2838

Судебный пристав напал на женщину

56-летняя Марина Корнейчук из села Архангельское (Чердаклинский район) стала жертвой насилия со стороны судебного пристава и теперь боится, что виновного так и не накажут. «Молодёжка» разбиралась в этом деле.

Конфликт, разгоревшийся в отделе судебных приставов по Чердаклинскому и Старомайнскому районам, случился пару лет назад.

У Марины есть сын – 34-летний Андрей Корнейчук. В 2013 году он около полутора месяцев встречался с одной девушкой. Спустя три года после расставания бывшая пассия подала заявление в суд на установление отцовства ребёнка. Она была уверена, что отцом ребенка является именно Андрей. После генетической экспертизы суд признал его отцом и постановил взыскивать с него алименты. Дело передали в местный отдел судебных приставов.

Большие алименты

Андрей работал инженером в японской компании «Бриджстоун», получал около 60 тысяч рублей в месяц, что по ульяновским меркам очень хорошо. И с мужчины взыскивали не 25 процентов, как полагается по закону, а больше.

 — Они даже писали в «Бриджстоун», чтобы с меня вычитали дополнительно ещё 13 тысяч. Причем это было не на основании постановления суда, а на основании письма, которое отправили приставы. Был даже такой месяц, когда с меня всё списали. От заработной платы осталась тысяча рублей,  – рассказывает Андрей.

Потом на него напали на улице и избили. Мужчина получил травму, пролежал некоторое время в больнице. Пришлось уволиться из «Бриджстоуна». После Андрей встал на биржу труда и начал получать пособие по безработице. И судебные приставы стали удерживать все 100 процентов с этих начислений.

— Я сама работаю всю жизнь бухгалтером. Я понимаю, что все суммы должны складываться исходя из каких-то документов. Когда мы приехали в отдел судебных приставов, то попросили дать нам распечатку документов, спросили: «Откуда вы берёте все эти суммы?». Ответа мы так и не получили, – комментирует Марина. – Мы не скрываемся от приставов. Мы оставили все телефоны, электронную почту.

«Пойдёте в суд»

Летом Андрею пришла повестка из отдела судебных приставов, что надо явиться в суд 5 июня. Он написал письмо приставам, пояснил, что не может явиться в связи с неотложными делами, и попросил перенести явку на 6 июня. Судебный пристав Соколова, которая занималась этим делом, согласилась пойти на уступки.

В отдел Андрей пришёл не один, а с матерью. При этом он заранее подготовил видеокамеру для съёмки происходящего. Они вошли в кабинет, где их уже ждала Соколова.

— Она сказала подписать бумагу, что мы ознакомлены с постановлением об алиментах и будем выплачивать алименты. Мы ответили, что, конечно же, будем это делать, – вспоминает Марина.

Соколова дала Андрею заявление и сказала заполнить его. Однако он попросил, чтобы дали заполнить всё дома, обещал потом отправить бумагу в отдел приставов по почте.

— Но тут пришла и.о. начальника отдела Киреева, и вот всё закрутилось, – поясняет Марина Корнейчук.

Когда она зашла в кабинет, то сказала Соколовой оформлять документы и вести посетителей в суд. Якобы суд должен был лишить Андрея водительских прав. Причиной этого, по мнению Киреевой, послужило то, что он за три месяца не смог устроиться на работу и не выплачивает алименты. А лишение водительских прав – своеобразная мера воздействия, хотя Андрей всё это время стоял на учёте в службе занятости и с его пособия взыскивались деньги.

— Мы начали возмущаться: на основании чего собрались вести в суд и отбирать водительские права? Нас должны были оповестить заранее. На что Киреева ответила: «Суд сейчас всё решит», – продолжает Марина.

Адвокат Корнейчук сказал, что нельзя ничего подписывать.

— Тогда Киреева встала в дверной проём и закрыла дверь. Она заявила: «Вы отсюда не уйдёте. Вы сейчас с приставом отправитесь в суд». Я спросила: «На каком основании?» – рассказывает Марина.

В итоге выйти из кабинета они всё же смогли.

Задержание

Корнейчуки вышли в коридор и стали направляться к выходу. В это время Киреева приказала старшему судебному приставу Владимиру Ташлыкову задержать их.

