата, но магазины стояли пустые, кушать было нечего. Иногда дети отправлялись на поля, чтобы найти что-нибудь из пропитания.

— Однажды мы пошли на картофельное поле, в надежде найти хоть какую-нибудь картошку, которую забыли выкопать. Были я, мой брат и несколько мальчишек. Ребята нашли старое ржавое колесо и сказали мне: «Стой тут, сторожи его. Нам оно нужно, чтобы потом гонять по дороге». И они ушли. Прошло время, и я увидела, как бежит мой брат, а за ним мальчишки. Мой брат Юра кричал: «Сестрёнка, открывай рот!». Я открыла рот, и он положил мне туда картошку — грязную, неочищенную. Я  её разжевала и съела. Мальчишки не хотели со мной делиться, — поясняет наша собеседница.

Голодный обморок

Были сложные и страшные дни. Так, однажды брат с сестрой собирали стручки дикого лука и чеснока. Один в рот положат, другой – в кулачок. Так набрали зелени и отправились к маме, чтобы её угостить. Заглянули в кабинет, а её там не было.

Вышла женщина и сказала, что мамы здесь нет. Она пообещала проводить нас до дома. Мы пришли, на кровати лежала мама, одна рука была спущена с кровати. И женщина нам сказала: «У вашей мамы случился голодный обморок». А мы-то откуда знали, что это такое? Положили пучки зелени на стол и стали к маме прижиматься. Позже эта женщина принесла нам кипяток с травой. Вечером мама кое-как начала ходить. К нам пришла судья. Она достала из сумки такое богатство, которое мы никогда не видели, — кусковой сахар. Он был такой пирамидкой. Мы с братом смотрели на него и не могли оторваться, мы же никогда его не пробовали. Судья принесла муку из жмыха, мама из неё лепёшки делала, — вспоминает женщина.

Судья обратилась к руководству садика, попросила, чтобы маму взяли нянечкой, а детей устроили в садик, а также позволили им ночевать там зимой.

Видимо, брать нас было нельзя. Потому что как проверки – нас прятали. Нам нечем было отапливать жилище. Тем семьям, у кого отцы ушли на фронт, должны были подвозить дрова. Но их не подвозили. Сколько нас таких было… У нас была всего одна рама, и зимой она покрывалась льдом. А в садике было тепло. Там нам выделили три кровати. А повара даже оставляли в маленькой кастрюльке картофельные очистки. Когда все уходили, нам их отдавали. Мама их варила с бульоном. Какой был запах! Мне кажется, мы наполовину были сыты этим запахом. Так и кушали ложечкой… над ладошкой, чтобы ни одна капелька не упала, — продолжает рассказ Тамара Васильевна.

Когда на дне кастрюли оставался бульончик, мама разливала его по половине кружки каждому, и его пили вместо чая.

Чуть не арестовали

Однажды выдалось очень холодное лето. Чтобы искупать ребят, нужно было нагреть воду, а дров не было. И мать детей решилась на отчаянные меры.

— Она пошла на другую улицу ночью и набрала немного досок с забора, взвалила на плечо и унесла домой. Через время к ней на улице подошёл милиционер и сказал, что её видели. Она не стала отпираться и призналась, что действительно сделала это, потому что не было выхода. Вторая придирка заключалась в том, что она по улице шла в белом халате, который должна была носить только в садике. Видимо, от отчаяния она раскрыла халат, а под ним была только ночная сорочка. Мама возразила, что у неё двое детей и она всё променяла на то, чтобы накормить нас. Милиционер велел застегнуться, сообщил, что за забор её придётся сопроводить в милицию, — говорит Тамара Васильевна.

Оказалось, что женщина выдрала доски в заборе дома начальника НКВД. Она расплакалась и рассказала, почему это сделала. Видимо, начальник пожалел измученную мать и не только простил забор, но и распорядился, чтобы ей подвозили дрова. Также он дал ей еду.

В доме начальника НКВД

Вскоре после этого случая Тамару пригласили в дом начальника НКВД.

Я до сих пор помню, как вышла хозяйка — русская женщина с добрым лицом. Сразу стала меня Томочкой называть, позвала в дом. Там было тепло, чисто, уютно и хорошо пахло. Я зашла и увидела длинный-длинный коридор, и по нему на велосипеде катался трёхлетний сын женщины. Хозяйка подвела меня к умывальнику и смотрела, правильно ли я мою руки. Она дала мне мыло, у нас его никогда не было. Мама мыла нас содой. Потом посадила меня за стол. Я не помню, что я ела. Но я стала быстро-быстро есть, не жевала, а глотала кусками, постоянно озиралась… Так хотелось хоть немного побыть сытым человеком. Ела и думала, дадут ли мне что-нибудь для брата и мамы, — признаётся женщина.

