Новость часа

  • Обратите внимание




Смотрите также

«Того, кто не требует и молчит, унижают, принижают и добивают». Интервью с депутатом ЗСО Виталием Кузиным

Корреспонденты портала пообщались с секретарем областного отделения «КПРФ» по идеологии, депутатом ЗСО Виталием Кузиным, который дал свою точку зрения на происходящее в Ульяновской области.

— Виталий, вы новая фигура в политике. Многие пророчат вам большое будущее. А чем вы занимались раньше? Какое у вас образование?

— Я заканчивал Ульяновскую государственную сельскохозяйственную академию на биотехнологическом факультете по специальности «Технологии производства и переработки сельхозпродукции». До этого по профилю получал среднее образование. Имею отношение к организации общественного питания. Состояние сельского хозяйства у нас в области оставляет желать лучшего, и таких вакансий, где можно было бы работать не в интересах крупных бизнес-структур, по факту нет, поэтому по специальности я не работаю. А непосредственно в партии я уже 10 лет. 23 февраля будет юбилей, до этого я тоже был в комсомольской организации. Постепенно интересовался общественной жизнью города, области и страны в целом. Меня затянуло. Видел много несправедливости и моментов, которые можно исправить, так я постепенно вливался в политическую жизнь.

— А почему выбрали именно «КПРФ»?

— Мой дедушка — коммунист, с детства снабжал меня партийной литературой. Тогда уже выходили «Левый марш» и «Правда». С семи лет хожу на митинги, в том числе от «КПРФ». Мои родственники меня привели в это с юных лет

— Вы – наш коллега. Как давно вы работаете в газете?

— Начинал с верстки, затем постепенно стал писать, и, когда Алексей Владимирович Куринный стал первым секретарем областного комитета партии, он сказал, что мне нужно писать чаще и больше. Я взял эту работу на себя. Сначала выходило долго, но я не отчаивался, оттачивал мастерство, учился, сейчас в этой сфере достаточно плотно работаю. Конечно, мне нравится эта работа, тем более с учетом того, какие СМИ в области и чьи интересы они представляют, чем кормятся. Говорить людям правду, влиять на ситуацию, показывать, что происходит на самом деле, и убеждать их бороться с тем, что не реализуются их права, — большое удовольствие. В области есть определенные соцгарантии, о которых граждане и не догадываются. Недавно на соцкомитете отчитывался министр здравоохранения, и в одном из документов прозвучала такая цифра: якобы около 300-400 человек получили санитарно-курортное лечение. Я спросил, все ли это люди, которые хотели его получить, на что с этим вопросом меня отправили в другие структуры. Вообще люди много чего должны получать и не получают.

— О каких ещё соцгарантиях не знают люди?

— Например, о том, что им положены лекарственные средства. Они должны их получать, но, тем не менее, по причине, возможно, прогрессирующей болезни, покупают за свой счёт. А могли бы пойти в прокуратуру или суд и защищать свои права, но, думая, что они мелкие люди или что все бесполезно, бездействуют. Меня удивляет, когда говорят, что 96% жителей снабжаются льготными лекарствами. Очевидно, это нарисованная цифра.

— Было ли для вас неожиданностью то, что вы стали депутатом ЗСО? Какие вы ставите перед собой задачи как депутат? Чего хотите добиться? И какой вклад уже удалось внести?

— Неожиданности не было, потому что я входил в областной список и, в принципе, морально был готов. Что удалось? Многие хотят, чтобы депутаты ЗСО следили за благоустройством, чем мы по сути не занимаемся. Тем не менее, с помощниками на общественных началах (в нашей партии помощники действительно работают на общественных началах, а у «Единой России» «общественники» сидят в администрации). Мы стараемся осматривать округ, выявлять нарушения и в соответствии с этим направлять жалобы в различные структуры, в ту же самую жилищную инспекцию, если видим, что управляющая компания нарушает права, например, не убирает наледь с крыш.