— Мы выходим из здания на улицу. Андрей ушёл чуть вперёд, а я иду сзади. Пристав меня догоняет, заламывает руку. Я кричу сыну: «Андрей, снимай». Он разворачивается и успевает заснять этот момент на камеру — именно когда пристав завёл мне руку за спину, – вспоминает Марина.

Пристав сразу же отпустил женщину. Мать с сыном попытались уйти, но Ташлыков догнал их и хотел вернуть обратно.

— Мы опять задаём логичный вопрос: «На основании чего?». Он отвечает, что на основании судебного решения. Мы говорим: «Вы можете предъявить это решение?» Он молчит. Он не знал, что ответить, – продолжает Андрей.

Кстати, когда Марина попыталась узнать имя и фамилию этого пристава, то Ташлыков представился как «Иван Иванович Петров».

Помогло видео

Когда Марина приехала домой, то поняла, что рука сильно болит. В больнице ей поставили диагноз «растяжение связок правого плечевого сустава». Женщина написала заявление в полицию. Было возбуждено уголовное дело по части 3 статьи 286 УК РФ «Превышение должностных полномочий с применением насилия». Наказание по ней предусмотрено в виде лишения свободы на срок от трёх до десяти лет.

Ташлыков написал встречное заявление в полицию на Марину Корнейчук. Якобы она «хватала его за форму и била руками в грудь и живот». Поэтому он  «рефлекторно» произвёл боевой приём «загиб руки за спину».

— Потом он звонил и пытался пойти на перемирие, – сообщает Марина. – Но мы выяснили, что перед тем, как применить силовой приём, пристав обязан как минимум предупредить об этом. В отношении него я никаких действий вообще не предпринимала. И мы доказали это с помощью видео.

В возбуждении уголовного дела в отношении Марины, как и следовало ожидать,  было отказано в связи с отсутствием состава преступления. Но Ташлыков не понесёт наказание за лжесвидетельствование, так как «его действия не повлекли к привлечению к уголовной ответственности невиновных лиц».

— Если бы мы не засняли видео, то было бы очень тяжело что-то доказать. И неизвестно вообще, чем бы всё это закончилось, – говорит Марина.

Киреева отделалась «дисциплинарным воздействием» и сегодня продолжает работать. Но была уволена Соколова, к которой у семьи Корнейчук претензий нет. К тому же, она была больше на их стороне.

Следствие в отношении Ташлыкова завершено. Дело передано в прокуратуру для проверки, но она затянулась уже на четыре месяца.

— Мы звоним, пишем в прокуратуру – официальных ответов нет. Мы считаем, что происходит замалчивание. Нам ещё летом в Следственном комитете прямым текстом заявили, что очень сложно будет довести это дело до конца, – подытоживает Марина

«Молодёжная газета» продолжает следить за развитием ситуации, и просит областную прокуратуру взять это дело на контроль.

Антон НИКОЛАЕВ.  

Комментарии: 8

  1. Аватар

    Гость

    Чего-чего, а гадить в России умеют. А за что избили? Безнаказанность!

  2. Аватар

    разбираюсь

    беспредел во всех структурах области!

  3. Аватар

    Елена

    Андрюша с мамой везде ходит.?

  4. Аватар

    Честный

    За что уволили СПИ Соколову?А и.о. нач. отдела не понесла никакого наказания?Несправедливо.Бороться нужно до конца, идти на личный прием к Главному судебному приставу или обращаться в ФССП России.

  5. Аватар

    Валентин

    Почему, не проверив факты, публикуете статью?!

  6. Аватар

    В

    Вот для этого и нужен «Терен-1», нужно было брызнуть ему в рожу, полежал бы пару месяцев в офтальмологии, глядишь и мозги бы к нему вернулись.. хоть одна извилина

  7. Аватар

    Олег

    Сажать судебных остальным неповадно будет а то послал мента уголовка а тут руки выворачивают и норма ещё встречу пишеткто там работает враль никчемный

  8. Аватар

    Анна

    Как же у нас любят желчью поливать всех вокруг . Уважаемые журналисты проверяйте факты прежде чем публиковать статью.

Комментирование завершено.

Справедливый телефон
Куда уходят миллионы? «Справедливый телефон» №267 от 19.09.2019
Все выпуски Справедливого телефона

Популярное