Жена начальника НКВД приглашала девочку к себе домой, чтобы та играла с её сыном. Иногда маленькую Томочку просили покормить курочек и давали пшено. Девочка была удивлена. У её семьи не было пшена даже для каши, а они кур кормили. Нет-нет, но девочка озиралась и пару зёрнышек съедала: «Вот такой закусон был! Чего только не сделаешь от голода». Так и ходила время от времени девочка, а однажды не пришла.

— Хозяйка дома спросила у моей мамы, почему меня нет. И мама ответила, что уже стало холодать, близилась зима, а ходить мне было не в чем. Все детки ходили в первый класс. А я не могла пойти. Мне было так обидно… Я сидела на подоконнике в нашем жилище, дышала на это замёрзшее окошко, чтобы хоть немножко видеть прохожих. И вот жена начальника НКВД, видимо, рассказала об этом своему мужу. Они нашли гимнастерку защитного цвета, она отпорола ватку от своего старого пальто и отнесла всё это своей знакомой швее, и они сшили мне пальтишко. Но если сверху было что надеть, то на ножках не было ничего — только тапочки из ткани. Поэтому ходить я всё равно не могла, — продолжает женщина.

Встреча с отцом

Вскоре маму девочки вызвали в школу, женщина расплакалась и начала подозревать, что её сейчас отругают. Директору она призналась, что ребёнку просто не в чем ходить. У других семей, видимо, дела шли получше. Тогда директор предложил такой выход из ситуации: когда брат вернётся из школы, Тамара будет надевать его обувь и ходить к учительнице.

— Маме было очень тяжело. Она получала треугольники. Говорила нам, что папа велел поцеловать и обнять нас. А потом ночами плакала… — вздыхает женщина.

День Победы пенсионерка помнит плохо. Все люди куда-то бежали, и они с братом бежали. А вечером вернулись домой и увидели, что в их доме сидят женщины-соседки, смеются и плачут от счастья. Многие из них на вид казались настоящими старушками, хотя по возрасту это были молодые женщины. А вот встречу со своим отцом она помнит очень хорошо.

Мамы и брата почему-то не было рядом. Я гуляла на улице. Ко мне подошла знакомая и обронила: «А у тебя папа с фронта вернулся». И она показала мне на место, где стояли трое мужчин. Я побежала туда. Недалеко от них я остановилась, сердечко билось от тревоги. Я подумала: «А кто из них мой отец?» Я не помнила его лица. Тут один из них спросил: «Василий, не твоя ли дочь?» Он обернулся, раскинул руки, обнял меня, поцеловал. Я помню, как он крепко держал меня за шею и целовал в щечки. Я подумала, как же хорошо теперь будет, не так тяжело маме. Ведь теперь у меня есть папа! – вспоминает женщина.

Записала Наталья КОРОЛЕВА.

Ириски

Тамара Васильевна прислала нам стихотворение на военную тему: «Я решила выбрать то стихотворение, во время чтения которого я плачу».

Всё это было в самом деле.

В войну

В приволжском городке

Погиб ребёнок при обстреле

С ириской

В смуглом кулачке.

И мать,

Не только в

годовщину,

Все эти тридцать

Долгих лет

Приносит на могилку сыну

Кулечки простеньких конфет:

Отмерив путь,

Теперь неблизкий,

У вечной памяти в плену,

На чистый дерн

Кладёт ириски

Она ребёнку своему.

Людмила Татьяничева.

 

Внимание! Конкурс

«Молодёжная газета» совместно с Ульяновским областным советом ветеранов войны и труда решила провести конкурс к 75-летию Победы.

Главная цель — не дать забыть молодому поколению о героизме советского народа в Великой Отечественной войне, почтить память тех, кто погиб во время войны, вспомнить подвиги тех, кто прошёл суровые военные годы.

Конкурс проводится по трём номинациям:

  1. «Мои воспоминания о войне». Ветераны и дети войны могут описать свои воспоминания о тяжёлом времени, истории, которые запали в душу.
  2. «Мой герой». Родственники участников войны могут прислать истории о своих близких людях, которым пришлось преодолеть сложные времена, воспоминания их родственников, истории о подвигах, тяжёлом быте и так далее.
  3. «Произведения о войне»: стихотворения, небольшие отрывки из прозы. Все они должны быть связаны с войной. Автор письма должен указать, по какой причине он выбрал именно это литературное произведение.

Будут приветствоваться фотографии ветеранов, военные и послевоенные фотографии. Конкурсная комиссия прочитает все письма и выберет победителей. Их будет несколько. Первые  получат призы перед Новом годом, вторые — перед 9 мая. Выигравших ожидают бесплатная подписка на «Молодёжную газету», а также приятные памятные призы. Большинство ваших писем будет опубликовано в «Молодёжной газете».

Письма прислать по адресу: 432027, г. Ульяновск, ул. Радищева, д. 145. Также ваши истории вы можете прислать на электронную почту: bere-natasha@yandex.ru В письме не забудьте указать номер телефона, по которому с вами можно связаться, и обратный адрес.

Справедливый телефон
Куда уходят миллионы? «Справедливый телефон» №267 от 19.09.2019
Все выпуски Справедливого телефона

Популярное