Что касается работы как законодателя, как говорил Владимир Ильич Ленин, «не решая общих вопросов, нельзя решить частных». Мы потребовали отставки правительства, потому что с несменяемостью власти происходят все беды в Ульяновской области. Вся наша программа заключалась, прежде всего, в кардинальной смене курса области, заявлении по отмене пенсионной реформы. Хоть многие и говорят, что это не уровень ЗСО, но если с мест такая инициатива не исходит, на федеральном уровне думают, что народ это устраивает. В этом плане программа выполняется, несмотря на то, что инициативы блокируются депутатами «Единой России». Что касается работы над бюджетом, мы обратили внимание, как и обещали, на недостаток финансов на здравоохранение, предлагали выделить на эту сферу 950 миллионов рублей, увеличить размер дотации муниципальным образованиям, чтобы они могли выбраться из долгов, ещё определённые – достаточно большие суммы — хотели направить на ЖКХ и программу «Чистая вода». Естественно, «Единая Россия» большинство наших поправок отклонила, хотя мы считаем, что они прошли, и это была их ошибка. Повторюсь, всё это заблокировано, поэтому мы готовим ряд законопроектов, улучшающих жизнь простых граждан: закон о ветеранах, а также об отмене завышенных пенсий для чиновников высшего ранга. Те же самые депутаты, работающие на постоянной основе, будут получать достаточно хорошую пенсию. Я не говорю обо всех депутатах. Все комитеты возглавляют представители «ЕР», хоть их заместители и представлены различными партиями. У «КПРФ» такая должность всего одна, а у других — с избытком. Но мы не за деньгами туда пришли. Они думают, что если финансово нас обескровят, то мы не будем работать. Обескровливать того, кто пришёл не за деньгами, глупо. Мы как были негативно к их политике настроены, так и остаёмся.

— Легко ли вам живется как депутату? Везде ли вас пропускали или были определенные проблемы?

— У некоторых особо забюрократизированных чиновников бывают попытки остановить, требовать то, чего они не должны требовать. Я всегда настроен к этому крайне отрицательно, иногда, конечно, закипаю сам. Потому что понимаю, что чиновники хотят слишком многого, когда говорят, например, о каком-то графике. Допустим, я людей привожу в мэрию, а мне говорят: «У нас сегодня не приемный день». У них столько чиновников сидит, неужели нельзя найти время? Всю эту забюрократизированность надо сводить к минимуму. Что касается моей конкретной жизни, она никак, я думаю, не изменилась. Я как людям помогал в качестве помощника депутата ЗСО, так и помогаю, просто в больших объемах. Хоть времени, бывает, и не хватает, мы его находим и пытаемся решить вопросы населения, пусть мелкие, частные, тем не менее, не отказываем.

— С какими проблемами чаще всего обращаются жители?

— Как я говорил, достаточно большое количество жалоб касается сферы здравоохранения, льготных лекарств, мусорной реформы, работы управляющих компаний и сферы образования. В последнее время участились жалобы на социальное питание. Эта сфера у нас, я считаю, проблемная. Несмотря на то, что питание — это дело вкуса, я думаю, можно говорить о системных проблемах непосредственно и в Ульяновске, так как питание отдано в руки бизнесменам. Эта сфера должна быть под контролем государства, как это было раньше, когда существовала система пищеблоков. Всех это устраивало, пока кто-то из приближенных к руководству не понял, что из этого можно вытягивать финансовые средства.

— «КПРФ» часто устраивает митинги, однажды даже голодали. Как вы считаете, насколько это эффективно в Ульяновской области?

— Знаете, мне иногда задают вопросы: вот мы голосуем, вот мы митингуем, может, ничего не делать и надо смириться с тем, что есть? Я отвечаю: «Да, тяжело, сложно бороться, но если мы прекратим, будет только хуже». Того, кто не требует и молчит, унижают, принижают и добивают. Протест должен быть, если на то есть причины. Будь всё хорошо, никто не стал бы протестовать, и это логично. А Ульяновская область отдает достаточно большое количество финансов, поэтому испытывает трудности. Бюджет в целом теряет много средств, например, из-за АНО «Цивилизация», АО «УльяновскФармация», где Счетная палата нашла много нарушений, и проблем в сфере соцпитания. Если с этим бороться, казну можно пополнить и закрыть бреши, которые давно пора закрыть, например в сфере здравоохранения.

— Какие ещё митинги планируются? Будут ли ещё митинги в Димитровграде?

— Всё зависит от того, как там будут развиваться события. Я надеюсь, руководство страны понимает, что ситуация перезрела и надо вмешиваться. Это всё результат дискредитирования наших депутатов: посмотрите, вы выбрали коммунистов, а они даже главу города не могут выбрать. Это лукавство. Наши депутаты главу избрали, но нам вставили палки в колеса исковыми заявлениями в суд. Теперь блокируется вся работа администрации города Димитровграда. Проблема одна — прогнившая верхушка.

Планируем ещё ряд протестных мероприятий в районах области, например, сегодня подали заявку на проведение в Базарном Сызгане, где тоже достаточно большое количество проблем. Мне поступила информация о невыплате зарплаты работникам одного из предприятий. Напомню, руководит им родной сын главы администрации района.

— И каким вы видите разрешение ситуации в Димитровграде?

— По идее эту ситуацию должен был разрешить суд. Если отбросить амбиции чиновников, всё решится на региональном уровне. Однако к этому дело не идёт, поэтому необходимо вмешательство руководства страны.

— Когда-то кандидатура Гадальшина была своего рода компромиссом. А почему вы доверяете Павлу Архипову?

