Новость часа

  • Обратите внимание




Смотрите также

Виктор Барткайтис: «Я не принял предложение Морозова»

В 90-х годах прошлого века он был одним из самых крупных и знаменитых бизнесменов Ульяновской области. Власти его боялись и ставили палки в колеса. В 1996 году на выборах губернатора он стал вторым после Горячева. А потом были места не столь отдаленные. В последнее время о нем ничего не слышно. «Молодежка» встретилась с 57-летним Виктором Барткайтисом и поговорила за жизнь.

— Виктор Антанасович, ваше имя было у всех на слуху, и вдруг вы пропали. Где вы сейчас и чем занимаетесь?

— Пять лет я провел на природе. Построил на берегу Волги дачу для всей моей большой семьи. У меня же семь внуков. Дочка живет в Москве, сын — в Ульяновске. Дочь и ее муж — хореографы. Кстати, супруг танцует в мюзиклах и у Сергея Безрукова. Популярным становится.

А я вот наотдыхался и с этого года решил выйти из подполья и заняться новым проектом — на Ульяновском проспекте открыли городок семейного отдыха в новом формате. Мы благоустроили территорию, поставили палатки. Кстати, работать городок будет круглый год. Холод ему не помеха. У нас свое ноу-хау.

— Сто граммов?

— Нет. Категорически против этого. У нас только чай, пиво, коктейли, шашлык. В палатках стоят универсальные отапливаемые приборы.

— Кстати, если не секрет, за кого голосовали на выборах?

— От политики я отошел. Но заметил, что в последнее время в регионе с политикой что-то не то происходит. Да и партию власти постоянно лихорадит. Не тех людей, что ли, ставят у руля? Но лидеров в правящей партии я не вижу.

К сожалению, на выборы не ходил, весь день провел не в городе.

— В 96-м году на выборах губернатора вы заняли чуть ли не второе место после Горячева? Если бы выиграли, то по какому пути повели регион?

— Город за меня хорошо проголосовал. Тогда в выборах участвовали Горячев, Кругликов и Семашин. Почему я пошел на выборы? Власть мешала развиваться бизнесу. Хотелось исправить положение, ведь тогда Ульяновская область была в «красном поясе». Вспомните талоны, дефицит продуктов, развитие бизнеса шло с трудом. Если бы удалось одержать победу, то, безусловно, был бы путь экономического развития. У меня была своя программа. Я не стал губернатором, но стал депутатом Гордумы, и все те новшества мы тогда применили к городу. Но это шло вразрез с политикой Горячева. У него было другое видение. Тем не менее, мы сумели начать внутригородскую приватизацию, хотя она шла с таким трудом. Область не поддерживала нас.

— Но вы и потом не жаловали политику, несмотря на то, что харизмы у вас хоть отбавляй?

— Все тогда закончилось разгоном Гордумы. Отставки начались. Да и на том этапе со мной поступили не очень хорошо. Было судебное решение — год и восемь месяцев я провел в «девятке». Да и доверие к власти пошатнулось. Очень многие голосовали уже «против всех». Когда я пришел из мест не столь отдаленных, то Гордума и ЗСО сформировались. Я вышел — тогда у власти был Шаманов и бизнес свободно развивался. Никаких препятствий не было. Политика не стала для меня приоритетной. Да и «красный пояс» ушел. Я полностью занялся бизнесом. Много времени посвятил танцевальному коллективу «Экситон». Нужно было поднимать свою фирму. Она выжила без меня, но были проблемы.

— Кстати, вам вернули то, что конфисковали во время следствия?

— «Детский мир» не вернули. После того, как меня посадили, его вновь приватизировали. И он ушел. За недвижимость, что покупали в 93-м году, мы боролись, что-то смогли отстоять, что-то снова пришлось выкупать у города, во второй раз.

— Вас называли «ульяновским Мавроди». Не обижались?

— Да все равно, как называют. Скажу ,что Мавроди занимался совершенно другим направлением. Зарабатывал за счет привлечения денег у населения, не вкладывая их никуда. Мы же привлекали деньги для инвестиций. Но произошел кризис, нас обвинили в создании пирамиды. Рост цен тогда колоссальный был. Деньги мы вкладывали в недвижимость Ульяновска, которую «Авиастар» рекомендовал купить. Наши акции росли в цене.

— Не считаете, что была некая месть со стороны Горячева?

— Это была не то что месть…. Я приходил к нему на совещания. Свою точку зрения высказывал, но ему это не нравилось. Мне говорили в лицо его подчиненные : «Зачем ты нагнетаешь обстановку?». Горячев кричал: «Ну почему у сына Олега не так, а у Барткайтиса все получается? Наверное, ворует. Проверьте его!». Проверок было много, но мы не прятались. Если бы я воровал, то сбежал бы.

Кстати, я встречался с Горячевым после колонии. Знаю, что от него многое зависело во время судебного процесса. Давление было на все — на суд, на прокуратуру, на следствие. Я приехал к нему, когда он был уже не у власти. Сидел в своем фонде. Просто хотел посмотреть в глаза. Он встретил по-доброму, но настороженно, чего-то боялся. Стал говорить, что это не он меня туда упрятал, что это городская прокуратура. Мы поговорили с ним. Я сказал, что не держу зла, но если бы вы были губернатором, то я выступал бы против вас.

