Погибли около двух тысяч мирных жителей

Историков и научных работников от истории мало интересуют события недавнего прошлого, отстоящие от наших дней на двадцать-тридцать лет. Эти события еще не стали историей в полном смысле этого слова, но они уже и не современность. Еще живы участники и прямые очевидцы тех дней, еще болят раны потерь, обиды готовы всколыхнуться и выплеснуться гневом, для многих еще ничего не закончено и закончится только со смертью человека. И чем трагичней события, тем неохотнее непосредственные участники рассказывают о них и о своей роли, своих переживаниях, мыслях и чувствах. Чем сильнее боль, тем меньше желание выпускать ее наружу и вновь переживать казалось бы давно забытое.

Но это неверное решение. Очень быстро пройдет время и сотрет воспоминания, лица, имена, оставив только боль. Важно сохранить как можно больше информации в памяти не только участников, но и других людей, непричастных к тем событиям.

В свое время была похожая ситуация с участниками Великой Отечественной войны, ведь их были миллионы, переживших тот огненный ад. Казалось, что уж эту-то войну будут помнить вечно, такое невозможно забыть, исказить, поменять итоги… Но проходит десять лет, двадцать и вот ушел сосед, а он в 1941 году по белорусским болотам пробирался к своим, потом воевал на Волховском фронте, опять выходил из окружения, был ранен, войну закончил в Вене. Умер однополчанин, с которым насмерть стояли на пути стального кулака Гудериана, а потом сквозь огненную вьюгу назло всем смертям шли на запад. Да и у самого сердце пошаливает, будто мирная жизнь труднее фронтовой. Детям ничего не рассказывал, еще слишком близки были те события, слишком сильна боль утрат, еще просыпаешься по ночам под рев бомбардировщиков и свист пуль, еще не хочется об этом говорить. А потом внуки… Но внуки еще малы, многого не поймут, многое не запомнят. Вот и уходят бесценные воспоминания, драгоценные свидетельства тех событий.

Так теряется память и начинают расти мифы. Тем более, если есть заинтересованные стороны в написании нового варианта истории, смены акцентов в освещении той уже далекой войны. Появляются мальчики коли, которые искренне сочувствуют фашистским оккупантам, упуская из вида, что пришли они на нашу землю отнюдь не с цветами, а принесли безмерное горе в каждую советскую семью. Правнуки уже учат не ту историю, которую своим великим подвигом и беспримерным героизмом творил прадед, а ту, что напишут «заинтересованные лица». К сожалению, все это мы можем наблюдать воочию у наших ближайших соседей.

Именно поэтому еще раз подчеркну, насколько важно собирать и сохранять даже малые крупицы информации, фиксировать свидетельства очевидцев, не дать раствориться памяти в вихре времен.

Сегодня хочу обратиться к таким  малоизвестным у нас и почти не изученным страницам совсем недавней истории, как Балканская или Югославская война 1999 года. Не буду вдаваться совсем в дальние дебри истории, начну со знакового 1991 года.  На этот момент СФРЮ (Советская Федеративная Республика Югославия) состояла из Сербии, Черногории, Хорватии, Словении, Македонии, Боснии и Герцеговины.

25 июня 1991 г. Словения и Хорватия официально провозгласили свою самостоятельность. Территории же этих республик, заселенные сербами, начали борьбу за присоединение к Сербии. В этнический конфликт втянулась Югославская народная армия. Затем, после ее отвода, войну в Хорватии продолжали (и довольно успешно) отряды сербской самообороны. Трагедия заключалась в том, что различия между хорватами и сербами были, в общем, для постороннего наблюдателя невелики. Они говорили на едином сербо-хорватском языке, много лет вместе боролись за независимость Югославии. Отличия были в религии (сербы — православные, хорваты и словенцы — католики). Долгое время Хорватия и Словения входили в сферу интересов Венгрии, Австрии, Германии, в то время как Сербия была покорена Турцией, затем ее поддерживала Россия.

Сербия и Черногория, оставшись в одиночестве, провозгласили в апреле 1992 г. новую Югославию — Союзную Республику Югославию (СРЮ). Власть сосредоточилась в руках сербов под руководством Слободана Милошевича.