— Честно говоря, я знаком с деятельностью депутатов Гордумы, но не на 100%, они разбираются в этом вопросе больше. Тем не менее, да, Гадальшин был компромиссной фигурой. Тогда избиратели сказали, что их не устраивает курс, намеченный Кошаевым, поэтому мы отправили его, грубо говоря, в отставку. Гадальшин был фигурой нейтральной, поэтому Гордума решила временно его поставить, но потом он начал открыто и не стесняясь вести линию в интересах регионального правительства.

Что касается Павла Архипова, он работал и на НИИАРе, и на предприятиях в Димитровграде, знает специфику города. Я с ним общался, и он производит впечатление грамотного специалиста. Я думаю, что эта кандидатура по определенным пунктам пришлась по нраву. Мы предлагали Гибатдинова, но он взял самоотвод, чтобы предложить беспартийную кандидатуру, которая будет устраивать разные политические течения. Это своеобразный шаг для того, чтобы учитывать интересы различных слоев общества. Я считаю, что он отвечает требованиям: не зависит от региональной власти, имеет свежий взгляд и не завязан с бизнес-структурами. У Архипова есть сторонники, а Гадальшин даже «охранников» себе и то из Тольятти нашел, потому что один ходить боится.

— Состоявший ранее во фракции «КПРФ» Матвей Володарский был очень активным и неравнодушным депутатом, а сейчас притих. Как вы относитесь к его фигуре теперь?

— Я как раньше к нему относился, так и сейчас: как к достаточно опытному политику. Коммунистом он не был. Меня его позиция в отношении нашей партии не устраивает, когда он критикует, что мы отступили от борьбы с пенсионной реформой. Мы-то как раз и вносили предложения в обращение к президенту, даже на уровне ЗСО. Другие фракции этого не делали. Противоречие явное. Как можно обвинить нас в сдаче позиций? В том числе фракция инициировала иск в конституционный суд по этому вопросу. Говорить о сдаче позиций совершенно нельзя. Да, мы не проводим протестные акции (можно в таком формате нас винить), но это потому, что накал сошёл и мы боремся на уровне конституционного суда, где этот вопрос может решиться. По статистике, большинство мужчин не доживают до 65 лет. Это не реформа, а лишение людей пенсии. Ну а Володарский, я думаю, будет голосовать не всегда так, как это угодно власти. Вообще его позиция меня немного удивила, потому что за день или два до этого он с нами был на мероприятии, а через короткое время поменял мнение. Редко такое бывает, хотя, повторюсь, он достаточно опытный политик.

— В СМИ появилась информация о том, что Денис Гурьянов – должник, который якобы избегает судебных приставов. Расскажите об этой ситуации.

— Я всегда относился к этим информационным «вбросам» с интересом. Обычно в попытках дискредитировать ту или иную политическую фигуру ей пытаются присвоить владение коттеджами, яхтами, пароходами, а Гурьянова пытаются обвинить в наличии долгов. Хочу задать вопрос людям, которые за это зацепились и начали раскручивать: «Какой же депутат хороший: богатый или бедный?» Что касается долгов, насколько я знаю, это связано с его деятельностью в СМИ, с объектами интеллектуального права. Он ведь ничего не украл, и вся та шумиха по поводу долгов искусственно накаляется. У него порядка 300, если не ошибаюсь, тысяч была задолженность, но, учитывая его активную позицию, что он работает как депутат ЗСО, пишет обращения, помогает коллегам из Димитровграда, решили использовать это как ахиллесову пяту и надавить. Его никто не объявлял в розыск, и есть доказательства. Кто им такое право дал — искать человека, которого никто не ищет? Я думаю, что товарищ Гурьянов с этим вопросом разберется.

— В одном из мессенджеров появился чат, в котором жители могут пообщаться между собой и с депутатами. Какова цель его создания и оправдывает ли она себя?

— Я считаю, что в современном мире нужно использовать различные интернет-ресурсы. Нет плохих площадок. WhatsApp, Telegram, YouTube — любая из них хороша. Сами понимаете, люди разные. Кому-то удобно одно, кому-то — другое. Чтобы максимально широко осветить деятельность нашей партии и понять запросы населения, необходимо пользоваться различными интернет-ресурсами. Если кто-то думает, что у нас большой штаб — кто-то здесь, кто-то там, то нет. У нас большое количество общественников, которые помогают нам в интернет-борьбе. Возьмем резонансную новость, в которой в негативном свете представлены наша партия, наши депутаты, читаю комментарии и вижу, что откликов в нашу поддержку гораздо больше. И это несмотря на то, что я знаю, что на стороне «ЕР» существуют штабы, чиновники на рабочем месте, которые пишут в поддержку своей партии. Мы эту борьбу выигрываем, потому что наши сторонники делают всё от чистого сердца. Когда что-то делается от чистого сердца, получается результат. А за деньги — отработал, ушел на обед и всё.

