2590

Эксклюзивное интервью. «Агент ЦРУ» раскрывает карты

Его многие считают иностранным агентом, он часто устраивает акции протеста, критикует чиновников и вскрывает экологические проблемы в регионе. Его любят и ненавидят. «Молодёжка» встретилась с самым неоднозначным местным активистом и экологом — 36-летним Александром Брагиным.

— Александр, откуда слухи, что ты агент ЦРУ?

— Да я уже сам запутался, каким агентом являюсь. Столько писали. Просто в своё время активно сотрудничал с международными фондами по экологии. Занимался свалками пестицидов, поднимал тему опасных химических загрязнений в регионе. Ведь в начале 2000-х проблемы экологии не очень волновали чиновников. А экология без политики невозможна. Поэтому я занялся политикой, участвовал в семинарах, ездил на стажировку в США по экологической линии. Вот тогда и стали говорить про агента. Плюс в 2007 году засветился в фильме Мамонтова «Бархат рук» о бархатных революциях. Показали сюжет, где я рассказывал о том, какие существуют фонды и гранты. Но из моих слов взяли только американскую тематику. Вот и пошло.

— Но странно, региональное правительство то холит тебя, то ругает…

— Я к правительству отношусь эфемерно. Я, например, один из тех, кто после выборов 2004 года воевал с «СОКом». Налицо была аффилированность области с этой компанией. Устраивал акции протестов, показывал и рассказывал, как у нас плохо. Мне один из чиновников тогда от лица губернатора ответил: «Ты только кричишь, а ты делай что-то позитивное, чтобы проблемы решались». Так я попал в Общественную и Экологическую палаты. Но это не госслужба. Я критикую и предлагаю — вот мой принцип. Был председателем региональной Экологической палаты, но ушёл из неё. Не согласен был с тем, что Фёдорова вновь назначили министром природы. Открыто говорил, что нельзя человеку три раза в одно место входить. Ведь он уже был министром, но не решал проблемы. Ложиться под Федорова и быть придаточным звеном (сейчас Экопалату не слышно и не видно) я не хочу. Должна быть свобода мысли. Но отношения с властью сейчас складываются так, что я работаю в позитивном русле. Занимаюсь проектом по мониторингу и контролю сельских территорий. У нас никто не знает, что происходит в селе. Сколько полезных ископаемых добывается незаконно? А у меня есть конкретные цифры. В рамках мусорной реформы я бываю в населённых пунктах. Только за прошедшие праздники проехал по области более 4 тысяч км. В общей сложности посетил 99 процентов сёл и деревень. И теперь на совещаниях я могу привести реальные факты по свалкам.

— А ты же даже метил на сити-менеджера Ульяновска?

— Я не согласен с процедурой избрания, поэтому решил посмотреть, как всё происходит. Нельзя, чтобы 10 человек — конкурсная комиссия — выбирали градоначальника. У нас на сходах выбирают старост всем селом, а в городе люди этого лишены. Абсурд. К тому же нужны молодые управленцы. Панчин из старой эпохи, он только и может штабы собирать.

Когда я участвовал в конкурсе на сити-менджера, то дошёл до последней стадии. Но избрали кого надо. В Димитровграде тоже хотел бы поучаствовать, если было бы всё по-честному. Я участвую в конкурсах, потому что как кандидат ты можешь реально поднять проблемы и к ним начинают прислушиваться.

— Кстати, о Панчине. Ты его критикуешь направо и налево.

— У нас нет системного управления городом. Она ручная. Панчин — человек на пенсии. Почему он сам не может уйти? У нас были натянутые отношения с Ермаковым. До скандалов дело доходило. Но он понял, что надо вовремя уйти. Панчин понять этого не может, на всё закрывает глаза. В итоге система муниципального контроля в Ульяновске не работает. Только когда губернатор потребует либо в СМИ поднимут проблему, начинают что-то делать. Городу нужен молодой мэр. Вот в Прибалтике мэр города встаёт в шесть утра и идёт по улице, и, не дай бог, у магазина будет мусор. Он не пришлет бюджетников убирать, он оштрафует. А у нас что? В центре города все фасады и тротуары грязные.  Панчин не видит этого.