Наиболее кровавым было обретение независимости Боснией и Герцеговиной, где относительное большинство (примерно 40 %) составляло мусульманское население (славяне, принявшие ислам во времена господства Османской империи). 32 % составляли православные сербы, заселявшие при этом наибольшие по площади территории в республике; 18,4 % — хорваты-католики. После выборов в октябре 1991 г. хорваты и мусульмане заключили союз и, образовав большинство, провозгласили Меморандум о независимости страны. Сербская община отказалась признать этот документ и объявила о создании сепаратной Сербской республики в Боснии. Состоявшийся в марте 1992 г. референдум боснийские сербы игнорировали. Большинство же голосовавших высказались за независимость. В апреле 1992 г. в Боснии и Герцеговине разразилась гражданская война на межэтнической и межконфессиональной почве. Уже к 1993 г. здесь погибло 160 тысяч человек. Взаимные этнические «зачистки», партизанские рейды, наполнение концлагерей, артобстрелы Сараево и других городов продолжались более трех лет. Лидер боснийских сербов Радован Караджич был обвинен в геноциде и военных преступлениях Международным трибуналом.

Согласно мнению сербской стороны, война за Югославию началась как оборона общей державы, а закончилась борьбой за выживание сербского народа и за объединение его в границах одной страны. Если из республик Югославии каждая имела право отделиться по национальному принципу, тогда сербы как нация, имели право воспрепятствовать этому разделению там, где оно захватывало территории, заселённые сербским большинством, а именно в Сербской Краине, в Хорватии и в Республике Сербской, в Боснии и Герцеговине.

ООН и ЕС были наиболее серьезно настроены против СРЮ. Сербское руководство обвиняли в экспансионистской политике, вмешательстве в дела Хорватии и Боснии и Герцеговины. Против Белграда были введены экономические санкции, которые были сняты только в январе 1996 г. За это время экономике страны был причинен колоссальный ущерб. В то же время авиация НАТО наносила удары по базам боснийских сербов, склоняя их таким образом к подписанию мирных соглашений. Война была прекращена после подписания Общего рамочного соглашения о мире в Боснии и Герцеговине в Париже 14 декабря 1995 года. Мирные переговоры велись в Дейтоне, штат Огайо, и завершились 21 декабря 1995 года подписанием документов, известных как Дейтонское соглашение.

В Косове же вооружённые нападения, переходящие в боевые действия против полиции и гражданского населения со стороны албанских террористов, начались с 1996 года, а 28 февраля 1998 года Армия освобождения Косова (УЧК) провозгласила начало вооружённой борьбы за независимость Косова. В конце февраля-начале марта 1998 года, в ответ на ряд нападений повстанцев УЧК на полицейских в Косово, силы безопасности Югославии атаковали ряд селений в районе деревни Дреница в центральном Косове. В ходе операции был убит один из лидеров УЧК Адем Яшари. К началу 1999 года армии и полиции Югославии удалось почти полностью выдавить террористов со своей территории, перекрыть каналы поставки оружия и наркотиков с территории Албании.

Но на протяжении всего 1998 года страны НАТО усиливали давление на Белград с целью вынудить его прекратить военные действия в Косове и Метохии. 23 сентября 1998 года Совет безопасности ООН принял резолюцию под номером 1199, призывающую стороны к прекращению огня. 24 сентября НАТО приступило к планированию воздушной кампании против Югославии, чтобы принудить Белград к миру. 13 октября Совет НАТО отдал приказ о начале операции в течение 96 часов. Югославские власти уступили, и 15 октября под эгидой НАТО было заключено перемирие в Косове, предполагавшее отвод югославских армейских частей в места постоянной дислокации. Перемирие вступило в силу 25 октября. Мониторинг перемирия НАТО осуществляло в рамках операции «Eagle Eye». По мнению сербской стороны, во время данной операции велась разведка состояния и позиций югославской армии.

Однако перемирие оказалось неэффективным, насилие над мирным сербским и албанским населением продолжалось. В январе 1999 года югославские армия и полиция возобновили операции против террористов.

Непосредственным поводом для вмешательства НАТО в конфликт стал инцидент в Рачаке, когда во время атаки на удерживаемую бойцами Армии освобождения Косова деревню погибли 45 албанцев. Представители западных стран утверждали, что албанцы были казнены, представители СРЮ — что те погибли в бою с оружием в руках. 30 января НАТО пригрозило авиационными ударами по территории СРЮ в случае, если её руководство продолжит отказываться от переговоров с косовскими лидерами.

Переговоры прошли в замке Рамбуйе под Парижем и закончились безрезультатно. США и Британия настаивали на полном выводе вооруженных сил и полиции из Косова и на предоставлении полной политической автономии краю. Это было неприемлемо для югославской стороны и рассматривалось сербами как полная сдача края албанцам.

Вопрос о вторжении был решен.

Но англо-саксонский мир не был бы самим собой, если бы не пытался решить свои проблемы за чужой счет. Потому наземная операция планировалась в первую очередь силами УЧК и албанских вооруженных сил. НАТО планировало для начала только ракетные и бомбовые удары при помощи авиации, в том числе новейших самолетов-невидимок F17.

