Просмотры6672Комментарии15

Дома горят в Старокулаткинском районе Ульяновской области, а власти молчат

На протяжении семнадцати лет в небольшом селе Усть-Кулатка Старокулаткинского района горят дома, бани и сараи. Жители винят в этом местного 35-летнего жителя. Корреспонденты «Молодёжной газеты» попытались разобраться в ситуации.

Если вы не приедете, может случиться страшное, — с этими словами к нам обратилась местная жительница Ольга. Мы сразу выехали в село, где нас встретили с глазами, полными надежды. Возле местного клуба собралось около пятидесяти человек — от молодых людей до стариков.

Мы вызвали вас сюда, можно сказать, «втихаря», – начала беседу Асия Абликеева, мама 14 детей, у которой на днях случился пожар. – Естественно, узнав об этом, как нам кажется, администрация стала защищаться, там вдруг все ушли в отпуск, а у нас внезапно заболел работник клуба. Я это к тому, что мы должны были сидеть и разговаривать с вами внутри.

Но отсутствие крыши над головой не помешало местным жителям высказаться и поговорить о наболевшем. Оказалось, что в 2002 году в селе Усть-Кулатка поселилась женщина Надия с тремя детьми и двумя внуками. Один из её сыновей оказался болен (точный диагноз нам никто так и не смог назвать): «признан недееспособным» — слышали мы от сельчан.

У нас в течение 17 лет случилось более 30 пожаров, а точнее поджогов, — сказала Асия. – Началось всё с простого воровства: где гуся украли, где барашка. А потом этот Виталик якобы стал залезать в дома и мог себе позволить забрать телевизор, деньги утащить. Последней точкой кипения стало то, что полыхнули дома. Сараи, бани горели, люди, ещё как-то стиснув зубы, молчали, понимали, что якобы вспыхнут те, с кем он ругается. А тут сгорел дом старика, которого даже и не было на тот момент в селе. Зачем сжёг? Потому что, видимо, нужно было оттуда что-то вытащить.

Власти просят молчать

Несмотря на то, что люди не раз писали заявление в полицию, Виталик всё так же гулял на свободе. Мол, он болен, никто не видел, предъявить нечего. Хотя, по словам жителей, каждый второй – свидетель.

После того, как сгорел первый дом, мы стали вызывать сюда чиновников, — продолжила Асия. – 24 июня собрался полный зал народу, каждый стал высказываться, а глава района нам всё твердил: «Тише, тише!». Нам не нужно это «тише». Они не раз просили нас молчать, участковый каждый раз ходил перед приездом высокопоставленных чиновников и умолял: «Пожалуйста, не говорите про поджоги в селе, не выносите сор из избы». Хватит, устали.

Однако после этого собрания стало ещё хуже. В доме, где проживают семидесятилетние старики, вдруг словно «по волшебству» стали включаться газовые конфорки. Благо это вовремя заметили, и обошлось без жертв. А с третьего на четвёртое июля загорелось сено возле дома Абликеевых.

Когда я выступила на последнем собрании, все люди знали, что меня подожгут, и подожгли… В доме на тот момент находилось десять детей — от пяти месяцев до двадцатилетнего возраста. Рядом проходит газовая труба, которая полыхнула бы на всё село. Мы тушили пожар с детьми самостоятельно. А когда приехала полиция, мне сказали: «Асия, не связывайся, всё равно проиграешь. Не конфликтуй!». Но я молчать не стану.

Требуют выселить семью

Жители высказывались каждый по очереди, вспоминая все новые факты, доказывающие, что это были именно поджоги. Шевкет Иксанов пережил уже несколько поджогов.

С 2000 года у меня стали пропадать куры, из летней кухни — всё имущество: казан, алюминиевая посуда. Я тогда стал в полицию писать, в суд подал и проиграл. Потом начались поджоги, в один год сарай сгорел с восемью тюками, не успел отстроить — он снова запылал.

С его слов, он говорил с Виталиком и предупреждал его, но тот якобы начал кидаться в Иксанова камнями и угрожать.