— Депутаты ЗСО следят за развитием событий по поводу заражения ульяновских курсантов. Скажите, что вы об этом думаете и как относитесь к «официальной» причине заболевания?

— Я считаю причину скоропалительной. Ситуация не изучена за такой промежуток времени. Говоря, что пищеблок не виноват, пытаются максимально заглушить ситуацию, потому что она волнует не только суворовцев, но и всех жителей Ульяновской области. Напомню, оператор обеспечивает питанием также учреждения здравоохранения, образования. Я сам в октябре после голодовки лежал в больнице, где питанием нас обеспечивало ООО «Торговый дом СПП», поэтому каждый из нас имеет отношение к данной ситуации. Нужно выяснять, отрабатывать все версии. А насчет собак… Ну они ведь не жили с суворовцами в казармах. Я сомневаюсь, что там не было санитарных и эпидемиологических нарушений. Тем более, заражение массовое, это похоже на ситуацию, связанную с питанием. По крайней мере, мне так кажется. На собак проще всего свалить. Но они были всегда и везде, и вопрос не в них, а в нарушениях. Где они были допущены — непосредственно там, где приготавливается пища, или там, где её раздают, — это и предстоит выяснить. Говорить о системной борьбе с животными в случае эхинококкоза — не выход. Вопрос профилактики заключается в другом — в соблюдении мер гигиены.

— Могут ли обычные люди защитить себя сами? Мы ведь питаемся в школах, детсадах, больницах. Или от человека это уже не зависит?

— Конечно, если вам подали, например, немытые фрукты или воду, не прошедшую термическую обработку, мы тут уже как потребители защититься не можем. Многие шутят, что спирт убивает вредителей, употреби — и всё будет нормально, но это, опять же, на уровне сатиры. С учетом того, что у нас большое количество пунктов общественного питания и проверяются они не так легко, как хотелось бы, защитить себя сложно. Через питание заразиться можно много чем.

— Недавно в гимназию № 30 пробрался мужчина и совершил действия сексуального характера над школьником. Возьмут ли депутаты ЗСО под контроль безопасность в школах и детских садах? И как вообще, по вашему мнению, можно обезопасить детей?

— В принципе, службы охраны в школах и должны этим заниматься. А в данном случае мы видим ненадлежащее исполнение обязанностей этими структурами. Есть закон, но он не работает. Тут вина тех людей, которые обеспечивали безопасность. И за Свиягой, и за Волгой знаю много школ, снабженных турникетами, туда нереально зайти просто так, я сам пытался, и, пока не показал удостоверение, меня никто не пустил. Как взять на контроль? Я думаю, нужно выявлять недобросовестные организации и наказывать их либо лишать лицензии.

— Какой вы видите Ульяновскую область через 5-10 лет?

— Всё зависит от руководства. Если останется прежним, ситуация будет ухудшаться во всех сферах. Если сменим руководство, естественно, перекроются каналы для бизнес-структур. Тогда можно будет говорить об оживлении нашего региона. Такой я вижу область — в двух направлениях.

— Что вы пожелаете нашим читателям?

— Хочу пожелать, чтобы они анализировали большое количество материалов и всегда пытались найти правду, потому что с учетом большого количества СМИ информация не всегда подается правдиво.

6 комментариев

  1. Гость

    Двухпартийная система нужна! Но и к ней может примазаться третья партия — «Коррупция».

  2. Не определившаяся

    Не могу точно понять, как отношусь к коммунистам, но Виталий производит впечатление умного и искреннего политика, а это подкупает

  3. СССР

    Морозовская шайка из Едрасов все поголовно преступники и враги народа! Это как надо ненавидеть свой народ, чтобы саботировать работу в 200тысячном городе! Морозов уйди по хорошему,тебя вся область ненавидит!!!!

  4. Лосик

    Коммы лажают сильно, сняли кинцо. Только вот если УльяновскФармация обанкрочена и её должны закрыть, то наверное лекарства там нельзя продавать. Пенсов и больных за дураков держат? Правда как показано там нет этих лекарств которые выписывают, тогда получается гос органы занимаются ерундой.
    И не стыдно выписывать того чего нет? Ах да, они же скажут — мы же банкроты мы не можем продавать, мы не выиграли конкурс.
    Тогда почему фирма банкрот продаёт льготные лекарства, которых всё равно нет?

  5. Лосик

    Суды не понимают что это УФ рейдеры? Они захватили помещения при больницах аптечные, повесили вывеску УФ и выигрывали конкурсы. Или как Морозов в Димитровграде в суд подал и бегал с этим постановлением суда. Так рейдеры и действуют, у них всегда есть постановление суда законное или нет, и оказывают давление.
    Судебная власть не зависима от законодательной и исполнительной.

Комментирование завершено.

Популярные материалы