Просмотры855Комментарии0

В Симбирске расстреливали в стрижевом овраге

Победив в октябре 1917 года, Советская власть официально отменила смертную казнь – и вновь официально ввела её уже 5 сентября 1918 года, издав постановление «О красном терроре».

Симбирск стал первым?

Однако ещё 21 июня 1918 года по приговору трибунала за вымышленную «контрреволюцию» был расстрелян командовавший Балтийским флотом контр-адмирал Алексей Щастный.

Утверждают, что он стал первой жертвой смертной казни в стране большевиков. Если это так, то у Симбирска есть повод сильно оспорить это печальное первенство.

30 мая 1918 года в Симбирске был расстрелян бывший председатель Симбирского окружного суда Андрей Поляков. Это убийство, кстати говоря, резко усилило антибольшевистские настроения в городе и в итоге поспособствовало захвату Симбирска «белыми» летом того же 1918 года.

Высшая мера наказания стала устойчивой частью советской действительности. Часто говорили о смертной казни как о средстве «профилактики» определённых преступлений, но в подавляющем большинстве казнённые не были ни маньяками, ни убийцами. 18 марта 1919 года в селе Горюшки Сенгилеевского уезда расстреляли четверых, в том числе священника — отца Николая Покровского. Вот полный список «преступлений» казнённых: нанесение ударов чугунным горшком, нанесение ударов железным ведром, подстрекательство, подстрекательство.

Раненого добивали выстрелом

Казнили, как правило, ночью. Осуждённых выводили за село – в лес или в овраг. В Симбирске местом для расстрелов служил Стрижев овраг на южной окраине, бывший главной городской помойкой. Приговор приводила в исполнение расстрельная команда — шесть красноармейцев. К месту казни осуждённый шёл пешком под караулом. На месте ему предлагали снять верхнюю одежду, после чего бойцы давали залп из винтовок.

Часто расстрельщики старались стрелять так, чтобы не их выстрел оборвал жизнь казнимого. Этим только усугублялись страдания осуждённого. Раненого добивал выстрелом или ударом штыка руководивший расстрелом командир-чекист. Тюремный врач, неизменный свидетель расстрелов, фиксировал смерть. Тело закапывалось в глубокую, более двух метров, индивидуальную безымянную могилу, которая сравнивалась с землёй.

В сельской же местности родным нередко позволяли похоронить расстрелянных. Казнённый 9 сентября 1918 года среди 18 жителей села Деяново Курмышского уезда священник Стефан Немков – выстрел в голову, добит штыком – был погребён с особым уважением в центре сельского кладбища. А вот убитый в тот же день и в том же уезде среди 28 человек в селе Бортсурманы священник Михаил Воскресенский – 16 пулевых ранений, добит штыком – упокоился без гроба в братской могиле, положенный между гробами двух прихожан: в селе у священника не было близких родственников, сделать гроб для убитого не успели.

Ермил ЗАДОРИН.

Справедливый телефон
Губернатор Ульяновской области «суёт нос в каждую дырку». Зачем ему это нужно? «Справедливый телефон» №293 от 22.06.2020
Все выпуски Справедливого телефона

Популярное