Просмотры499Комментарии0

Несколько дней из жизни разведчика

Мне не удалось встретиться с ним и обо всем лично расспросить, но по рассказам своих родителей и бабушки создается впечатление о сильном и выносливом человеке, которым гордится вся наша семья. Я хочу рассказать про своего прадедушку Петрова Николая Михайловича. (Годы жизни 19.12.1924-02.06.1998гг.)

Когда началась война, Николай Михайлович был еще не совершеннолетним. Накануне сороковых годов, – рассказывал он моей бабушке, – велась пропаганда, что если случиться война, то она будет для нас молниеносной и победной. На деле не получилось. Уже через четыре месяца немец подошел к стенам Москвы. Стало ясно, что война будет длительной и тяжелой, потребуется больше народных жертв. Продолжая работать в колхозе. Ждал, как и все мои сверстники дальнейшей своей участи.

Военком пришел за ним, вручил повестку и направил в Ульяновское пехотное училище, с этого и началась его служба в армии. Враг уже был отброшен от стен Москвы, готовилось Великое сражение на Волге. Сражение свершилось и наша красная армия сделала первую крупную заявку на победу в войне, до ее же конца было далеко. Летом 1943 года Генштабом разрабатывалась крупная операция, вошедшая в историю, как Великая Курская дуга. После ее назвали танковой войной. Вход пошли новобранцы военных училищ. И после семи месячной учебой, в район Курска отправился мой прадед, прибыл в район назначения рядовым солдатом. Из бывших курсантов училища сформировали отдельную разведовательную роту автоматчиков. Командиром назначили Героя Советского Союза, участника Сталинградской битвы, старшего лейтенанта Михеева, – Вот и учил он нас боевому искусству не на полигоне, а на передовом рубеже фронта. Считай, после каждой операции хранили своих боевых товарищей, награды, как послушаешь некоторых, рекой к разведчикам не текли. Остался живой, вот тебе и высшая награда. Ходили и за «языком», и за сбором сведений о передовых позициях врага, его тыловым обеспечением, но самым трудным делом считалось у нас разведка боем, вроде и большой группой идем и вооружены, как говорится до зубов, а все-равно страшно. Когда нас выстраивали для объяснения боевой задачи, никаких сверхпатриотических призывов командир не произносил. А просто обходил строй, смотрел каждому в глаза, некоторым говорил: «Сегодня в бой не идешь». Михеев чувствовал настроение каждого и легко определял сможешь ли ты в данный час выполнить боевое задание.

Из его воспоминаний об одном из дней разведчика на войне.

– Было это у Северного Донца. Проводили разведку боем вместе с нами, Ульяновцами, на выполнение боевой задачи послали курсантов Ташкентского пулеметного училища. При подходе к передовой линии, враг нас заметил и открыл огонь. Пришлось залечь, а место было болотистое. Вот и пролежали в воде почти сутки. Мы, волжане еще выдержали, а вот южане не смогли. При наступлении темноты стали потихоньку выбираться на сухое место выбрались ползком, у каждого на спине по ослабевшему боевому товарищу. Когда пообсохли, набрались сил, продолжили выполнение боевого задания. Были вскрыты все огневые точки противника. На наблюдательном пункте их зафиксировали и открыли артиллерийский огонь, ну а после, как обычно, наши войска с передовых событий пошли в контрнаступление. Как и всегда, первыми ворвались в окопы противника наши разведчики. Ранило меня, можно сказать, случайно, не в открытом бою, выполняли мы боевое задание. Пуля, задев подбородок, вошла в грудь. Товарищи вынесли меня с боевых событий, так что в финале Курской битвы участие не принимал. После ранения пошли госпитали, готовили к операции чтобы достать из груди пулю. Пожилой хирург сказал коллегам: «пуля почти в легком, боюсь зарезать на операционном столе, а ведь он такой молодой, жить да жить ему. Пусть уж носит в своей груди пулю на память о войне». В госпитале пролежал 6 месяцев и опять на фронт. Большие перемены произошли на фронтах, за это время. В свою часть он не попал, прибыл в Восточную Пруссию. Зачислили в войска связи, к автомату добавили телефонную катушку.

В разведроте дослужился до сержанта, но за время лечения документы затерялись. Сам же о своем звании не заявил и продолжал воевать рядовым. А вот боевая награда, медаль «За Отвагу», своего солдата нашла, хотя сам он о ней ничего и не знал. Вручили медаль перед строем новых однополчан. Связистом мой прадед провоевал до последнего дня войны. Во многих боевых операциях пришлось участвовать. И, здесь командование дважды награждало его боевыми солдатскими медалями «За отвагу». В последние месяцы войны он заслужил орден «Красной Звезды». Победу встречал не в Берлине, как тысячи героев, а в Польском городе Бреслау. Узнав о Победе ранним утром, пределов ликованию не было! Спустя несколько дней после Победы воинская часть, пешим маршем, при полном боевом снаряжении прошла Польшу, Венгрию, Чехословакию и вступила в Австрию. Шестисот километровый переход был совершен за семь дней. Домой вернулся ранней весной 1947 года.

Елизавета Одаева.

Справедливый телефон
Губернатор Ульяновской области включил свет в Новом городе. «Справедливый телефон» №309 от 22.03.2021
Все выпуски Справедливого телефона

Популярное