Услышав о сходе граждан, через какое-то время к клубу подошёл Анатолий (брат Виталика) и «прилетела» его мать – Надия. Начались скандал, крики, обзывательства.

Проститутка! — кричала женщина. — Расскажи лучше, со сколькими мужиками ты спала! Будешь моего сына оскорблять, а я молчать буду? Ты сначала докажи, что он виноват!

Если бы не сын Надии и журналист, находившиеся меж двух «огней», случилась бы драка. Через некоторое время женщину смогли увести. А собравшиеся тут же заявили, что они требуют «выселить семью из Усть-Кулатки».

«Мой сын не виновен»

Мы всё же не смогли не выслушать вторую сторону, поэтому пошли в дом к Надие. Хотя нас стали останавливать. Местные называют женщину ведьмой, а она не отрицает, что имеет сверхспособности.

Виталик во время поджога у Асии, в котором его обвиняют, был дома, — пояснила Надия. – Он сидел и фильм смотрел. Все думают на него, потому что он инвалид и не может разговаривать так, как мы с вами. И за себя постоять он не может. И всё, что бы ни произошло, они сваливают на него. То, что он ходит по селу, это не значит, что он что-то поджигает. Всё, что они говорят, это неправда. Я тоже устала, я ему несколько раз говорила – не ходи по селу. Но он не слушает. Виталик сейчас находится в больнице (ГКУЗ «Областная клиническая психиатрическая больница имени В.А. Копосова — прим. ред.), он сам согласился туда поехать. В 2017 году он сознался в одном поджоге, сарай там вспыхнул, он это признал. И после этого всё начали валить на него. Мой второй сын, Толя, вообще однажды из огня соседского мальчишку вытащил. Я столько им добра сделала, они все ко мне обращались. У меня дар, я всех лечила, порчи снимала. А теперь плохая для всех.

«Стоял на мосту и хлопал»

Стоит отметить, что в селе всего лишь одна пожарная машина, состояние которой оставляет желать лучшего. Если пройтись по улице, то можно увидеть, что почти в каждом третьем доме когда-то был пожар.

Но подобная ситуация не только здесь, но и в соседней Кольцовке, которая располагается буквально в трёх шагах от Усть-Кулатки. Там в 2015 году случился сильный пожар. И снова, по словам местных, виноват Виталик.

Я проживаю в Кольцовке, где на данный момент три жителя, — поделился с нами историей Александр Степанков. — В июне 2015 года в пять часов вечера начался сильный пожар, горел крайний дом. Но ветер был настолько сильный, что за считаные секунды огонь перешёл на соседние дома, а головешки разлетелись на расстояние 300 метров, сжигая дворовые постройки. До этого в селе видели Виталика, который ходил по Кольцовке и курил, поэтому на него и подумали. Сгорели три дома полностью, несколько дворов. У тёти Тоси всё хозяйство сгорело, она еле спаслась сама. И главное, во время пожара его видели на мосту, как он стоял и хлопал.

Виноват тот самый Виталик в поджогах или нет, выяснять не нам. Мы судить не берёмся и не обвиняем его. Не имеем на это права. Однако тот факт, что в селе горят дома, надворные постройки, а администрация закрывает глаза и затыкает рты, ужасает. К слову, нам удалось перекинуться несколькими фразами с главой муниципального образования «Старокулаткинский район» Лилией Богдановой, которая заявила, что мы, журналисты, должны были предупредить о своём визите. Нас это крайне удивило и возмутило. Комментировать ситуацию с поджогами она отказалась, попросив позвонить в понедельник. Но, сколько бы мы ни звонили, слышали лишь «Попозже, совещание», а после и вовсе трубку брать перестали. Неужели представители администрации ждут самосуд и думают, что за такую власть люди будут голосовать на будущих выборах?

Ольга КУЛИКОВА.

Справедливый телефон
Губернатор Ульяновской области «суёт нос в каждую дырку». Зачем ему это нужно? «Справедливый телефон» №293 от 22.06.2020
Все выпуски Справедливого телефона

Популярное