Просмотры971Комментарии0

Ребенка и мать ударило током в троллейбусе

Когда Ксения Терехова с ребенком выходила из троллейбуса, их ударило током. Здоровье женщины резко пошатнулось. Но никто так и не понёс наказание. А ведь всё могло закончиться летальным исходом. О своих злоключениях пострадавшая рассказала корреспонденту «МГ».

Удар током

16 января этого года 38-летняя Ксения Терехина со своей дочерью — пятилетней Мариной — возвращалась домой. Примерно в 18.00 она села в троллейбус на остановке возле ТЦ «Лидер» на Ульяновском проспекте.

В тот вечер шёл мокрый снег, и с потолка троллейбуса капала вода. К тому же средние двери заедали, открывались не полностью, и, чтобы выйти, людям приходилось открывать их локтями.

На остановка «Баня» Терехины стали выходить. Сначала вышла Ксения, потом маленькая Марина. Мать подала руку, чтобы поддержать её, девочка схватилась второй рукой за поручень, и в этот момент их ударило током.

Я на себя приняла основной удар и, так сказать, «заземлила». Я не сразу поняла, что случилось, но очень сильно испугалась за ребёнка, — рассказывает Ксения.

Марина сильно испугалась. Девочка вскрикнула и заплакала. Мама была в шоке, а по правой стороне тела у неё пошло онемение.

Мы остановились, и я стала расспрашивать, как дочь себя чувствует и что у неё болит. Я толком ничего не поняла. Потом позвонила мужу, рассказала, что с нами случилось, и попросила забрать нас на машине. Супруга ждала в магазине, так как боялась, что станет ещё хуже, а там хотя бы люди смогут чем-нибудь помочь. А мне с каждой минутой становилось всё хуже — начала отниматься правая рука, ноги были «ватные». Муж приехал быстро и сказал, что нужно срочно везти нас в больницу, — вспоминает Ксения.

В Центральной горбольнице женщину осмотрели невропатолог, хирург и травматолог. Поставили диагноз «электротравма». Такой же диагноз поставили и маленькой девочке, которая два дня провела в больнице.

Кстати, случаи, когда люди получают удар током в троллейбусе, бывают редко, но всё же случаются. К счастью, ребёнок сильно не пострадал, но удар пришёлся на её маму. И если бы Ксения в тот момент не взяла бы ребёнка за руку, неизвестно, что было бы…

Разбирательство

Через два часа Ксении уже позвонили сотрудники полиции, которые среагировали после обращения врача по факту травмы в общественном транспорте и всё зафиксировали.

Мы приехали в полицию, всё рассказали дознавателю. Заявление я написать не могла — не работала рука, и они написали за меня, — поясняет Терехина.

На следующий день состояние здоровья Ксении резко ухудшилось — появились сильные боли в области сердца. Пришлось вызывать «скорую помощь». Медики сняли кардиограмму и обнаружили нарушения в работе сердца.

Потом к делу подключился местный участковый полицейский Батраев. Он заявил, что необходимо пройти судебно-медицинскую экспертизу.

18 января мы прошли экспертизу в Ульяновском областном бюро судебно-медицинской экспертизы в Заволжском районе. Но до сих пор результата не получили. С нами даже никто не связывался. Мы возмущены бездействием. А ведь это общественный транспорт. Такое может случиться с кем угодно, — рассказывает Ксения.

Она также написала заявление в троллейбусное депо. Всё начальство в курсе происшествия, но, судя по всему, никто проводить проверки не собирается. И перед пострадавшими даже не извинились.

«МГ» попыталась выйти на начальника троллейбусного депо, но к сожалению, этого не удалось.

— По факту травмирования несовершеннолетнего ребенка проводится проверка и выясняются все обстоятельства случившегося, — сообщили нам в заволжской прокуратуре.

Бездействие

26 марта из полиции пришёл отказ о возбуждении уголовного дела, так как «отсутствует экспертиза».

Я позвонила заместителю начальника бюро медэкспертизы, и он спросил: «А вы сделали экспертизу транспортного средства? Без этого никакая ваша экспертиза не будет действительна, и никто её во внимание принимать не будет, даже если в суд пойдёте». Я что, должна была лично её проводить? Меня заверили, что в бюро будут делать экспертизу транспорта, только вот времени уже много прошло. Почему в январе не провели? Сейчас-то уже все неполадки троллейбусов наверняка устранили, и теперь ничего не докажешь. Я думаю, идёт умышленное затягивание дела, — продолжает Ксения.

А тем временем состояние здоровья  женщины ухудшается. У неё проблемы с сердцем, щитовидной железой, постоянно мучает бессонница. Более того, у Ксении стала плохо работать рука и она не может полноценно сжимать кисть. Всё это не только приводит к большим тратам на лекарства, но и значительно снижает трудоспособность. Врачи дают прогноз, что лечение продлится около полугода, а затем до конца жизни ей придётся поддерживать здоровье различными препаратами. Но это, похоже, никого не волнует.

Юристы сообщают, что закон стоит на стороне женщины и ребенка. Прежде всего были нарушены права потребителя на безопасность троллейбусной услуги для жизни, здоровья и имущества.

В начале года в облправительстве говорили о том, что в Ульяновске необходимо делать акцент на электротранспорте. И что мы видим?

27 марта в Засвияжском районе загорается трамвай с пассажирами. 3 апреля у троллейбуса в Заволжском районе, в котором также были пассажиры, на ходу отваливается колесо. Перечислять случаи, когда трамваи сходят с рельсов и тем самым подвергают опасности жизни пассажиров, бессмысленно, так как их бесконечное множество. Причем ЧП случаются как со старым электротранспортом, так и с «новым», который нам подарила Москва после многолетнего пользования. К счастью, пока в ЧП никто не пострадал. А вот Ксении с дочерью повезло меньше, и кто за это ответит (и ответит ли вообще) — неизвестно.

Антон НИКОЛАЕВ.

Справедливый телефон
Захочет ли губернатор Морозов запачкаться Единой Россией? «Справедливый телефон» №297 от 14.01.2021
Все выпуски Справедливого телефона

Популярное