Новость часа

  • Обратите внимание




Смотрите также

Спецоперация «Мулла Абдулла»

В связи с 20-летием «Молодежки» мы публикуем самые яркие и эксклюзивные материалы, которые вышли когда-то на страницах газеты.

28 марта 2008 года «МГ» напечатала статью про ульяновца, который три года жил у моджахедов в Афганистане.

«Накануне 20-летней годовщины вывода советских войск из Афганистана, которая будет отмечаться в 2009 году, Министерство обороны РФ решило рассекретить одну из самых уникальных операций наших спецслужб в той войне. Три года ульяновец Марсель Габитов жил в тылу моджахедов, выдавая себя за муллу. Для этого ему пришлось выучить несколько языков, местные традиции, научиться носить национальную одежду и зазубрить Коран. Основной целью деятельности Марселя было убедить моджахедов сложить оружие и перестать убивать людей.

ИСТОРИЯ ОДНОГО ПОДВИГА

В 1984-85 годах наши войска, поддерживающие правительство Афганистана, стали терпеть огромные потери. Только за 1984 год погибло почти две с половиной тысячи советских военнослужащих. В Генштабе было решено создать спецподразделение, состоящее из «двойников» полевых командиров и лидеров сопротивления. Среди людей, которых планировали подменить, был и Абдулла — очень известный и влиятельный в Афганистане мулла. Его двойник должен был убедить моджахедов сложить оружие и перейти на сторону правительства Афганистана.

Спецслужбы начали прочесывать всю страну в поисках подходящей кандидатуры. Они, наверное, перелопатили всю картотеку, в которой была не одна тысяча личных дел, прежде чем нашли меня, — рассказывает Марсель Габитов, в то время служивший в Афганистане в должности замполита полка в звании майора. — Дело в том, что внешне я был очень похож на Абдуллу. Когда дал свое согласие участвовать в операции, меня вызвали в Москву. Там и выяснилось, что, помимо внешности, у нас идентичные мимика лица, голос, жесты, рост, телосложение. Но, несмотря на столь явное сходство, операция требовала длительной и детальной подготовки. Я прошел ускоренное обучение в Военном Краснознаменном институте Министерства обороны.

ПОДГОТОВКА К СПЕЦОПЕРАЦИИ

Мусульманин Марсель Габитов прекрасно разбирался в Коране, но для того, чтобы заменить муллу, этих знаний было недостаточно. Обучение разведчика не зря называлось ускоренным. Мужчине пришлось заниматься по 20 часов в день.

В институте я начал изучать афганские языки — дари (государственный язык) и пушту (народное наречие). Помимо этого, пришлось освоить несколько десятков афганских диалектов.

Другим направлением занятий стало изучение традиций коренных жителей Афганистана. Более шести часов в сутки приходилось сидеть, скрестив ноги, и ходить в национальной афганской одежде. Марсель учился быстро завязывать чалму, принимать гостей в афганских традициях, готовить их национальные блюда. Учил, с какой ноги надо входить в мечеть, а с какой — в чужой дом. Ему объясняли, как правильно общаться с женщинами — в Афганистане это особый ритуал. Мулла должен безукоризненно соблюдать все обычаи и традиции. Кроме того, в институте учили афганской этнографии. Да что там говорить, даже малую нужду надо было справлять определенным образом…

Особым предметом стало изучение ислама — религиозных обрядов и Корана. Последний надо было знать наизусть, от корки до корки. Марсель прекрасно понимал, что малейшая ошибка в тылу врага будет стоить ему жизни, и впитывал знания, как губка.

— Я же не простого афганца изображал, а очень уважаемого и известного в этой стране муллу. Уличив в обмане, меня бы просто-напросто казнили. Притом, учитывая масштаб «преступления», легкой смерти мне бы не досталось — не просто со скалы бы скинули, а долго и страшно пытали. В лучшем случае, забросали бы камнями, в худшем — расчленили заживо. У них нередко применяются именно средневековые способы убийства осужденных. Не могу сказать, что мне было страшно, скорее, наоборот, я был очень горд собой. Настоящий мужчина должен уметь идти на оправданный риск и брать на себя ответственность.

ОДИН АБДУЛЛА — У МОДЖАХЕДОВ, ДРУГОЙ — НА ЧЕРНОМ МОРЕ

Незадолго до отъезда в Афганистан Марсель Габитов познакомился с самим Абдуллой, который, оказывается, сдался нашим войскам и пребывал в Советском Союзе.

У нас с ним был не один долгий разговор, — вспоминает Марсель Халиуллович. — Он рассказывал мне свою биографию, перечислял факты, о которых я, по его мнению, должен был знать. К концу обучения мне уже начало казаться, что это моя жизнь, моя биография… Я просто научился быть этим человеком и мыслить, как он, говорить и даже думать стал на языке дари.

До самого последнего момента Марсель не знал, чем ему предстоит заниматься в тылу врага. Известно было только, что он для определенных целей займет место этого человека.

Только перед самой поездкой в Афганистан новоиспеченному разведчику в условиях строжайшей секретности сообщили, что ему предстоит отправиться на территорию провинции Герат и внедриться в стан противников правительства Афганистана — моджахедов и душманов. Работать предстояло без прикрытия. Один на один. Надо сказать, что афганские моджахеды знали, что Абдулла сдался советским войскам. Как они воспримут возвращение перебежчика — предсказать было невозможно. Марселю Габитову нужно было не просто изобразить другого человека, но и вновь завоевать доверие к себе как к Абдулле. В шкуре муллы ему предстояло сначала склонить оппозицию к переговорам, а потом и к переходу на сторону Советской Армии. Деятельность Марселя не ограничилась провинцией Герат, после работы там он отправился в поход по всем базам, готовящим вооруженные бандформирования для нападения на советские войска. После Герата он побывал в Иране, Индии и Китае.