Итак, все началось в ночь на 24 марта 1999 года, когда весь православный мир отмечал Пасху. Страна Югославия содрогнулась от разрывов бомб и ракет, так началась «миротворческая» операция «Союзная сила» (англ. Operation Allied Force). Это вторая крупномасштабная военная операция НАТО (первой стала Операция «Обдуманная сила», против войск боснийских сербов в Боснии и Герцеговине в 1995 году).

Можно подробно описать каждый день той «маленькой победоносной» войны почти всего мира против маленькой Югославии, но не вижу в этом смысла, просто подведу некоторые итоги. Бомбардировки закончились 9 июня 1999 года, когда сербы все же были вынуждены подписать в македонском городе Куманово военно-технический договор о выводе с территории Косова войск и полиции Союзной Югославии и о размещении на территории края международных вооруженных сил. Днем позже Совет безопасности ООН принял по этому поводу соответствующую резолюцию под номером 1244.

В ходе этой агрессии было совершено 35 тысяч боевых авиавылетов, в которых задействовано около 1000 самолетов и вертолетов, сброшено 79000 тонн взрывчатки, (в том числе 156 контейнеров с 37440 кассетными бомбами, запрещенными международным правом), использовались бомбы, начиненные обедненным ураном.

Общий ущерб, нанесённый Югославии, оценивается в 1 млрд долларов. Сербские источники оценивают ущерб в 29,6 млрд долларов, наибольшую долю которого, 23,25 млрд, составил потерянный валовой внутренний продукт. Публиковалась также оценка — около 30 млрд. Были уничтожены или серьезно повреждены около 200 промышленных предприятий, нефтехранилищ, энергетических сооружений, объекты инфраструктуры, в том числе 82 железнодорожных и автомобильных моста. Также уничтожено около 90 памятников истории и архитектуры, более 300 зданий школ, вузов, библиотек, более 20 больниц. Около 40 тысяч жилых домов полностью разрушено или повреждено. В результате бомбардировок около 500 000 человек в Югославии остались без работы.

Но самое невосполнимое – это людские потери. Точное количество жертв не установлено до сих пор. По примерным оценкам погибло около 2000 мирных жителей (в том числе около 400 детей), 1000 военнослужащих, почти 10000 ранено, 1000 человек пропала без вести (в основном сербы). А как измерить людскую боль, скорбь, страх, отчаянье?

Выше я рассматривала предысторию этого конфликта, ну а причина его, как мне кажется, банальна: деньги, деньги и еще раз деньги. Лакомым куском для Запада была медная промышленность Югославии. Возможно, поэтому самолёты НАТО не бомбили предприятия этого комплекса. Кроме того, в Косове находятся крупнейшие в Европе неразрабатываемые запасы каменного угля. Еще одной немаловажной причиной могло стать уничтожение югославского ВПК, продававшего дешёвое оружие в Африку, Северную Корею и страны Персидского залива. Еще одна причина — устранение югославской табачной промышленности как серьёзного конкурента фабрик США в Восточной Европе. Но в любом случае, причины, лежащие в основе Балканского кризиса, не только в политике, это целый клубок факторов политических, экономических, национальных, подкрепляемых и усугубляемых мощным давлением извне, со стороны США и ряда заинтересованных в территориальном переделе стран Европы.

В этой жестокой и кровопролитной войне были и позорные страницы резни мирного населения и героические. И о многих из них мы не знаем практически ничего. Со временем хотелось бы приподнять завесу забвения над ними, рассказать соотечественникам хотя бы о двух эпизодах – это оборона погранпункта Кошаре на границе Сербии и Албании и марш-бросок наших десантников на Приштину и аэропорт Слатина. Но это уже другая история и написана она будет в другой раз…

И вместо послесловия… Так получалось, что Россия во многих конфликтах поддерживала Сербию. А в этот раз маленькая Сербия заслонила собой большую Россию. Возможно, одна из причин, почему Россия начала вставать с колен, а не рассыпалась горстью воюющих между собой квазигосударств, кроется в кровавом примере Сербии, где отчетливо прослеживается «добрая воля миротворцев» от Европы и США, сделавших некогда цветущую страну страной горя и слез.

При подготовке текста использована информация из открытых источников.

Автор Е.П. Шахова

00
Справедливый телефон
Ульяновские чиновники пиарятся на двойном убийстве в Ишеевке. «Справедливый телефон» №265 от 16.05.2019
Все выпуски Справедливого телефона

Популярное