Другие градоначальники? Ермаков тоже исполнял чью-то волю. Не был самостоятелен в принятии решения. Да что обиду на них держать? Я прошел этот непростой путь, притом достойно. Получил еще одно жизненное образование. Стал мудрее.

— А Морозов приглашал вас в свою команду?

— Его первые выборы проходили не без моего участия. Но я помогал и Шаманову. Если Горячев меня посадил, то Шаманов выпустил. Выборы Шаманова проходили тогда, когда я сидел. Ко мне приезжали высокопоставленные политики области, чтобы поддержку оказывал. Лично мне звонил Рябухин. Вся колония тогда голосовала за Шаманова. Я бы и дальше его поддерживал, но когда он заявил, что не пойдет на второй срок, то поддержал на выборах Морозова. Сказал ему, что от вас мне ничего не нужно, только помощь «Экситону».

Когда выборы завершились, Морозов на активе Заволжского района заявил, что хочет пригласить меня в свою команду, чтобы я поработал в администрации. Но я сказал, что политическую карьеру делать смысла нет, и не принял предложение. Я люблю работать и принимать решения самостоятельно.

— Кстати, как вы оцениваете социально-экономическое положение города?

— С приходом Шаманова, а потом и Морозова все изменилось. Они внесли свою лепту в его развитие. Бизнес поверил в них. И я много помогал им.

Но после 2008 года развитие пошло на спад на всех направлениях. Ну вот смотрите, пришел Собянин, и Москва преобразилась. Убрали с улиц киоски, ларьки. Ну, новая столица! А у нас опять начали застраивать Новый город закусочными, киосками, ларьками. Был шикарный большой Ульяновский проспект. Нет, все загородили лавками, палатками. Не пройти. Дурацкая политика! Не продвинутое какое-то руководство города. Да и малый бизнес не развивается. Много есть минусов. Новому городу не хватает своего Дома культуры, театра. Вообще, культура у нас на низком уровне, хотя есть отличные коллективы. ДК «Руслан» — это все-таки кинотеатр. Там нет хорошей сцены, зала. А ведь у Морозова была идея построить театр танца и музыки. Он обещал это в 2010 году. В Новом городе даже землю под это дело выделили, камень заложили. Но до сих пор ничего не построено. А ведь это перспективный район. Многие хотят там жить.

— Что думаете по поводу пенсионной реформы?

— Я не поддерживаю это решение. Спонтанное оно какое-то. Все говорят сейчас о пенсионной реформе, а не обратили внимания на то, что подняли НДС для бизнеса, причём почти на 13 процентов. А эти деньги востребуют с населения. Тарифы поднимутся, взлетят цены на продукты питания. И местная власть теперь не как власть, защищающая интересы населения, а как власть — коммерческая структура, которая зарабатывает деньги за счет населения. Ведь налоги возрастают, а для населения ничего не прибавляется. Где отдача? Ну, если вы делаете, например, пенсионную реформу, то и пенсия должна быть 20-30 тыс. руб.

— Говорят, что вам подарили самогонный аппарат. Гоните?

— Дети подарили. По назначению использую и угощаю гостей своим напитком.

— А как относитесь к ограничению торговли спиртным в выходные дни?

— Ну, в выходные это перебор. Бывает, гости пришли. У самого был такой случай. У нас менталитет такой, на стол надо что-то поставить. А притом сейчас пить стали меньше. Люди начали гнать свое. Я знаю, что даже чиновники и депутаты гонят сами.

— Есть ли у вас хобби?

— Оно постоянно меняется. Пять лет это была дача. Все сам сажал, собирал урожай. Теперь хобби — варенье из шишек. Молодые шишки сосны собираю. Люблю посмотреть мелодрамы, криминал и боевики. В интернете читаю про бизнес. А вот книги читаю теперь только внукам, по вечерам.

— В последнее время говорят о том, что городскую и областную власть нужно серьезно менять. Можете назвать фамилии людей, которые способны возглавить те или иные направления работы?

— Власть надо менять обязательно. От засиженных людей толку мало. Все  приедается. Нужен рост, перспектива. Два срока отработал губернатором — нужно идти выше. Да и неинтересно становится этому человеку в области.

Честно говоря, про городских чиновников ничего не могу сказать. Там нет инициативных, толковых людей. Какие-то все временщики. Ну что они оставят после себя? Ничего. Был чиновник, и нет его.

Кто мог бы потянуть? Сложно сказать. Но, безусловно, есть перспективные люди в городе. И не надо тянуть из другого региона. Наш человек воровать не будет!

Записал Арсений КОРОЛЁВ.

Источник:

2 комментариев

  1. нина

    что бы чиновник был в почете надо работать для людей создавать условия даже думая об остановках как старичкам легче добраться до поликлиники той или другой,аптеки,сбербанка и многое другое им ведь каждый шаг дается с трудом.

  2. Новгородец

    Доверие людей к власти пропадает! Виктор верно говорит про Новый город! Перспективный! Но запущенный! Там нет хозяина, как и в городе. Делят и воруют!

Комментирование завершено.

Популярные материалы