А пока «мулла» общался с моджахедами и рисковал своей жизнью, наши спецслужбы прятали настоящего Абдуллу в… Сочи.

НА ВОЛОСОК ОТ СМЕРТИ

В Пакистане Марсель попал в самую гущу военных событий. Американцы готовили группы боевиков для борьбы с советскими войсками. Им показалось странным поведение муллы, столь рьяно ратующего за мирные переговоры.

Габитов был на волосок от гибели. Но здесь на помощь Марселю пришли… моджахеды, которые заступились за муллу, заявив: если хоть один волосок упадет с головы этого человека — они разорвут с янки все отношения.

А однажды Марселю пришлось выступить против целого бандформирования, не имея в руках никакого оружия, кроме Корана.

Наши войска проводили спецоперацию в Герате, — рассказывает Марсель Халиуллович. — Перед ними стояла задача уничтожить рощицу с душманами. Под обстрел попадали и три кишлака, в которых, по средним подсчетам, проживало около тридцати тысяч человек. С нашей стороны развернулись установки залпового огня «Град», со стороны кишлака летели пулеметные очереди. Держа в руках Коран, я пошел в кишлак. В спину мне летели наши «градовские» снаряды, а под ноги — пулеметные очереди душманов. Но, как только афганцы услышали, что я читаю Коран, они прекратили стрелять и в итоге сдались без боя.

Мусульмане не могут воевать, когда читается Коран. Однажды это помогло Марселю Габитову спасти тысячи жизней. При столкновении двух многотысячных отрядов мусульман нашему мулле пришлось более пяти часов при 52-градусной жаре (!) без перерыва читать священную книгу.

Я прекрасно понимал, что, как только я замолчу, они вновь возьмутся за оружие и начнут убивать друг друга. Так что молчать было нельзя. Пока я читал Коран, они сначала стояли, а потом стали падать без чувств, не выдерживая зноя, палящего солнца. До сих пор не понимаю, как я это выдержал, но самое главное, что боя не было.

Но самым страшным испытанием для Марселя Халиулловича была ночь.

Больше всего я боялся, что во сне случайно заговорю по-русски. Если бы от меня услышали хоть одно русское слово, я прожил бы максимум еще несколько часов.

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В СССР

За три года жизни в образе муллы Марсель перевел на сторону правящей тогда в Афганистане народно-демократической партии 16 моджахедских бандформирований, по 150-200 человек. В то время в ЦК КПСС созрела идея — показать моджахедам величие и мощь Советского Союза.

Мне удалось уговорить всех командиров моджахедов отправиться на экскурсию в СССР, — вспоминает Марсель Габитов. — Им гарантировали полную безопасность, и они согласились. Но, судя по тому, что пришли в бронежилетах, ожидали они худшего. Я побывал с ними в Ташкенте, Фрунзе, Душанбе. В Москве экскурсанты посетили Министерство обороны и военный отдел ЦК КПСС. Везде их встречали хлебом и солью. В общем, впечатление о Советском Союзе у моджахедских лидеров сложилось самое что ни на есть положительное. Только вот навряд ли они узнали, что сопровождал их в этой поездке не мулла Абдулла, а советский майор Марсель Габитов.

20 ЛЕТ СПУСТЯ

Все эти годы, до тех пор, пока не было принято решение о рассекречивании операции, даже близкие родственники Марселя не знали о том, чем занимался в Афганистане их муж и отец… А сам Марсель говорит, что он просто выполнял свой долг.

В скором времени о подвиге ульяновца, подполковника в отставке Марселя Халиулловича Габитова узнает вся страна. Дело в том, что уже около восьми месяцев Первый канал снимает фильм, посвященный войне в Афганистане и нашему земляку.

Всего будет четыре пятидесятиминутных серии. Первые две посвящены моей деятельности. Я уже несколько раз ездил в Москву на съемки, а этим летом мы со съемочной группой полетим в Афганистан… Я уволился в звании подполковника и ничуть не жалею, что связал свою жизнь с армией, — завершает свой рассказ Марсель Халиуллович. — Считаю, что настоящий мужчина не имеет морального права прятаться от опасности, он должен жить ради других, он должен быть настоящим защитником для своей страны и семьи, а не только получать подарки на 23 февраля. На мой взгляд, мужчина, который не служил в армии и не нюхал пороха, — это не мужчина, а пародия

ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА

Афганская война (1979-1989) — военный конфликт с участием вооруженных сил между правительством Афганистана с одной стороны и вооруженной оппозицией (моджахедами или душманами) — с другой. Борьба велась за полный политический контроль над территорией Афганистана. В военный конфликт оказалась непосредственно втянута и Советская Армия, введённая в страну по решению Политбюро ЦК КПСС для поддержки правительства Афганистана. Душманам и моджахедам в ходе конфликта поддержку оказывали военные специалисты США, Китая, ряда европейских стран — членов НАТО, а также пакистанские спецслужбы».

1 комментарий

  1. Салмин Н.А.

    Уважаемые боевые друзья! Очень хочется, чтобы про нас с вами не говорили «Остапа понесло…». Данный материал — полные фантазии из серии «чем дальше от войны, тем больше героев». Марсель, убери ты все это. не позорься! С уважением Н.А. Салмин, тоже прошедший через А., а перед этим — через те самые курсы Военного Краснознаменного института

Комментирование завершено.

Популярные материалы