Вот как бы ни ругали Пинкова, но он понимал и делал. Сколько было воплей, криков по поводу вырубки сирени на Гончарова. Прошло шесть лет. Посмотрите, как там красиво. Пинков поддержал мою идею резать под карандаш тополя на Нижней Террасе. Сейчас стоят ухоженные деревья. А у Панчина нет решительности. Нужен мэр, который будет не заигрывать, а управлять и жёстко спрашивать с подчинённых и бизнесменов.

— Глава местных коммунистов, депутат Госдумы Куринный тоже критикует власть. А ты против него? Это личное?

— Не личное. Я знаю Куринного с 2004 года, когда он только начинал политическую карьеру. А разногласия у нас начались в 2007 году, когда он, образно говоря, кинул партию «эсеров». Слово не держит. Знаю, как из партии в партию бегал, как людей обманывал. Да и он ничего не делал, будучи местным депутатом. Всё как-то шло у него на популистской волне. Думаю, что пик популярности коммунистов скоро закончится.

— Ты был руководителем штаба Собчак на выборах президента в прошлом году. Оно тебе нужно было?

— Собчак я знаю с 2000-х годов. Она сама предложила мне возглавить региональный штаб. Ведь идея такова — молодые должны идти в политику. Кстати, Собчак сейчас создаёт партию. И надо начинать не с президентской кампании, а с села. Ведь сельские депутаты сегодня это в основном пенсионеры, а должна быть молодёжь. Даже у нас в городе депутаты одни и те же.

— Одно время тебя называли «ульяновским» Навальным. Но сейчас ты от него открещиваешься.

— А Навальный разный был. До выборов мэра Москвы, где-то 5-6 лет назад, это один человек — поднимал проблемы, которые касались людей. Потом появились у него амбиции фюрера. Почему его штабы развалились? Им нельзя было поднимать региональные проблемы. К нему приходили люди и уходили. Он на регион ничего не делал. И вот выборы закончились, и его не видно и не слышно.

—  Как ты оцениваешь политическую ситуацию в области?

— Болото. Кадровой политики нет, полнейшая несменяемость некоторых глав муниципалитетов, которым ничего не надо. Пока не дадут пинка, ничего не делают. А внутренняя политика — это не противостояние КПРФ и Куринного. Надо начинать решать проблемы с сел, малых городов. У нас 1700 муниципальных депутатов. Где они? Поручения губернатора просто саботируются. Например, экотуризм, о котором столько говорили, умирает на уровне глав поселений.

— Ты ездишь за границу. На какие шиши живешь?

— Сейчас я работаю начальником отдела бюджетного учреждения. И скажу, что как бюджетник оправдываю себя полностью. В прошлом году добился возбуждения уголовного дела в Чердаклинском районе, где ущерб по экологии составил 4,5 млн руб. Есть другие примеры.

— Кстати, как складывается с твоими уголовными делами? Например, по избиению.

— Дело висит уже три года. Я поднимал вопрос бездействия нашей полиции. Проблема в том, что нашей полицией руководили иногородние. Люди приходили получать генеральское звание. Сейчас первый раз, наверное, пришёл начальник, который выше звания уже не получит.

— Кем тебе приходится небезызвестный ульяновский бизнесмен Сергей Герасимов?

— Родственником. Он мой двоюродный дядя.

А кем работает твоя супруга?

— Она по образованию эколог, но сейчас индивидуальный предприниматель. Занимается реализацией фитопродукции.

— Твоё хобби?

— Выращиваю различные необычные растения. Например, из семян вырастил маракуйю. А вот банан пока не получается. Плюс занимаемся экологическим туризмом. С семьёй объездили всю область.

Записал Арсений КОРОЛЕВ.

 

 

Из досье:

Родился 21 марта 1983 года в Ульяновске. В 2005 году окончил УлГУ по специальности эколог-природопользователь. С 18 лет работал экологом в «Российском движении зелёных», был координатором правозащитных программ Ульяновской молодёжной общественной организации «Гарантия». Общественной деятельностью занимается с 14 лет, политической — с 17. Разработал и продвинул ряд общественных экологических программ. Женат, имеет троих детей (сын и две дочери).

Справедливый телефон
Куда уходят миллионы? «Справедливый телефон» №267 от 19.09.2019
Все выпуски Справедливого телефона

Популярное